О проблемах писать открыто

Массмедиа как альтернатива майдану

Архангельск вновь посетила Маргарита Лянге, член Совета по межнациональным отношениям при Президенте России, руководитель Гильдии межнациональной журналистики. Она провела для представителей СМИ региона семинар по освещению национальной проблематики в прессе.

Стараниями гильдии создан портал «Национальный акцент», издается одноименный журнал, проводится всероссийский конкурс «СМИротворец».

– Каковы ваши впечатления от семинара?

– Мне понравились активность и неравнодушие участников семинара. Там собрались люди, которые давно работают в СМИ. Обычно те, кто трудится в районных газетах, люди уже немного потухшие, выгоревшие. А здесь я увидела тех, кто любит свой край, переживает за то, что происходит, хочет наладить реальный диалог между властью и обществом и быть в нем активным посредником. Мне кажется, что это очень здорово.

– А насколько эти люди в теме, разбираются ли они в достаточно сложных и деликатных вопросах межнациональных отношений? Нужны ли им такие обучающе-просветительские семинары?

– Нужны. Потому что существует еще такой миф: зачем писать о русских? А кто еще будет писать о них в русских регионах? Почему-то ни в Татарстане, ни в Чеченской Республике не стоит вопрос: нужно ли писать о татарской, о чеченской культуре? А в русских регионах он почему-то возникает.

– Кстати, во многих национальных республиках действуют общества русской культуры, этнографические коллективы…

– Да, есть общества и русской культуры, и культур титульных народов, хотя у нас в России, я считаю, все национальности титульные. Сейчас в информационном пространстве возник такой бешеный интерес – говорить с русскими о русскости.

Все, что касается этнической самобытности, – это наше достояние. От него ни в коем случае нельзя отказываться только потому, что ты этническое большинство. Кстати, в Стратегии государственной национальной политики Москвы есть отдельный пункт, где говорится, что этническое большинство (русские) имеют право на сохранение своей культуры, самобытности и на соответствующие преференции. Это очень важный момент. Это же делается в Калуге. В Архангельской области тоже будут заниматься корректировкой своей национальной политики, и очень важно, чтобы в документе также были бы такие формулировки, которые есть в Москве и Калужской области.

– Интересно, что в Конституции Дагестана в список коренных народов включены русские и как отдельная группа русского народа казаки. Если бы и в Уставе Архангельской области было что-то похожее…

– В ряде регионов есть целые органы власти, которые так и называются «по делам казачества».

– В Архангельской области тоже действует Совет по делам казачества.

– Это – общественный совет, а есть государственные ведомства.

– Казачество самим своим существованием свидетельствует о том, что русский народ неоднороден и многообразен. Есть казаки, есть поморы, есть старожильческие группы в Сибири, которые сильно отличаются друг от друга и от жителей центральной России.

– Русские – это супернация: есть русские Юга, русские Севера, русские Запада, со своим самосознанием, своими бытовыми особенностями. Это действительно русский мир. И очень важно об этом говорить: в чем, например, особенности русских Архангельской области? Тогда мы сможем выстраивать нормальную национальную политику. В центральных областях России, например Владимирской, до недавнего времени в рамках национальной политики средства русским объединениям не выделялись.

– Сейчас в Архангельской области реализуются проекты, направленные на развитие межнациональных отношений. Например, в поселке Боброво Приморского района успешно осуществлялся проект «Территория дружбы», теперь еще один – «Вторая родина». Местные школьники встречаются с представителями национальных диаспор, землячеств, иностранными студентами, узнают много нового о жизни народов России и зарубежья.

– Мне бы хотелось, чтобы это были не просто «территории дружбы», а какие-то совместные дела.

– На семинаре вы говорили, что ситуацию гражданскими протестами в Архангельской области можно повернуть на благо региона – например, позиционировать Поморье как центр экологических разработок. И работа в этом направлении уже ведется общественниками – например, акции по раздельному сбору мусора. Хороший опыт нарабатывается на Кегострове в рамках проекта «Умная островная Арктика». С другой стороны, есть опасность, что протесты могут быть направлены и по деструктивному пути.

– Что касается Шиеса. По многим вещам у нас не хватает диалога между властями и гражданскими активистами при посредстве СМИ. Или он будет на площади, или на медийных площадках.

Эту ситуацию, я уверена, можно использовать на благо Архангельского края, попробовать стать тем регионом, который манифестировал бы экологическое сознание через гражданское общество, формальные и неформальные группы, научные институты, чтобы регион стал в экологии таким, на который все равняются. И тогда этот конфликт закончится, люди разберутся. Сегодня же, к сожалению, есть большое желание у определенных сил перевести экологическую тему в политическую. Им наплевать на жителей региона.

Если бы собрались мыслящие люди и выдвинули идею: Архангельская – флагман в экологии, это был бы самый достойный выход из кризисной ситуации, полезный людям. Потому что цель нагнетания этих протестных настроений – создать у людей ощущение безнадеги, что все плохо.

– И что правовым путем, в рамках закона проблему не решить, только через «микромайданы».

– Мы это уже проходили в девяностые годы и помним, в какую трясину попали – неужели второй раз будем наступать на грабли? Анализируя ситуацию в разных регионах России, можно заметить, что протестные настроения экономического, экологического характера пытаются переправить в русло межконфессиональной, межнациональной розни. И к этим вызовам нужно быть готовыми. Мы же прекрасно понимаем, что страна наша большая, богатая, и есть те «партнеры», которые считают тему межнациональных отношений нашей слабостью, точкой, в которую нужно бить, чтобы нас разъединить.

– А в войне против СССР создавались специальные национальные формирования из коллаборационистов.

– Перед войной было выпущено огромное количество литературы на языках народов России, готовое к вбросу, чтобы вбить клин между народами, – не получилось. И сегодня никто в мире не может понять: как у нас 193 народа живут рука об руку, в реальной дружбе? Конечно, проблемы есть, но они решаются, и так, как мы, никто не живет. Как такое возможно? Это спокойное отношение к себе поможет нам выйти из любой ситуации.

У нас не должно быть запретных тем в СМИ. Мы должны заполнять информационное пространство своими дискуссиями, красивыми материалами о нашем национальном многообразии, этнотуризме.

Гражданскому обществу необходимо держать ухо востро и не позволять манипулировать собой в каких-то грязных целях. А проблемы есть, и о них нужно говорить открыто.