Наука о ценности жизни

Развитие медицины требует ответа на вопросы, которые медицинскими являются лишь отчасти. Что такое жизнь? Когда наступает смерть? Есть ли у человека право добровольно уйти из жизни? Эти и многие другие моральные дилеммы решает биоэтика.

Она как наука очень молода. Доктор медицинских наук, заслуженный врач РФ Галина Чумакова отметила, что студентам медуниверситета биоэтику преподают лишь около двадцати лет. А появилась она во второй половине XX века, одновременно  с новыми медицинскими технологиями, которым нужно было дать оценку.

Эвтаназия – не выход

Самая острая дилемма сегодня – искусственное прерывание жизни. Ее обсуждают все. И опросы докторов показывают удивительные данные: до трети всех врачей считают эвтаназию допустимой.

– Хотя часто исследования составлены неправильно, так как не разделяют эвтаназию на активную и пассивную. В Клятве врача России есть слова: «клянусь не прибегать к эвтаназии». Имеется в виду активная, когда человеку по его желанию вводится яд. Пассивная – это когда человека не лечат. И очень многие считают, что продлевать жизнь людям, которые обречены, не стоит. А деньги, которые тратятся на безнадежных больных, могут быть затрачены на тех, кто выздоравливает, – комментирует Галина Николаевна.

Однако медицина идет вперед семимильными шагами. И, возможно, завтра или через год появятся лекарства от смертельных болезней.

С другой стороны, часто сами больные просят прекратить лечение. Пассивная эвтаназия юридически разрешена, так как пациент может подписать информированный отказ от лечения. А с точки зрения морали?

– Врач самоустраняется, а это совершенно неправильно. Медицина только тогда пойдет вперед, когда будет пытаться лечить и неизлечимые болезни тоже.  Пациент, который просит «убей меня», очень часто говорит «спаси меня». Он просто отчаялся, в депрессии. Сейчас самая большая проблема в медицине – утрата милосердия, сострадания к больным. Мария Владимировна Пиккель учила, что если нет любви к больному, то не нужно идти в медицину, – говорит Галина Николаевна. 

Для нее дилеммы нет: эвтаназия не выход. Выход – паллиативная помощь, хосписы, где люди, окруженные заботой, счастливо проживают свои последние дни.

Между клятвой и реальностью

Другая схожая проблема – отношение к искусственному прерыванию беременности. Кто имеет право распоряжаться жизнью ребенка? Зияет пустотой разрыв между юридическими и этическими нормами.

– Это огромный диссонанс. Аборт, то есть убийство, у нас разрешен. А все врачи дают клятву о том, что они не будут убивать людей. Священники говорят, что за клятвоотступничество мы будем сильно страдать, – говорит Галина Чумакова.

Доцент кафедры психиатрии и клинической психологии СГМУ, кандидат психологических наук Евгения Щукина отметила, что в обществе аборт воспринимают как норму, как простую операцию.

– В нашем сознании произошел такой перекос, что мы некоторые вещи считаем нормой, хотя они вовсе таковой не являются. Ответственность за жизнь лежит в первую очередь на женщине. А вторая ответственность, конечно, на враче, который делает аборт. За исключением тех случаев, когда есть угроза жизни матери, – говорит Евгения Георгиевна.

Осуждать акушеров нельзя, уверены врачи. У них нет выбора. Закон суров, но это закон. И Евгения Щукина, и Галина Чумакова надеются, что в ближайшее время и этическая, и юридическая норма остановятся на том, что искусственное прерывание беременности будет запрещено. Мораль и право здесь должны идти навстречу друг другу.

26 марта в Екатеринбурге пройдет большая конференция по защите прав плода, организованная Дмитрием Астаховым. Может быть, с нее начнется новая страница в истории российской медицинской биоэтики.

Когда сердце болит по-другому

Помимо всего прочего, биоэтика включает в себя и отношения между врачом и пациентом. Если в прошлом доктор был практически членом семьи, собеседником и советником, то сегодня врач не может вмешиваться в личную жизнь пациентов, хотя иногда это необходимо. Осложняет процесс общения система узких специалистов, когда в процессе лечения человек обращается к разным врачам, а также применение приборов для диагностики заболевания. Порой пациент превращается в «карточку», в совокупность анализов.

А ведь его душа тоже требует поддержки.

– Люди часто жалуются: мол, гоняют от врача к врачу, а лечить не хотят. Но честен ли сам пациент? Я могу привести выразительный пример. Женщина приходит к терапевту и жалуется на сердце. Ее направляют к кардиологу, хирургу, травматологу… Никто ничего не находит. Какой она делает вывод? Либо у меня так все плохо, что лечить не хотят, либо все доктора безграмотные.

Но при этом она не договаривает, что она находится в процессе развода, потому что муж ей изменил. Ей больно, у нее сердце ноет. Вот и разгадка. И хотя врач обычно спрашивает, все ли благополучно в семье, право пациента отвечать или не отвечать на этот вопрос. Но он должен понимать, что может ввести в заблуждение специалистов, – рассказывает Евгения Щукина.

Низкий уровень оплаты труда, загруженность бумажной работой, жесткие временные рамки могут повлиять на поведение врача.

– Время, которое отводится на прием одного пациента, удручает. Интенсификация труда безобразная.  Тот врач, который здоровается, беседует, рекомендует, – у него пациент находится полчаса. И он доволен доктором, и он его любит. Каждый бы хотел ходить к такому врачу. Поэтому нужно пересматривать нормативы, – считает Евгения Георгиевна.

Но, как отметила Галина Чумакова, в медицине все-таки работают в основном бессребреники. Их духовные и нравственные качества – основа вежливости и деликатности в отношениях с пациентами.

Доверие подрывают СМИ

Так почему же у нас в обществе так низок уровень доверия к врачам? И как изменить общественное мнение? Во-первых, у пациентов есть своя этика, свои нормы поведения на приеме у врача. Односторонней доброжелательности не хватит. А во-вторых, как считают специалисты, негативный фон создают СМИ. Конечно, журналисты поднимают важные проблемы современного здравоохранения, но порой переходят границу. И крайне мало говорят о хорошем.

– Где статьи и сюжеты о прекрасных врачах, медсестрах, санитарках? Я бы целый цикл передач о них, золотых руках, создала. Их так много! Одно из заданий для моих студентов – рассказать о враче или о ком-то из медперсонала, которые оставили след в душе. За несколько лет работы еще не было, чтобы написали про одного и того же человека. А кто об этом знает? Есть премии «Общественное признание», «Своя колея»… Но это ведь капля в море. Нет положительного примера, поэтому у обывателя сложилось представление о том, что с медициной у нас все ужасно, а доктора неграмотные. С таким настроем они и идут в больницу, – считает Евгения Щукина.

Биоэтика призвана врачевать не только тело, но и душу. И оценивать поведение врача, равно как и пациента.

А пациенты – мы все. Поэтому, как отметила Галина Чумакова, сложно что-то изменить без коренных изменений в массовом сознании. Каждый должен на себе чувствовать моральную ответственность за чужую жизнь. И напоминать другим о милосердии.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 17 марта 2015 г.