О Мезени он мог писать бесконечно

Неутомимый краевед, жизнелюб, патриот Мезенского края, действительный член Русского географического общества, почетный член Северного историко-родословного общества. Фамилия Окладниковых на Мезени известна. Ведь и сама она изначально называлась Окладникова слободка

Было о чем…

В последнюю с ним встречу в «Тосавэе», ненецком землячестве, мы долго беседовали, Николай Анатольевич охотно делился воспоминаниями, творческими планами, много шутил, пел свои любимые песни, частушки…

Жизнь у Окладникова сложилась долгая, яркая и тернистая. После смерти отца в 1944 году шестнадцатилетнего Колю из голодной Мезени направили на учебу в школу юнг, затем он поступил на курсы судоводителей. Работал капитаном мотобота, на мезенском рыбзаводе. Потом  армия, служба в областном УВД. В 1958 году — Нарьян-Мар, окружной отдел милиции, где прошел путь от дознавателя до начальника отдела внутренних дел.

А когда в 1982 году на пенсию вышел, занялся вплотную любимым делом – краеведением. Засел за систематизацию архивных материалов, снова и снова погружался в старину, до изнеможения работая в государственном архиве Архангельской области.

По словам Николая Анатольевича, своим увлечением он обязан дяде по материнской линии Николаю Афанасьевичу Куреньгину и его другу Михаилу Николаевичу Мартынову. Оба были профессиональными историками, прошли через ГУЛАГ, и встречи с ними в юности не канули бесследно.

Заповедная тема

Увлекшись историей Пустозерья, Окладников посвятил ей несколько интереснейших книг, но самая любимая – первая, опубликованная в 1991 году, «Пустозерские страдальцы» (из истории пустозерской ссылки в XVII-XVIII веках). А в 1999-м вышел «Острог на Печоре». В ней на основе архивных документов, многие из которых публиковались впервые, рассказывается о городе Пустозерске, о трагической судьбе вождя старообрядчества Аввакума Петрова и его единомышленниках – священнике Лазаре, дьяконе Федоре, иноке Епифании.

История Мезенского края. Его «Заповедная Кимжа» очень быстро стала раритетом. В фундаментальном издании «Мезенские деревни» собраны архивные данные с 1623 года, достать которые было не всегда просто.

— О Мезени можно писать бесконечно, — считал Николай Анатольевич. – Мезенцы были первопроходцами Арктики, на Шпицбергене первые – мезенские поморы, первопоселенцы Сибири – тоже мезенцы. Когда я писал книгу «Российские колумбы», мне предложили поменять «российские» на «мезенские», но я настоял на своем. Мезенская земля была и местом ссылки людей «не той системы».

Увы, материалы о мезенской политической ссылке так и не успели стать книгой…

За свой счет

В 62 года Николай Окладников в составе русско-украинской историко-географической экспедиции «Ушкуйники» на парусно-гребных лодках совершил переход из Архангельска до Печоры по древнему водно-волоковому пути через реки Мезень, Пеза, Цильма.

— Пёзский волок оказался очень тяжелым, — вспоминает краевед. — Мы спешили и сделали оплошность, не разведали полностью наш путь. Кое-как четыре километра прошли и застряли. С кровью на руках тащили лодки по плитам глинистого сланца.

Этому тяжелейшему и интереснейшему путешествию краевед посвятил две книги – «Встречь солнцу…» и «Экспедиция в прошлое», с описанием каждой местности, встретившейся путешественникам, фотографиями. Этот труд автор издал в 2013 году на свои личные сбережения. Большинство книг Николая Анатольевича были выпущены за свой счет. Спонсоры находились редко, да и не было у него времени на их поиски. Дело жизни не должно было давать сбои из-за отсутствия денежных средств. Все, что он совершал в своей жизни – совершал искренне, честно, без фальши.

Как нам сообщил сын Анатолий, отец успел сдать в издательство книгу воспоминаний о своей жизни. Будем с нетерпением ее ждать.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 26 декабря 2014 г.