Наш язык сильнее реформаторов

На этот вопрос мы попросили ответить ведущего научного сотрудника отдела пушкиноведения Института русской литературы (Пушкинский Дом) Российской академии наук Екатерину Ларионову (на снимке).

– Русский язык меняется, и пытаться противиться этим изменениям, остановить их или направить в какое-то определенное русло, с моей точки зрения, бесполезно, – сказала она. – Ведь язык – это стихия, которая сильнее нас, и он все равно будет жить своей жизнью. Предписанное ему развитие, то, что заложено в нем, все равно станет происходить. Чуждое стихии русского языка через какое-то время будет отброшено. Внутренняя регуляция его жизни бесперспективна. Так было всегда, в том числе и во времена Пушкина. Для литераторов вопрос о языке был важен всегда. И в то далекое время находились противники иностранных заимствований, они выступали за коренной русский язык, за больший удельный вес в нем церковно-славянских слов. Считаю, что любой по-настоящему талантливый литератор к изменениям в русском языке должен относиться спокойно. Он обязан понимать его и жить вместе с ним.

Наш язык сильнее любых реформаторов. Заносом нового его, конечно, можно испортить до какого-то предела. Он ассимилирует неологизмы или заимствования или отбросит их. Будут меняться склонения и спряжения – это норма для его развития. Реформировать язык нельзя, так как он живет по своим законам.