Он брал Берлин

Познакомиться с этим замечательным человеком, участником Великой Отечественной войны, ветераном труда, мне посчастливилось во время командировки на Кавказ. Вся судьба Владимира Васильевича связана с поселком Лазаревское Краснодарского края. Здесь он родился и вырос, отсюда ушел воевать, трудился в мирное время. Кстати, он служил и в 77-й Гвардейской стрелковой дивизии, которую в послевоенные годы перевели в Архангельск.

Призвали в неполные 17

Когда началась война, Владимиру шел 15-й год. Его отца Василия Степановича призвали на фронт 4 марта 42-го. Школу юноше пришлось оставить.

– Надо было помогать матери. Хлеба не хватало, а в семье росло трое детей, хорошо, что здесь есть каштаны и кукуруза, ими и спасались от голода, – начал рассказ ветеран.

Владимир стал работать на первой судоверфи, там ремонтировали катера, а еще делали ящики для снарядов и понтоны.

В конце августа 42-го года немец стоял под Туапсе, поэтому судостроительный завод эвакуировали в Хорго близ Поти, туда переправили почти всех работников. На прежнем месте оставили лишь семерых ребят, в том числе Володю, а в декабре забрали и их. До Гагры их довезли на поезде, а вот до Сухуми пришлось добираться пешком, так как в то время туда железнодорожного пути не было, строить его начали позже.
28 апреля 43-го ему пришла повестка из военкомата. Призывников отправили в Геленджик, где находился штаб 18-й армии. Когда проверили документы юношей, поначалу решили отправить их назад, ведь им тогда не исполнилось и 17.

В составе 75-го истребительного батальона

Второго мая 43-го Владимира Бойко направили в 75-й истребительный батальон, находившийся в Лазаревском. Новобранцы – 25 человек – приняли присягу, им выдали обмундирование и оружие – иранские винтовки. Ребята патрулировали улицы и Черноморское побережье.
В поселке тогда находился военный аэродром.

– Как-то раз мы закончили обход улиц и вдруг заметили, что в конце Лазаревского кто-то подает фонариком световые сигналы, – продолжил Владимир Васильевич. – Тут пришел командир батальона, вызвали милицию и отправились осматривать тот участок. Сигналившего поймали. Им оказался старший сержант. Потом, когда его допросили, он рассказал о соучастниках. Оказалось, что этой группой предателей руководил старший лейтенант Коломейцев. Его и еще двоих арестовали сразу.

Выяснилось, что они не только информировали противника о делах на аэродроме, но и подсыпали сахар в бензин, а самолеты, заправленные таким топливом, набирая высоту, падали и разбивались. Впоследствии по решению военного трибунала предателей расстреляли.

Ветеран вспомнил еще один случай. После того как освободили Майкоп, в батальон поступило сообщение о пришедших в горный населенный пункт Марьино партизанах. Группу военнослужащих, в составе которой находился и Владимир Бойко, направили к месту, где предположительно они находились. Местная жительница пояснила, что эти люди ушли в аул имени Кирова. Но найти их не удалось. Когда военнослужащие стали подниматься в Чернобаево, обнаружили неизвестных там. На команду «Бросай оружие!» вооруженные люди стали отстреливаться. Ранили одного из солдат – участников задержания. Владимир, когда к месту перестрелки приехали пограничники, перенес его в машину. Затем военные разделились на две группы. Одна пошла вдоль реки Хаджико, другая, в составе которой оказался рядовой Бойко, отправилась в район фундучных садов. Она-то и обнаружила группу вооруженных людей в кубанках с красными лентами. Те жгли костры.

Когда пограничники потребовали бросить оружие, приказу не подчинились. Снова началась стрельба. Заслышав ее, первая группа пограничников от реки Хаджико направилась к месту схватки. Как оказалось, мужчины, которых приняли за партизан, никакого отношения к защите Родины не имели. Пятерых удалось взять сразу, двое бежали, но красноармейцы их догнали. Одного убили при задержании, другой сдался. Неизвестных привели в Лазаревское, временно разместили в больнице, а затем отправили в Майкоп. Впоследствии выяснилось, что люди, выдававшие себя за партизан, были местными. Они хотели добраться до Сухуми, захватить катер и уйти в Турцию, но осуществить свой план им не удалось, на перевале сбились с пути.

Освобождая Белоруссию

4 ноября 43-го Владимира Бойко направили на фронт. Сначала он прибыл в Майкоп для обучения в снайперской школе. Тут ему удалось узнать, что лжепартизан, в задержании которых он участвовал, будут судить.

– Суд тогда был недолгим: перекладина, пять петель – то, чего они удостоились за измену Родине, – вспоминает Владимир Бойко.
После окончания учебы начались фронтовые дороги Владимира Васильевича. Воевал на Первом Белорусском фронте в восьмой армии
74-й Московской дивизии.

В то время наши войска уже наступали, но им приходилось нелегко.

– Летом шли по болотистой местности. Жара. Тяжело. Начали оборону. Немцы хотели нас разъединить, – вспоминает ветеран. – Врагов тьма. Даже не приходилось искать цель в бою, они шли стеной.

