Не сплю – не прочла

Несколько лет работы в редакции стали строкой и в моей биографии. В лихие 1990-е, когда бюджетникам задерживали зарплаты, нас, верстальщика и корректора, преподававших в школах, в редакции буквально кормили и поили. Прибегали после уроков к 15 часам, обед от коллег был готов, и – за работу. До двух-трех часов ночи. Утром, в шесть, перед выходом номера в свет редактор Нина Киселева проверяла готовый макет, ставила подпись и визу «В печать!». 

Отправляли в типографию издательства «Правда Севера» по электронной почте и к 8 часам бежали вновь на уроки. Разве забудешь боевой настрой в редакции, да и котлеты, рогалики Эрики Вижанской, картофель Владимира Соколова, домашние заготовки Ренаты Дуловой, лесные ягоды Августа Третьякова… 

Окончив Одесский политехнический, был направлен на оборонное предприятие во Владивосток. Прилетал в отпуск в отчий дом с подарками для мамы и младшей сестры-студентки. Долго вечерами беседовали с мамой о жизни и работе, о будущей невестке и внуках. Ложились поздно, после просмотра теленовостей и художественного фильма. 

Смотрю, загорелся свет на кухне. Что случилось? Захожу, а мама читает газеты. 

– Почему не спите?

– Не сплю, потому что за суматохой не прочла.

И это у нас было как закон: городская газета «Макеевский рабочий», областная «Социалистичекий Донбасс», центральные: отцу – «Известия», матери – «Труд», наши с сестрой «Комсомольская правда» и «Пионерская правда», журналы «Пионер», «Юность» и «Техника молодежи». Став взрослыми, мы уже не могли ложиться спать, не прочтя «Литературной газеты», «Комсомолки», журналов «Огонёк» или «Юность».

Поэтому до сих пор я удивляюсь тому, что мои бывшие коллеги – учителя и депутаты горсовета – не выписывают городскую газету «Новодвинский рабочий», газету градообразующего предприятия «Бумажник». В чем же причина?

Наверное, в отсутствии в журналистских строках тех слов, которые могли бы «глаголом жечь сердца людей». 

А ведь газеты – это летопись города.Меня обрадовало, что в канун 35-летия городская газета вышла в цветном варианте. Есть огрехи и проблемы, предложения по содержанию и оформлению. Но у меня складывается впечатление, что идёт заигрывание и сюсюканье четвертой власти с исполнительной властью местного и регионального уровня – как бы чего не вышло. Ведь при малых тиражах жизнедеятельность газеты зависит от строчек в бюджете города и области. А вдруг из-за боевитости не пропишут эти строки?

Вспоминаю слова несколько раз избиравшегося мэром Михаила Юрьева: «Пишите обо всём. Кто плохо метёт, кто плохо собак гоняет, и я, прочтя, разберусь быстренько!». Но читая выпуски последних трёх-четырёх лет, вижу часто мелькающие фото с мэрами и хвалебными строками, почти одами в их адрес. Может и в этом причина низкого тиража? 

Как повысить тираж? Увеличить количество актуальных статей о болевых точках города, чтобы и прокуратура, и надзорные органы планы работы и проверок начинали составлять после прочтения газеты. Каждый депутат и муниципальный служащий должен выписать газету, а не бегать по этажам мэрии в поисках свежего номера «Новодвинского рабочего». В школах должно быть выписано не менее трех экземпляров: для подшивки, для вырезок в папки или на стенды 

«О нас писали», «Проблемы города и его будущее» и прочих. 

В Новодвинске около 13 тысяч семей – и такие маленькие тиражи газет! А ведь чем больше тираж, тем дешевле номер и, соответственно, подписка. Да можно, если вы патриоты города, выписать экземпляр на две семьи на площадке, можно выписать номер в каждый старший класс. Соглашусь, что изменилась система, изменилась идеология. Но мне обидно, когда студенты Новодвинского индустриального техникума, старшеклассники мало информированы о жизни города и комбината, о проводимых мероприятиях в городе. Мне говорят, что есть Интернет, сайты и социальные сети. Читаю там: безграмотные, с ошибками и матами комментарии и статьи…  

Возможно, кто-то и не согласится с моим мнением.