«На 100 процентов стараться»: молодые специалисты Поморья рассказали о своем профессиональном росте

Дом молодежи Архангельской области продолжает проводить прямые эфиры проекта по профориентации «Как так вышло?», в которых специалисты рассказывают о своем профессиональном пути и доказывают, что добиться успеха можно, оставаясь на родине.

На этот раз мы представим вам сразу трех героев проекта. Первый — начальник управления по делам молодежи и патриотическому воспитанию областного правительства Григорий Ковалев.

Живя в Нарьян-Маре, он мечтал стать пилотом, но плохое зрение помешало осуществить мечту. И в одиннадцатом классе он выбрал два варианта продолжения учебы: экономика в IT-сфере или строительный факультет. Выбор пал на второй.

— Мой брат уже окончил строительный факультет, поэтому мой выбор не был чем-то диким, — вспоминает Григорий. – У нас в Нарьян-Маре дороги – это особая тема, потому что за пределами города нормально ехать не получится. И та дорога, которую начали строить в сторону Коми в 1974 году, так до сих пор и строится. Тогда для меня стало идеалистическим вызовом – окончить вуз, вернуться и достроить эту замечательную дорогу.

Принял решение поступать в Архангельск. Как говорит Григорий, после Нарьян-Мара он казался ему мегаполисом, как Санкт-Петербург и Москва.

— Почему выбрал учебу в Архангельске? Во-первых, он ближе к родине, — рассказывает Григорий Ковалев. – Во-вторых, здесь жил мой брат. Он стал для меня некой ниточкой, которая связывает с родными, с каким-то спокойствием и комфортом.

В то время Григория не интересовала молодежная политика, она была где-то в параллельной вселенной. Но все изменилось, когда он поступил в АГТУ на строительный факультет.

— Я вступил в студенческий совет от факультета, и мы занялись проведением различных мероприятий, — вспоминает студенческую жизнь Григорий. – Никогда не забуду свое первое выступление в качестве ведущего – это был полнейший провал. Дело было так: на втором курсе мы проводили концерт «Вне формата» — самое длинное мероприятие в моей жизни, оно шло четыре часа… Я вел один из последних блоков. К этому моменту уже был полупустой зал со скучающими лицами студентов. Честно, я не знаю, зачем они там сидели и как это выдержали, я бы не смог. Тогда впервые я попробовал себя в роли ведущего: у меня все потерялось, забыл весь текст и не смог ничего сказать. Тогда я решил, что это не мое.

Правда, уйти из активной студенческой жизни не получилось. Григорию в конце второго курса предложили возглавить студенческий стройотряд.

— На пустом месте нужно было формировать команду, — рассказывает он. – Я начал изучать, что это вообще за движение, оно было для меня загадочным. И понял: если упорно заниматься делом, то все обязательно получится.

Григорий Ковалев и другие активисты доказали, что студенческие отряды заслуживают внимания правительства области. Так, в 2011 году появился Штаб молодежных трудовых отрядов Архангельской области. В то время еще не было министерств, и молодежной политикой занимался комитет.

— Это был не тот уровень взаимодействия, как сегодня, — рассказывает Григорий Ковалев. – Но все равно была какая-то идея, и молодежной политикой занимались люди, которые знали свое дело и любили. Здесь невозможно работать без творческого подхода, без ощущения себя молодым человеком. Поэтому я очень рад, что в какой-то момент губернатор доверил мне, 28-летнему, управление молодежной политикой в нашем регионе. Стало еще интереснее работать и испытывать на себе принцип работы, когда доходишь до закрытой двери и пытаешься ее открыть, находишь ту задачу, которую невозможно выполнить, но выполняешь. Вообще сделать можно многое, главное, на 100 процентов стараться.

Если спросить его, в чем смысл молодежной политики, то он ответит, что она делает жизнь молодого человека комфортнее в разных направлениях. Это если коротко. Ну а если подробно рассказывать о ее деятельности, то молодежная политика – это поддержка инициатив, выделение денег на приобретение собственного жилья, помощь в создании бизнеса, грантовая поддержка на реализацию проектов, обучение и помощь в написании грантов, возможность участвовать в федеральных программах и конкурсах.

— Мы привлекаем федеральные деньги в регион, чтобы прокачать наших же ребят, — объясняет начальник управления. – Сегодня молодежь влияет на происходящие в области процессы. Например, власть уже прислушивается к молодым архитекторам-урбанистам, когда принимает решения по благоустройству городских пространств. Молодежная политика – это процесс вовлечения в принятие решений, поэтому у каждого есть возможность прийти в профильное учреждение и найти себя, самореализоваться или получить поддержку на собственную инициативу.

Как и говорил Григорий Ковалев, в молодежной политике нужно работать молодым, и, прежде чем покинуть свой пост, он принципиально хочет закончить и осуществить несколько проектов. Первый – это, конечно же, областной Дом молодежи.

