Огонь памяти

nr18 1 5a405

«Настало время подумать о том, чтобы должным образом увековечить память этих людей. Пусть это будет памятник, пусть — скромный обелиск, пусть — мемориальная доска с высеченными на ней именами героев», — это строки из газеты «Бумажник» от 13 марта 1968 года, и именно с них началась история мемориала-памятника воинам-землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны.

Многие горожане ежедневно проходят мимо этого памятника: спешат на работу, идут в магазин или просто прогуливаются по аллее. Мы остановили нескольких новодвинцев и спросили: «Что вы знаете об этом памятнике?» К великому сожалению, вспомнить что-то кроме «это памятник погибшим новодвинцам, к которому 9 Мая приносят цветы», никто не смог. 

Письмо в газету

А началось все, повторюсь, с заметки Ювеналия Неманова в газете «Бумажник». В своем обращении к жителям поселка Первомайский Ювеналий Семенович рассказывал о земляках, ушедших на войну и не вернувшихся с фронта.

— Кто были эти люди? Они были первым на комбинате. На их долю выпала честь строительства, пуска и освоения первых производственных мощностей, и, мне кажется, поколение нынешних работников комбината вдвойне в долгу перед ними и как ветеранами комбината, и как ветеранами войны, — писал Ювеналий Неманов, сам прошедший горнило фронта. — Одни после победы вернулись к мирному труду, а некоторые, до конца выполнив свой долг, погибли, навечно вписав свои имена в историю нашего государства.

Предложение создать памятник возникло в связи с празднованием 50-летия Советских Вооруженных сил, а средства на строительство собрать всем миром — так было принято в те годы.

nr18 14 5fa63

Ювеналий Неманов с внучкой. Фото из городского архива

Небольшая статья Ю. Неманова вызвала широкий резонанс в поселке — предложение, вспоминают ветераны, обсуждали и в цехах комбината, и в партийной организации.

10 апреля 1968 года исполком Первомайского поселкового Совета депутатов трудящихся поддержал идею Ювеналия Неманова и создал оргкомитет, председателем которого и стал автор нашумевшей заметки.

Книга или солдат

Мало кто может себе представить, но знакомый новодвинцам памятник мог бы выглядеть совершенно иначе, да и располагался бы совсем в другом месте.

— Предлагаю установить монумент в виде полуразвернутой книги, на каменных страницах которой будут высечены имена погибших героев, — предлагал со страниц газеты «Бумажник» пенсионер Н. Кукин. — На плите, на которой будет установлена книга, высечь слова: «Никто не забыт, и ничто не забыто». Обратная сторона книги — «обложка» красного цвета, обрамленная цветом траура. На одной половине обложки — изображение звезды, на второй — герб СССР. На плите надпись: «Вечная слава героям, павшим в борьбе за свободу и независимость нашей Родины».

Такую «памятную книгу»

Н. Кукин предлагал установить в парке на берегу Северной Двины, только потом в ходе обсуждений было решено установить памятник в центре поселка.

Да и сам памятник из «полураскрытой книги» превратился в воина-освободителя. А имена высечены на плите, над которой склонились знамена.

Заложили памятник в день 25-летия Победы — 9 мая 1970 года.

Родственник бронзового солдата

Больше года шла работа по строительству монумента. Фигуру воина-освободителя сделал Ленинградский завод монументальной скульптуры — было решено использовать готовое решение скульптора Владимира Сычева.

Кстати, на этом же заводе, кроме многочисленных изваяний вождя мирового пролетариата, была изготовлена знаменитая на весь мир 70-тонная скульптура воина-освободителя, установленная в берлинском Трептов-парке. Так что можно сказать, что новодвинский освободитель — дальний родственник бронзового советского солдата, стоящего на обломках свастики в Берлине.

Склоненные знамена придумал и предложил художник группы эстетики Архангельского ЦБК Сергей Павлович Попов. Не исключено, что и знамена были заимствованы Сергеем Павловичем из оформления Трептов-парка.

nr18 13 6af68

Церемония закладки камня на месте строительства памятника. Фото из городского архива

Земля из Бреста и Сталинграда

28 августа 1971 года в день рождения Архангельского ЦБК памятник был торжественно открыт. Яркой частью открытия стала традиционная для того времени церемония закладки капсулы с землей в основание памятника. Комсомольцы поселка Первомайский летом 1971 года совершили большой велопоход по маршруту Архангельск — Киев — Брест и привезли гильзы с землей из Бреста и Сталинграда. Их-то и положили комсомольцы в основание памятника.

Право открыть памятник было предоставлено труженице тыла Вере Ивановне Левченко и Герою Советского Союза Федору Ивановичу Коржавину.

— Это был очень волнительный момент, — вспоминали ветераны. — Спадает белое покрывало, звучит гимн Советского союза, а потом диктор читает все фамилии, высеченные в камне. Ярко, будто сегодня, стоит эта сцена перед глазами.

Сто восемьдесят три фамилии были написаны на памятнике в день открытия, в 1971 году, сегодня их уже 215. Ежегодно появляются новые имена. И хочется верить, что это обновление не закончится, пока не будет увековечена память последнего земляка, погибшего на полях Великой Отечественной войны.

Право на огонь

Памятник постепенно изменялся. Через два года после открытия появились две фигуры на входе на мемориал. А огонь памяти стали зажигать только в 1985 году — этому предшествовала длительная переписка с Министерством обороны и военкоматом. Получить право зажигать Вечный огонь было не просто: в первую очередь его получали города и поселки, активно участвовавшие в боевых действиях или захваченные врагом, — до промышленных центров, работавших на Победу, очередь доходила медленно.

Вечный огонь в Новодвинске, как и во многих городах нашей страны, зажигают ежегодно в ходе митинга 9 Мая. Он стал для города огнем памяти, прообразом поминальной свечи в честь тех, кто не вернулся с войны. Зажгут огонь памяти и в этом году, уже в 29 раз.

 

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 8 мая 2014 г.