«Мама, нас убьют?»

arh27 20 f95fa

Повезло, что сломался навигатор

Их город в России знают по пачкам соли, которая добывается в здешних шахтах. А еще по шампанским винам, выдержанным традиционным способом. На родине остался свой дом, хозяйство. Говорят, по сравнению со Славянском у них было более-менее тихо, поэтому ждали до последнего, думали: постреляют и прекратят.

– К нам даже приезжали и спрашивали: почему вы не воюете и не отстаиваете Донбасс? – делится Карина. – А наши люди не хотели войны. Артемовск – очень красивый, чистый город, за ним всегда следили. Вот и не хотели, чтобы его разбомбили как Славянск или Краматорск.

Смущало молодых лишь то, что жили они в районе воинской части, которую то отвоевывали, то снова сдавали. Сейчас, кстати, от воинской части близ их дома почти ничего не осталось.

Постепенно ситуация накалялась. Когда танки начали проезжать у них под окнами, а у соседа снарядом снесло полдома, решили, что надо уезжать. Ради детей.

– Повезло, что сломался навигатор и не поехали на ближайшую границу, – говорит Андрей. – Как раз в это время там всех расстреливали. Мы не можем говорить за другие города, в которых не были. Только то, что видели собственными глазами.

Главный стресс – белые ночи

В Россию молодые попали через Ростов. Вместе с ними сюда приехали родители Карины. В Архангельске они все вместе остановились у родственников в поселке Лесная Речка – дяди и тети, пенсионеров, инвалидов I группы.

У Карины на руках малыш Никитка. В день, когда мы встретились, ему исполнилось два месяца. Старшему Егору – три года. Он спит в соседней комнате. Молодая мама вспоминает, как во время обстрелов они прятались в погребе.

– Мелкий тогда ничего не понял, а вот Егорка очень испугался, – припоминает она. – Сильно плакал, кричал: «Мама, они сейчас придут и убьют нас». Еле его успокоили.

Сейчас потихоньку мальчик успокаивается. Теперь для него главный стресс – белые ночи, привыкание к которым после южных, украинских, черных, дается нелегко. Так же, как и для всей семьи. Ехали-то ребята в шортах и сарафанах, Архангельск же встретил их температурой в +5 градусов. Вот такое наше северное лето.

Как вернуться домой?

Главе семейства Андрею – 22. В Артемовске он работал монтером путей, Карина – медсестрой. По голосу молодой папа чем-то напомнил мне моего двоюродного брата. Кстати, тоже Андрея, который сейчас в Донецке.

– Наш город был под ополчением. Обстрелы обычно начинались с четверга на пятницу, – рассказывает Андрей. – Были мысли пойти воевать, защищаться. Но из-за детей не пошел.

– Я бы его и не пустила, – добавляет Карина.

Сейчас украинские войска один за другим отвоевывают города, спасая их от так называемых «террористов». Сами ребята считают, что для них лично было бы лучше, если бы Донецкая народная республика отделилась. Говорят, что и до Майдана донбассовцев не считали на Украине за людей. Поэтому они всем городом голосовали на референдуме за автономность. Теперь размышляют: а не помешает ли им такая гражданская позиция вернуться домой.

– Вернуться хочется, но непонятно, как все будет, – наперебой объясняют они. – Ведь Славянск сейчас «отвоевали», но там до сих пор стреляют. Уже по мирным жителям. Как мы будем вместе жить – непонятно. Люди просто не простят столько смертей. У нас ведь даже вера разная – они католики, мы – православные, и даже патриархат у нас Московский, а у них – Киевский.

Другие проблемы

Сейчас украинцы осваиваются у нас. В Архангельске они впервые. Андрей считает, что цены у нас выше, чем в Москве. А памперсы и смеси, каши для детей нужны всегда… Говорят, были удивлены тем, как на их просьбу о помощи откликнулись люди.

– Многие приезжают к нам и лично, передают вещи, – рассказывает Андрей. – Им хочется общаться, расспрашивают, как там на самом деле.

– Мне кажется, у нас на Украине так не помогают, как здесь, – добавляет Карина. – Нам принесли уже много вещей. Правда, некоторые большие, какие-то на девочек, но люди откликаются, и это очень приятно.

Но и тут не все так гладко. Потому что в России начались другие проблемы. Не экстремальные, военные, а бюрократические. Карину с детьми в областном УФМС без проблем оформили и поставили на учет, а Андрею и отцу Карины посоветовали покинуть страну.

– Еще до всего этого мы ездили в Москву на заработки, – объясняет Андрей. – В последний раз работодатель не продлил нам разрешение на трудовую деятельность. В скором времени пришли из ФМС и наказали не работодателя, а нас. И предписали нам депортацию.

Однако никакой отметки об этом в паспорте у Андрея нет. На обеих таможнях его пропустили.

Помимо этого, Карине сказали, что через три месяца она должна будет выйти на работу. Как это сделать с двухмесячным малышом на руках, которому к тому времени будет всего полгодика, непонятно.

С этими вопросами мы обратились в региональное УФМС. Как объяснила Лариса Мальцева, которая сейчас занимается беженцами, практически каждую неделю у них проходят большие совещания, постоянно поступают новые расширенные указания и разъяснения. И на данный момент она не видит никаких проблем для того, чтобы зарегистрировать мужчин у нас. Будем надеяться, что у них все получится.


Фотофакт

8 июля из Архангельска в Ростовскую область выехал первый грузовик с 1,5 тонны вещей, продуктов и медикаментов, которую собрали горожане. Следующая отправка планируется через две недели, когда наберется необходимый объем гуманитарной помощи. По словам организатора акции Дмитрия Шарыгина, пункты сбора вещей для беженцев откроются также в Северодвинске и Новодвинске. Подробнее читайте на нашем сайте www.dvina29.ru

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 10 июля 2014 г.