— Хочу закончить благоустройство территории вокруг него, — говорит Григорий. – Уже в этом году при поддержке губернатора у нас может появиться уникальное пространство для Северо-Западного федерального округа. Когда я покину пост, хотелось бы, чтобы была инфраструктура молодежной политики и патриотического воспитания во всей области, была бы актуальная программа и достойное финансирование для ее реализации. Вот это все – настоящие рельсы, которые ты постелил, а дальше поезд будет мчаться только в светлое будущее.

Когда придет тот самым момент – уйти из молодежной политики, Григорий видит для себя только два варианта: политика или бизнес. Это два направления, которые стимулируют к развитию.

Ну а для молодых людей, кто хочет работать в сфере управления или на госслужбе, Григорий дает два совета: нельзя принимать все как есть, наоборот, надо все делать лучше, чем было; быть способным к образованию и постоянному обучению.

— Не выбирайте университет, не поступайте, как я, — советует школьникам Григорий Ковалев. – Выбирайте работодателя, найдите его и посмотрите ему в глаза. У нас есть большое количество площадок, где работодатели ищут своих будущих сотрудников. Поэтому уже сегодня нужно выбрать работодателя, специальность работы, зарплату и условия, согласиться с ними и с паузой на обучение устроиться на работу. Воспринимайте университет как инструмент к своей цели.

Музыка — это, прежде всего, хобби

Вторым гостем стал музыкант и композитор Алексей Костин.

Еще в садике руководитель по музыке разглядела в нем потенциал, стала с ним заниматься на фортепиано, разучивать простые мелодии, а в скором времени он и сам сочинял небольшие детские мелодии. Но родители отправили юного музыканта в шесть лет покорять другой инструмент – баян.

— Музыкальная школа, как и для многих детей, стала для меня дополнительным образованием, — рассказал Алексей. – Тогда я много чем занимался: танцами, журналистикой – везде хотел попробовать себя.

Свои первые песни начал писать уже в школе. Он считал, если нужно с кем-то поговорить, говори сам с собой. Тогда он выражал свои мысли в стихотворениях. Правда, в какое-то время ему надоела музыка, и он оставил ее на три года. Даже с таким перерывом после школы он хотел поступать в театральное или музыкальное училище. Но судьба распорядилась иначе, и Алексей поступил на техническую специальность.

— Я не жалею, что так получилось, — рассказывает музыкант. — Считаю, что у каждого юноши должно быть техническое образование, а дальше иди, куда хочешь, и занимайся, чем хочешь. Лично я ничего не потерял.

Только на первом курсе Алексей осознанно вышел на сцену.

— Это была вторая волна моего музыкального пути, — вспоминает он. – В музыкальной школе выступал на сцене из-под палки, а тут мне это нравилось, и я начал проявлять инициативу, хотел показать, что умею.

В тот вечер на главной сцене АГТУ он сыграл на баяне. Тогда-то его и заметили, и через несколько дней Алексей Костин уже играл в архангельском оркестре русских народных инструментов «Сполохи».

Во время учебы в университете Алексей брал от студенческой жизни все: вступил в студотряд, студсовет и другие студенческие сообщества от политических до социальных движений – делал все, что хотелось, искал себя.

— Стройотряды заняли в этом списке одну из монументальных частей, — вспоминает Алексей. – Я посвятил им много времени.

Правда, из-за погружения в студенческую жизнь страдала учеба. На последнем, пятом курсе, Алексей практически не посещал занятия. Преподаватели видели его только на экзаменах, которые всегда сопровождались фразой от педагогов: «Так вот как ты, оказывается, выглядишь, Костин».

— Моим друзьям часто приходилось ходить к декану и выбивать за меня различные зачеты, чтобы меня просто пускали на экзамен, — рассказывает он. – Признаюсь, это совсем не положительный опыт. С грехом пополам окончил первую вышку.

Все пять лет обучения Алексей точно знал, что не будет работать по специальности, но продолжал учиться.

Через какое-то время после окончания вуза он стал выступать в коллективе «Перпетум Мобиле» в стиле панк-рок. Их песни крутили на «Нашем радио», а сами артисты выступали с рок-звездами российской и отечественной эстрады. Правда, потом группа перешла в другой, более простой и емкий формат – бард-жанр.

— В таком формате нам стало проще выступать, — вспоминает музыкант. – Стало меньше финансовых, умственных и нервных затрат. Получается просто: захотел гастроли – взял и поехал.

Недавно Алексей искал авторов-исполнителей жанра бардовской песни, сначала в области, а потом и за ее пределами. Музыканты объединились в один клуб авторской песни и дали ему название «Север».

— На самом деле много ребят, кто просто поет под гитару каверы, — рассказывает Алексей. – Так они зарабатывают на жизнь, и это очень круто. Они получают опыт, потому что нельзя играть свое, не научившись исполнять чужое. А вот авторов-исполнителей, которые еще и гастролируют, можно сосчитать по пальцам. «Север» объединяет именно таких музыкантов.

Во время гастролей Алексей понял, что архангельские музыканты самые крутые: они играют во многих городах в разных жанрах от джаза до поп-рока и становятся участниками популярных коллективов.

