Важное газета "У Белого моря"

Метаболизм северян: природные факторы вносят свои коррективы

О том, как это происходит, рассказала на недавней встрече заведующая кафедрой общей и биоорганической химии Северного государственного медицинского университета, доцент, кандидат биологических наук Елена Айвазова.

— Елена Анатольевна, вы давно изучаете метаболизм северян?

— Я начала работать на нашей кафедре в 1980 году. Тогда ею заведовала Любовь Николаевна Сычева.  В то время это направление бионеорганической химии только начинало развиваться, стало новым в медицине. Меня тоже заинтересовало: отличается ли чем-то электролитный состав биологических сред северян и жителей средней полосы России. Поэтому в течение почти двадцати лет проходила большая комплексная работа. Сотрудники кафедры защитили много кандидатских и докторских диссертаций, шло  сотрудничество с другими кафедрами института.

— Расскажите подробнее, что такое электролиты.

— В составе любой биологической среды, например крови, есть неорганические компоненты. Это обычно соли – хлорид кальция, хлорид натрия, гидрокарбонат кальция, калия и так далее. А также органические – форменные элементы крови, белки, нуклеиновые кислоты, фосфолипиды… Неорганические элементы и есть электролиты, ведь соли хорошо диссоциируют на ионы. Электролиты еще называют макроэлементами, их содержание в организме достаточно большое в процентном отношении. Это катионы (кальций, натрий, калий, магний) и анионы (гидрокарбонаты, фосфаты, гидрофосфаты)…

— Как научная работа идет сейчас?

— Мы немного перепрофилировались, решив, что эта тема достаточно изучена. Ею плотно занимались в восьмидесятые годы прошлого века. В Москве даже создали научно-исследовательский институт микроэлементозов, очень солидный, где работают ведущие специалисты, в том числе и одна из наших выпускниц.

К нам на кафедру пришли молодые преподаватели, они принесли новые темы, довольно интересные. На протяжении пяти лет наши исследования больше связаны с экологической химией: исследуем снеговые осадки, воду. Осадки из атмосферы попадают в снег, а из него – в почву.  Снег для исследования берем в разных районах Архангельска. По этой теме защитила дипломную работу одна из выпускниц.

— Какой округ областного центра вызывает тревогу?

— Перекресток улиц Тимме и Воскресенской. Там большой поток транспорта, поэтому содержание тяжелых металлов в снегу превышает допустимую норму.

— Изучение особенностей воды у нас на Севере проводилось?

— Да, но это давняя работа кафедры. У нас был госзаказ в восьмидесятые годы. Тогда шло сотрудничество с «Архбумом». Определяли соли тяжелых  металлов по различным створам Северной Двины, ведь сброс отработанных веществ предприятие делало в реку. Насколько помню, зашкаливающих показателей тогда не было, то есть, сточные воды тогда хорошо очищали.

— Елена Анатольевна, результаты научных исследований, наверно, публиковали?

— Да, в научных изданиях. Участвовали в международной конференции, проходившей в Берлине, отправили туда наш материал. Выступали на научной конференции, проходившей в СГМУ. Там с нашими данными ознакомились представители санэпиднадзора.

— Чем отличаются показатели, полученные на вашей кафедре, от тех, что представили зарубежные коллеги?

— У нас уровень экологической опасности выше. Взять, например, Германию, там проводят мониторинг воздуха. Если он загрязнен, то население просят не использовать личный транспорт, а передвигаться на общественном. Или ездить на своих машинах по другим магистралям. У нас, к сожалению, такого пока нет.

— Как ваши данные используются в клинической практике?

— Они важны для  практических врачей. Результаты моих исследований по теме «Особенности электролитного обмена у жителей Архангельской области» внедрены в практику здравоохранения, для того чтобы доктора при оценке состояния здоровья людей использовали данные об особенностях обмена веществ у северян. На это надо опираться при постановке диагноза, назначении комплекса лечебных мероприятий и профилактических.

Необходимая информация внедрена в практику здравоохранения.

Недавно на базе нашей кафедры проведены исследования, по результатам которых защищена кандидатская диссертация врача-неонатолога, посвященная содержанию магния в околоплодных водах, плаценте, волосах матери и новорожденного. Полученными данными теперь пользуются практические врачи.

Также на нашей кафедре в 2016 году проводилась  научная работа: определяли содержание магния в волосах у студентов.

— Почему решили исследования посвятить именно содержанию магния?

— Дело в том, что наши многолетние исследования показали: содержание именно магния, а еще калия  у северян склонно к изменению, особенно в весенне-летний период. На это влияет фотопериодизм на Севере, недостаток ультрафиолета, степень минерализации воды, близость магнитного поля Земли, низкие температуры воздуха… Поэтому у нас в регионе у людей другой уровень макро- и микроэлементов. Но надо отметить, что организм человека способен приспосабливаться к условиям, в которых он находится. Нетрудно сделать вывод о том, что высокие сезонные показатели калия и магния – это истощение резервов организма.

— Это может привести к заболеваниям?

— Да, к тем, что связаны с указанным дисбалансом. Я говорю о сердечно-сосудистой патологии, болезнях нервной системы, онкологических, костно-мышечной системы, изменяется выведение солей почками и так далее. Такова наша региональная особенность. Мы вносим немалую социальную плату за то, что тут живем.

Наша область большая. Занимаясь научной работой, я обследовала жителей всех ее районов. Удалось выявить зоны дискомфорта. Приморский район находится в средней. В южных – Котласском, Устьянском — почти все благополучно. В самой дискомфортной зоне — НАО, можно находиться только периодически, например, работая вахтовым методом. Местные же жители унаследовали от предков множество приспособительных реакций.

— Что можно посоветовать северянам, чтобы сохранить здоровье в сложных климатических условиях?

— У нас дефицит ультрафиолета, а витамин D организму нужен. Поэтому надо по возможности ездить в южные широты или  в среднюю полосу России, где больше солнечных дней. Но все должно проводиться разумно: длительное пребывание на солнце может привести к возникновению меланомы. Это заболевание сейчас встречается часто. Полезны купания в морской воде, содержащей много микроэлементов. Причем отправляться в южные широты лучше летом или осенью, не стоит туда ехать зимой, резко меняя климат. Это, прежде всего, касается людей пожилого возраста и маленьких детей, ведь у них адаптационная способность невысока.

В рацион питания надо включать продукты, содержащие кальций, – молоко и молочную продукцию. Кстати, магния много в арбузах, но это тоже сезонная ягода.

— Наверно, есть и другие важные направления исследований?

 — Появилось такое интересное направление, как исследование гуминовых кислот из торфа. У них хорошая адсорбционная способность. Хотим выделить эти кислоты и изучить их способность к сорбции, например, тяжелых металлов.

На мой взгляд, такое направление перспективное, ведь можно будет создать детоксиканты¸ которые станут использовать в клинической практике при острых и хронических отравлениях.

И еще одно направление. С 2018 года эту работу проводим совместно с кафедрами фармакологии, биохимии, микробиологии нашего университета, а также с кафедрой химии и технической экологии САФУ. Комплексно определяем витамин С, нитраты и ионы тяжелых металлов – кадмия, ртути и других – в овощах и фруктах, которые поступают в торговую сеть. Яблоки, например, исследуем из разных регионов нашей страны и импортные. Это большая работа, она рассчитана лет на десять. Полученные результаты придется перепроверять, ведь они должны быть достоверными.

Трудится коллектив ученых. Каждый отвечает за свое направление. Я, как руководитель,  – за все направления работы.

Дел хватает всем, ведь у нас и педагогический процесс, и разработка инноваций, и научная деятельность.