«Мне было хорошо в детском доме»

1233 b120b

Не секрет, что выпускники детских домов и школ-интернатов практически не подготовлены к реальной жизни. Выйдя из стен сиротских учреждений, где они находились на полном государственном обеспечении, где их кормили и поили, покупали одежду и учебники, ребята трудно приспосабливаются на новых местах, не могут экономно расходовать деньги, делать покупки, готовить еду. 

Получается, что детский дом, стараясь заменить мальчишкам и девчонкам заботливых родителей, не учит самому главному – жить и принимать решения самостоятельно. Впрочем, они за это не в обиде и пытаются адаптироваться в незнакомом для них мире взрослых как умеют. Кто-то с задачей справляется, кто-то нет. 

Взял пожитки и пришел в мэрию 

Юра Никитин так боялся покинуть стены Цигломенского детского дома, что специально остался на второй год в восьмом классе. Планировал провернуть эту аферу и в 9-м, но не вышло – его хитрость раскусили. Тогда ему было 16 лет. Правда, по-настоящему самостоятельная жизнь началась все же чуть позже. Сначала был техникум, где подросток получил свою первую в жизни специальность – маляр-штукатур. 

А уж потом выбора не осталось – пришлось, собрав волю в кулак, вступать во взрослую жизнь. Это оказалось нелегко. 

Сначала проблемы возникли с жильем. Несмотря на то что по закону парню оно положено, ждать пришлось полтора года вместо обещанного мэрией месяца. Все это время Юра мыкался по съемным квартирам, пока были деньги. Практически каждый день ходил в мэрию с единственным вопросом: когда ему найдут хоть какую-то комнату. 

Там только разводили руками. Вопрос решился, только когда парнишка собрал свои скромные пожитки и с ними пришел к чиновникам, заявив, что идти ему некуда и жить он будет прямо в мэрии. Там заволновались, нашли квартиру, правда, временную, в «деревяшке», в Маймаксанском округе, без воды, канализации и отопления. Впрочем, парень и этому рад. Хотя даже на работу добираться оттуда неудобно и дорого. Какой-либо другой помощи от чиновников юноша не дождался, впрочем, разуверившись, больше ни о чем и не просил. 

Все это время Юра жил без прописки. Собственно живет и теперь – потому как по каким-то там одним чиновниками мэрии ведомым причинам юношу до сих пор во временном жилье так и не прописали. Якобы какая-то комиссия должна еще что-то там проверить. И уже не раз молодой человек вынужден был заплатить штраф – полиция особо не разбирается, по каким причинам ты живешь без регистрации. 

Просто перестал ждать

Где-то я услышала фразу, что бывших детдомовцев не бывает. Общаясь с Юрой Никитиным, уверилась – это правда. Несмотря на то что с момента, когда юноша покинул детский дом, прошло почти четыре года, все его сравнения, воспоминания, словом, все разговоры сводятся к одному: «А у нас в детдоме»…

Как случилось, что двухлетним мальчишкой он попал в детский дом, Юра Никитин узнал уже взрослым. Мальчика никогда не покидала надежда на то, что найдется все-таки кто-то из родных и расскажет ему о той его короткой жизни, в которой были мама и папа.

– Конечно, я был слишком мал, чтобы что-то помнить, но иногда в памяти мелькали какие-то обрывки, – вспоминает Юра. – Как кто-то гулял со мной в коляске, например. Мама? Бабушка? А может, сестра?

Теперь он знает, что отец его погиб при исполнении служебных обязанностей – был милиционером. А мама ушла вслед за ним – не вынесла горя, сломалась, стала выпивать. И оставила сиротами сразу троих: двух старших девочек и 2-летнего мальчишку. Не смогла о них позаботиться и бабушка. Так и оказались все в детдоме. Причем все в разных. Так что мальчик рос и даже не знал, что где-то совсем близко у него есть родные сестры. 

Было время, когда Юра, как и все детдомовские воспитанники, ждал, что за ним придут. Что его заберет, как других детей, новая мама и у него будет семья. Но никто не приходил и надежда исчезла.

– Наверное, лет до восьми я временами надеялся, что меня усыновят, – рассказывает парень. – Потом повзрослел и понял, что шансов на это все меньше – детей моего возраста практически не брали. Просто перестал ждать и стал жить. 

Ему встречались все больше хорошие

Я не услышала от этого парня за время нашей беседы ни одной жалобы на жизнь в детском доме, ни малейшей обиды. Парадокс, но он уверен, что должен быть благодарен бабушке, которая не смогла взять заботу о нем на себя. Считает, что детский дом, его педагоги и воспитатели дали ему все – заботу, внимание и воспитание. А детдомовская детвора заменила семью. Очень правильно он рассуждает о том, кем стал, кем мог стать и кем еще мечтает быть.

– Конечно, в детдоме у нас разные ребята были. Был и у меня шанс испортить себе жизнь. Ну, как у всех подростков – наркотики, токсикомания, водка… Естественно, кое-что и я попробовал, и мне безумно не понравилось это состояние. Я находил себя в других занятиях. Например, устраивал всякие игры, конкурсы и концерты. 

Мне кажется, у него получилось найти себя. Конечно, ему очень трудно адаптироваться во взрослом мире, но, как он сам говорит, слава Богу, что хороших людей в мире все же больше, чем плохих. Ему встречались все больше хорошие. 

Сейчас парнишка уже сделал ремонт в своей временной квартире, стараниями неравнодушных людей нашел постоянную работу – грузчиком на продуктовом складе. Здесь коллектив тоже оказался очень отзывчивым. Над парнем практически взяли шефство. Нет, с ним никто не нянчится, конечно, советуют, подсказывают. Иногда и отругают, но за дело, утверждает Юра. 

– Я порой понимаю, что изначально ко мне люди относятся с… жалостью, что ли. Ну, сами знаете, детдомовский и прочее. Но хорошее отношение и уважение нужно заслужить делами, а не статусом детдомовца, – рассуждает молодой человек. – А работы я не боюсь. 

Мечтает Юра о простой жизни 

А еще детдомовских детей отличает, на мой взгляд, какая-то особенная сверхъестественная доброта и вера в само добро. Вопреки моим ожиданиям, наша беседа не была наполнена ужасными историями о пребывании в детском доме, о трудном и грустном детстве. Уже после детдома Юра разыскал бабушку. Примирение, если можно так выразиться, было душевным. На мой вопрос, осталась ли у него обида на родных, отдавших его в госучреждение, юноша удивленно поднял брови.

– Я никогда на нее не обижался. У нее были такие сложные обстоятельства, что она просто не могла ни физически, ни материально воспитывать нас, – отрезал парень. – Мы сейчас общаемся, и у нас все хорошо. 

Единственный раз в его голосе я явно услышала грусть, когда Юра рассуждал о том, что его жизнь могла сложиться совсем иначе, если бы родители были живы. Он, кстати, хотел пойти по стопам отца, но без службы в армии попасть на работу в полицию не получится. Пока же в армию его не берут. Но парнишка не отчаивается – значит, его стезя другая. Ему очень нравится юриспруденция. Правда, пока об образовании даже мечтать не приходится. Сначала, рассуждает он, нужно встать на ноги. Его, образование, можно получить и заочно. 

В целом же мечты Юры Никитина, как и у всех, – простая жизнь: дом, работа и, конечно, семья. Семья с кучей детишек, о которых он тоже, как ни странно, давно мечтает. Может быть, потому, что собственной у него почти не было…

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 31 мая 2015 г.