— Музыка – это, прежде всего, хобби, — говорит Алексей. – Даже если сначала ты получишь техническую или гуманитарную специальность, то всегда можно прийти в кружок при Доме культуры или в каком-то центре. Своим подопечным я говорю, что все нужно делать по кайфу, нравится – делай, а там, может быть, это перерастет во что-то большее.

Он считает, что для музыкантов в Архангельске есть возможности карьерного роста. Сначала можно собрать аудиторию в Интернете, выкладывая свою музыку на видео-платформы. А затем любому артисту нужно выступать, и в городе для этого есть все условия.

— Площадки для этого есть, пусть и немного, но они всегда открыты, — рассказывает музыкант. — В городе много кавер-команд. – Они потрясающе играют, зарабатывают деньги, но мало гастролируют. Считается, что выездные концерты — это неперспективная авантюра. Но если для вас музыка — это серьезно, то надо гастролировать.

Качества, необходимые музыканту, по словам Алексея Костина: усидчивость, перфекционизм, фантазия. Последняя — главный элемент в музыке.

— Ребята, не нужно бояться пробовать и экспериментировать, — советует музыкант. – Это делает нашу жизнь интереснее. Поэтому пробуйте, стремитесь, даже если что-то не получается, фантазия всегда выведет вас на новый уровень. И, конечно, слушайте хорошую музыку, а это та музыка, которую слушаете вы.

Татуировщик — это не профессия, а стиль жизни

Завершает трио татуировщик Роман Вайнер.

 С семи лет Роман увлекался рисованием, а нательное искусство запало ему в душу уже в 12. Сначала он рассматривал татуировки у рок-звезд, а потом на одном из музыкальных каналов увидел тату-фестиваль.

— Я был впечатлен: огромный павильон татуировщиков, которые делают рисунки, — вспоминает Роман. – И тогда решил, что хочу быть татуировщиком, сказал об этом маме, в ответ она пожелала мне успехов.

Он занимался в изостудии в АГКЦ. Найти информацию о татуировках было сложно, компьютера не было, поэтому черпал новые знания из журналов. После девятого класса пошел в художественно-педагогический колледж на художника-оформителя. Роман считает, что обучение ему очень помогло. Преподаватели привили вкус и любовь к трудолюбию.

— Как-то отправился в Питер и купил свое первое оборудование, — рассказывает татуировщик. – Причем сразу начал с профессионального, хоть условия для работы были ужасные: набивал тату дома ребятам из двора. Желающих было много.

Чтобы как-то справляться с волнением и страхом, Роман сразу поставил себе установку: делай, не бойся, все получится.

— Конечно, сначала плохо получалось, — вспоминает он. – Но я делал каменное лицо, показывая, что все нормально, все исправим. В 17 лет у меня было много амбиций, казалось, что весь мир покорю, поэтому не боялся и просто делал.

Да и в Архангельске в прошлом десятилетии работали только два профессиональных тату-мастера. Сейчас же ситуация совершенно изменилась. Любой желающий может освоить эту профессию быстро, если попадет под крыло опытного мастера.

— В этом есть и минус, — рассуждает Роман. – Не хочу, конечно, так пафосно высказываться, но я прошел тернистый путь, со всеми ошибками, и я его ценю. А сейчас ребята, особенно талантливые, могут стать мастерами за два-три года. Раньше татуировка воспринималась как нечто сакральное, тайное, а сейчас это стало нормой.

Два года назад Роман посетил Европу, где изучал живопись, а в том году прошел курсы татуирования для опытных мастеров «Композиционная татуировка» в Питере. В России есть специализированные школы, которые учат татуировкам на раз-два. К такому подходу мастер относится скептично.

— Невозможно пройти курс за 15 дней и стать профессионалом, — считает татуировщик. – Люди быстренько учатся и сразу начинают работать, делают дешевые татуировки. Так они обрушивают рынок. Но в Архангельске таких курсов и школ нет. Все считают его слишком маленьким городом, в котором даже нет смысла открывать подобные курсы. Но, несмотря на отсутствие обучения, здесь примерно 10-15 достойных ребят, и у каждого свои поклонники и клиенты. Вообще у нас в России сильная школа татуировщиков, поэтому мастеров мирового уровня завались.

До открытия своей студии Роман работал один, через какое-то время решил объединиться со знакомыми татуировщиками, но не получилось.

— Потом брат как-то предложил сделать свою студию, — вспоминает мастер. – И с 2016 года мы работаем с ним в тандеме. Один я бы студию не потянул. Слишком сложно.

По мнению Романа Вайнера, чтобы стать татуировщиком, надо быть фанатом этого дела и воспринимать тату не как работу, а как стиль жизни. Хоть тату-индустрия и стала популярной в наши дни, не все родители могут одобрить такой выбор профессии. В этой ситуации Роман рекомендует выслушать все советы и сделать так, как считаете нужным.

— Много судеб ломают родители, — рассказывает он. – Мне повезло, от всего сердца спасибо маме. Если человек болеет этим делом, нужно сказать родителям: «Извините, но я хочу пойти этим путем, не получится — пойду другим». Родители, слушайте своих детей, любите их и подталкивайте к мечте. Запреты не работают.

Марина Огнева

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 28 июля 2020 г.