Он защищал Тулу

Герой с берегов Устьи

Когда не столь давно Архангельскую область посетил министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Константин Носков, архангельские СМИ с гордостью сообщали: высокий гость – уроженец поселка Октябрьский Устьянского района. А вот о другом устьяке, ставшем министром в советские годы, на его родине знают мало. А жаль… Биография богатая событиями и поучительная. Зато память нашего земляка чтят в далеких от Архангельска Туле и Самаре.

В борьбе за всеобщую грамотность

Деревня Кустовская, где в 1906 году родился Василий, когда-то входила в состав Вельского уезда Вологодской губернии, ныне она – часть Устьянского района Архангельской области. Кроме Васи в семье Гаврилы Жаворонкова было еще четверо детей. Образование мальчик получил в сельской школе. В тогдашней деревне грамотей был редкостью. Если в поморских деревнях знание азбуки было обычным делом (мореход должен уметь прочесть и составить «память» – лоцию), то в более южных уездах, среди пахарей и лесорубов грамотность просто не была востребована крестьянами: когда ты целый день, не разгибая спины, трудишься в поле или в лесу, какое уж тут учение – вечером едва до печки добрался, заснул – а засветло опять вставать.

Василий загорелся желанием приобщить к книжной культуре земляков. В стране была объявлена борьба с неграмотностью – и парень активно включился в нее, окончив курсы «ликвидаторов» – так тогда назывались те, кто просвещал односельчан. Избачи, книгоноши, сельские активисты. Работа по борьбе с неграмотностью кипела зимой, когда страда закончена и есть время для умственных занятий.

Здесь паренька приметили, и жизненный путь его с сельской стежки-дорожки вышел на большак: вступление в комсомол, рабфак, Вологодский горком ВЛКСМ, Горный институт, партийная работа (первый секретарь Замоскворецкого райкома ВКП (б)), потом – направление в Тулу, женитьба…

Непокоренный город

Здесь, в Туле, застанет его весть о начале войны. В октябре, когда враг уже близко подступил к старинной русской цитадели, в городе организован комитет обороны, который возглавил первый секретарь обкома Василий Жаворонков.

Взгляните на карту военных действий осени сорок первого: город окружен с трех сторон, лишь тонкая нить связывает прифронтовую Тулу с тылом, несколько километров лесов и болот. Казалось бы, еще немного – и враг порвет перемычку. На карте город как капля, готовая сорваться и упасть. А ведь город занимает важное стратегическое положение, он с давних пор – важнейший центр военной промышленности.

В одних руках сосредоточил Василий Гаврилович партийное и военное руководство. С военным делом он был знаком не понаслышке: комсомольские и партийные кадры в преддверии неизбежной войны готовились к обороне, в частности, Василий Жаворонков активно изучал артиллерийское дело, что помогло ему впоследствии. В дни боев за Тулу он всегда на самых горячих, самых напряженных участках обороны.

В сражающейся Туле побывали иностранные корреспонденты. Одна из них, Ева Кюри (из того самого знаменитого семейства физиков и общественных деятелей), в своем репортаже с неподдельным уважением пишет о военно-партийном лидере города: «Жаворонков был молодой, рослый, красивый человек с неподвижным лицом… Он говорил медленно и громко, словно обращаясь к толпе. Его речь была ясна, красноречива и намеренно безлична. Он ни разу не упомянул о единичном действии какого-либо отдельного лица – будь то он сам или кто-либо другой. Он хотел отнести каждое героическое деяние на счет всего населения Тулы, всей Красной Армии, всей советской России. Он был… страстный русский патриот. На мой вопрос: «Как защищают осажденный город?» – он ответил фанатичным и торжественным голосом: «Во-первых, и прежде всего другого, осажденный город защищают, поклявшись, что враг не войдет в него. Это звучит абсурдно, но это так. В такой ситуации, с какой мы столкнулись лицом к лицу в Туле, самое важное встретить любые испытания и быть абсолютно убежденными умереть, но не сдаваться… Видите ли, мы очень гордимся нашими традициями. После сопротивления в прошлом Наполеону и Деникину, мы, право, не имели намерения вручить Тулу Гитлеру». Этот человек работал день за днем, ночь за ночью, неделя за неделей, имея на плечах страшный груз, и он готов продолжить это делать до дня победы». За оборону Тулы Василий Гаврилович получил Золотую Звезду Героя Советского Союза – правда, уже через много лет после
войны, в 1977 году вслед за присвоением Туле звания «Город-герой».