Первая медаль – «За отвагу»

Освобождал Польшу, Люблин. Когда перебили немцев, оборонявших город, увидели, что там находится концлагерь, в котором были взрослые и дети в возрасте от восьми до 14 лет.

– Худые, изможденные, испуганные. На них опыты проводили, многих потом сжигали, – дрогнувшим голосом продолжил ветеран. –
В помещениях грязь, зловоние, умершие лежали вместе с живыми. Подошли два студебекера, на них переносили тех, кто остался жив, чтобы отправить на лечение.

В ходе наступательной операции подразделение, в котором служил Владимир Бойко, вышло к Висле. Держали оборону. Впереди была Варшава, ее освобождали от врага вместе с польскими войсками. Затем – Лодзь, Познань. В Познани враг бил из пулеметов кинжальным огнем. Командир батальона дал приказ уничтожить огневую точку противника.

– Один старший лейтенант сказал мне, чтобы я стрелял из винтовки, опираясь на его спину, так можно было скорее выполнить боевое задание, – сказал Владимир Васильевич. – Стрелял я метко, поэтому вскоре пулеметчики, направлявшие огонь в нашу сторону, затихли. Проход стал свободен. Я поднял роту, и она пошла вперед. За эту операцию получил первую медаль «За отвагу».

Пробежав метров сто, Бойко почувствовал, что ранен в плечо. 22 дня лечился в госпитале. Среди раненых он оказался самым молодым. Как только рана затянулась, сразу стал проситься в строй. Его зачислили в 69-ю армию 77-ю Гвардейскую стрелковую дивизию.

В боях на Одере

Владимир Бойко воевал на Одере, в нескольких десятках километров от Берлина. Он помнит, как американские самолеты бомбили врага в самом логове.

Однажды ночью Владимир вышел из блиндажа, поняв, что идут танки, и сказал об этом командиру роты. Их пытались остановить, Бойко кидал противотанковые гранаты и стрелял из противотанкового ружья по гусеницам. Один из танков загорелся. Примеру бойца последовали его боевые товарищи. Так наступление врага удалось задержать.

Молодой военнослужащий постоянно участвовал в боевых операциях, успешно «охотился» на вражеских снайперов, хотя оптический прицел его винтовки приближал цель лишь в три раза, а немецкой – в шесть. Ему случалось добыть и трофейное оружие.

– 16 апреля 1945 года началась артподготовка советских войск. Пушки стояли метрах в шести друг от друга и пускали залп за залпом, затем подключились катюши, – вспоминает ветеран. – А дальше включили прожектора, и мы пошли в наступление. Немца оглушили и ослепили. Битва была страшная. Много людей погибло, раненых – без счета. Я врага не жалел, мстил ему за погибших товарищей и тех детишек, которых видел в концлагере в Польше.

За боевую операцию на Одере Владимир Васильевич награжден орденом Красной Звезды.

Спирт попробовал за Победу

Во время наступления подразделение Владимира Бойко форсировало реку Шпрее, штурмовало Берлин и вышло к Рейхстагу. Немцы тогда сдавались целыми дивизиями.

29 апреля Бойко во время одного из боев ранило в ногу осколком мины. Попасть в госпиталь он не хотел, но комбат все же отправил его на лечение.

– О том, что войне конец, мы узнали еще восьмого мая. А девятого все кричали: «Ура!», аж в госпитале стало слышно, – снова переживая это великое событие, улыбается Владимир Васильевич. – Даже раненые на улицу выскочили. Потом стали столы накрывать. Я тогда не пил и не курил, хотя нам давали сто граммов наркомовские, пацан ведь еще был. Помню, мне старшина вместо этого давал шоколадки. А тут впервые попробовал разведенный спирт за Победу.

Демобилизация

Владимир Бойко служил в 77-й Гвардейской стрелковой дивизии, которую впоследствии перевели в Архангельск. В Германии он находился до конца декабря 1946 года. Затем его направили учиться в Ульяновск в танковую школу.

В то время Владимир был уже сержантом. Служил в Саратове, Казани, а в 1948-м – в Тбилиси, где тогда сформировали девятый танковый полк. Но на состоянии здоровья сказались ранения: осколки мины, оставшиеся в ноге, стали напоминать о себе. Владимиру Васильевичу удалили их только в послевоенное время. Молодой хирург, впервые делавший такую операцию, оставил извлеченные осколки у себя. Вскоре Владимир Бойко демобилизовался.

Есть что рассказать потомкам

В Лазаревское он приехал в апреле 1950-го. Дома его встретили как героя. Родственники были несказанно рады тому, что он вернулся домой, а вот отец до Победы не дожил. Погиб на фронте в 43-м.

Владимир Васильевич начал осваивать мирную профессию: в 25 лет стал корабельщиком на судостроительном заводе, два года был рабочим, потом бригадиром.

Создание семьи с любимой девушкой Тамарой, рождение сына Сергея и дочери Марины оказались самыми радостными событиями в его жизни. Владимир Бойко – ветеран труда, он отработал более 40 лет. Его не раз приглашали на парад Победы в Москву. Владимир Васильевич жалеет об одном – боевых товарищей становится все меньше. Но их он не забывает никогда, рассказывает о них внукам и правнукам.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 12 ноября 2014 г.