Ноябрь как предчувствие: в Архангельске состоялась презентация нового альбома группы «Мегаполис»

В Архангельске завершился фестиваль Arkhangelsk music weeks. Он проходил с 9 октября по 4 ноября при поддержке Министерства культуры Архангельской области и Фонда развития культуры Архангельской области. 4 ноября в Камерном зале Поморской филармонии состоялся заключительный концерт фестиваля – презентация альбома «Ноябрь» группы Мегаполис.

«Мегаполис» — одна из тех групп, которая давно вошла в анналы российской рок-музыки. Их первый альбом «Утро» был записан самиздатовским способом еще в 1987 году. Тогда же состоялся первый концерт «Мегаполиса» на фестивале рок-лаборатории в знаменитом ДК Горбунова, легендарной «Горбушке».

Группа сразу стала популярной. «Московский комсомолец» тогда писал, что «Мегаполис» уверенно себя чувствует «в таинствах электронной магии». Спустя более 30 лет, несмотря на появление на российской сцене массы новых команд и музыкальных стилей группе Олега Нестерова удается быть «живее всех живых». У «Мегаполиса» была пауза на рубеже нулевых, когда группа практически перестала записывать и выпускать новые альбомы.

Музыканты ушли в продюсерскую деятельность, но в 2010 неожиданно вернулись на сцену, и не со старыми хитами, а с совершенно новыми интереснейшими проектами: «Супертанго» (2010), «Из жизни планет» (2014), «Zerolines» (2016). И вот «Ноябрь», альбом 2020 года на стихи 12 поэтов последнего столетия, и известных и неизвестных: Осипа Мандельштама, Всеволода Некрасова, Ивана Ахметьева, Алексея Ильичева, Григория Дашевского, Михаила Кузмина, Владимира Ханана, Сергея Шестакова, Жака Превера, Андрея Вознесенского, Георгия Иванова. Музыканты выловили их из огромного моря современной русской поэзии и озвучили. Тут не скажешь привычное «положили на музыку», скорее, соединили с мелодией, тоже пойманной или услышанной в надмирном музыкальном «океане». Олег Нестеров говорит о своем творческом методе так – это метод интуитивных импровизаций.

В Архангельске альбом «Ноябрь» сыгран в ноябре. Под тягучую, медитативную музыку звучат стихи Осипа Мандельштама. «Я вздрагиваю от холода, мне хочется онеметь! А в небе танцует золото, приказывает мне петь», – негромко поет Олег Нестеров, а вокруг разворачивается музыкальная мистерия, на экране оживает разноцветный лес. Ноябрь у «Мегаполиса» – особенное время, совсем не серое, а яркое, нужно только разглядеть эти краски. А еще это время мистической пустоты. Это остановка, пауза перед новым движением.

«Ноябрь – это практически ничто, излёт. Там, где нет уже осени, но еще нет зимы. Год закончен, партия сыграна. Ноябрь в жизни человека еще печальней декабря, близость к итогу, но близость еще неконкретная, ускользающая, как близость еще не наступившей зимы. Безвременье. Но любое движение вверх начинается с этого замирания. Дальше пойдет новая история, новый круг. Наш «Ноябрь» раскрашен в яркие цвета, это замирание как предчувствие», – так говорится в релизе к альбому.

Подробнее о его творческом методе «Мегаполиса» и о способах проживания ноября мы поговорили с лидером группы Олегом Нестеровым после концерта.

— Олег, вы называете своей метод работы с текстами, мелодиями методом интуитивных импровизаций. Расскажите, что это такое?

— Это очень просто. Мы приходим без всяких намерений в студию, садимся в круг и играем то, что взбредет в голову. Мы так делаем 30 лет, и иногда наш невод вылавливает рыбку, а иногда нет. Главное, регулярно ходить в море, закидывать хороший невод и создавать условия, чтобы это получалось. В какой-то момент, если повезет, мы входим в состояние потока, и там уже все ноты правильные, внутри тебя играют тысячелетние музыканты, время бежит по-другому и приходят какие-то образы и текстовые, и музыкальные. Потом мы это все режем, чем-то можем дополнить, можем переписать, можем оставить это так. Мы давно уже слово композитор не употребляем по отношению к нашей музыке.

— Сейчас уже все ноты записаны, альбом создан. Он меняется?

— Конечно, альбому, как хорошему вину нужно настояться. И как вино в бутылке меняется месяц за месяцем, год за годом, так и альбом меняется от концерта к концерту. Он что-то приобретает, что-то находит. Это, знаете, как море оттачивает острые куски гранита и делает совершенную гладкую гальку, так и музыка сама находит свою золотую середину. Например, один из предыдущих альбомов, «Супертанго» 2010 года, он у нас на сцене стал по-настоящему раскрываться где-то года через четыре, и с тех пор мы его пьем. И здесь та же самая эволюция.

— Еще Ваши фразы из интервью. Задача музыканта «впустить музыку, то есть сделать ее слышимой», и в то же время «великие стихи не нуждаются в музыке». Как это сочетается между собой?

— Великие стихи не нуждаются в музыке, потому что они и есть музыка. Весь мир – вибрации и волны. И свет, и звук, и скала, и человек, и муравей – все мы волны, все мы вибрации, просто разные. Гениальный текст он просто сам по себе звучит музыкой, и опасно к нему подходить с какого-то боку. У нас был такой подход во время наших потоковых сессий. У меня лежала кипа отпечатанных текстов разных поэтов, и в процессе наших интуитивных сессий, когда мы выходили на поток, я в этом состоянии просто перебирал тексты, или озвучивал то, что лежало передо мной, и иногда это попадало и создавало образы. Так была сделана где-то треть текстового наполнения альбома. Потом мы пригласили Романа Либерова, знатока русской поэзии, он выступил в роли такого литературного супервайзера, и мы полгода с ним отбирали тексты. Он очень боялся, чтобы со стороны жениха все было нормально, а я боялся, чтобы со стороны невесты все было нормально. Я боялся за музыку, он боялся за тексты, на этом нежном уровне мы соприкоснулись, и свадьба состоялась, надеюсь.

— Про альбом ноябрь Вы пишете, это время замирания, безвременья, когда один цикл уже закончился, а второй еще не начался. У Вас есть рецепт, как пережить это время?

— Нужно в этом замирании и безвременьи находить красоту. Меня как-то научили шепрскому шагу в Непале. Когда идет шепр, у него в каждом шаге, в каждой фазе – замирание. Он поднимает ногу и замирает, потом ставит ее, поднимает другую ногу и тоже на какие-то доли секунды идет эта пауза, тишина, замирание. Ноябрь – это лучшее время для того, чтобы улетучилась из вина излишняя спиртуозность, чтобы дальнейший аромат как следует раскрылся. Поэтому рецепт ноября — созерцать, замирать, ловить тишину, испускать из себя все, что должно уйти и становиться пустым, чтобы дальше уже наполняться.

Надежда Лебедева

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 8 ноября 2021 г.