В тылу как на фронте

Город выстоял, хотя, казалось, еще вот-вот – и твердыня падет к ногам завоевателей. После того как врага отогнали от стен города, Василий Жаворонков неожиданно получил новое назначение: теперь на его плечи возложено руководство парторганизацией тыловой Куйбышевской (ныне Самарской) области. Регион в то время был, можно сказать, провальным: не выполнялись планы по производству сельхозпродукции. А без правильно налаженного снабжения продовольствием в военные годы… сами понимаете.

И больше половины промышленных предприятий не выполняли планы, и с работой железнодорожного транспорта были серьезные проблемы – а из-за этого возникали они и у прославленных авиационных заводов. За какие-то полгода Василий Жаворонков навел порядок. Наверное, приходилось и кричать на нерадивых начальничков, и взывать к их партийной совести, и грозить разобраться с ними как с саботажниками по суровым законам военного времени. Когда порядок в экономике одного из ключевых регионов страны был наведен, его перебрасывают в освобожденную от врага Смоленскую область – восстанавливать разрушенное войной хозяйство. И тут опытный и умелый руководитель не подкачал. А оттуда – опять на Волгу, в Куйбышев, поднимать сельское хозяйство, которое без властной руки Василия Гавриловича опять начало лихорадить. Он снова первый секретарь обкома, планов громадье, не все намеченное удается воплотить в жизнь (война продолжается), вышестоящее руководство то награждает его за успехи, то критикует за упущения – такова жизнь, где успехи соседствуют с неудачами. Одним из замыслов Жаворонкова было строительство большого моста через Волгу. Он осуществится десять лет спустя, когда Василий Гаврилович уже год как руководил госконтролем СССР. Приятно видеть воплощение в жизнь твоих начинаний, пусть и через многие годы, и руками других людей.

«Было дело – и цены снижали»

Заслуги Василия Жаворонкова в военное время руководство страны оценило и предложило ему новую стезю: он назначен на должность заместителя министра торговли СССР, а вскоре пересядет и в министерское кресло. В бытность его заместителем министра в СССР была отменена карточная система – всего через полтора года после окончания страшной войны. Министерский портфель он получит в 1948 году и будет занимать высокий пост до смерти Сталина. Эпоха Жаворонкова – время, когда, как пел Владимир Высоцкий «было дело – и цены снижали». Справедливости ради добавим: несмотря на невысокие цены, общий материальный уровень населения был тоже весьма невысок. Советская торговля во времена министерства Жаворонкова еще не приобрела гротесковые черты, характерные для позднесоветского периода: дефицит, очереди, продажа товаров из-под прилавка, незаконное обогащение торговых работников.

Василий Жаворонков доживет до 1987 года, и печально будет наблюдать деградацию отрасли, возрождение карточной системы, которая была упразднена при нем. Но это произойдет еще нескоро…

С 1953 года Василий Жаворонков – министр государственного контроля СССР. В этой должности он оставался до 1956 года и потом многие годы трудился в советских контрольных органах: Комитете народного контроля, Комиссии советского контроля. Новая сфера деятельности Василия Гавриловича не случайность в его биографии: госконтроль требует людей дотошных, принципиальных, вникающих в любые проблемы, только на первый взгляд кажущиеся мелкими и незначительными, внимательных к нуждам сограждан.

Семь орденов (из них два ордена Ленина), девять медалей – так страна отметила заслуги этого человека. В Туле его имя носит улица. Еще при жизни Василия Жаворонкова благодарные туляки присвоили ему звание «Почетного гражданина Тулы».

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 2 июля 2019 г.