Лучший врач медицинской реабилитации Наталья Фридгон рассказала, на каких трех китах держится здоровье

Врач лечебной физкультуры неврологического отделения Регионального сосудистого центра Первой городской клинической больницы Архангельска Наталья Фридгон на конкурсе профессионального мастерства стала победителем в номинации «Лучший врач медицинской реабилитации». Вместе с коллегами она внедрила в работу современные методики восстановления пациентов после острого инсульта.

Лечить не только таблетками

Детские впечатления играют в нашей жизни более важную роль, чем может показаться на первый взгляд. Наталья Фридгон в ответ на вопрос, с чего начался ее интерес к медицине, сразу вспоминает, как в 10-летнем возрасте попала в больницу с приступом аппендицита. Она тогда жила с родителями в поселке Савинском Плесецкого района. В местной больнице не было детского хирургического отделения, маленьких пациентов отправляли в Плесецк, но по стечению обстоятельств нашу героиню оставили во взрослой хирургии.

– Операцию мне сделали почти в полночь, утром я проснулась уже в палате и провела в больнице целую неделю, – делится она. – Я была единственным ребенком на все отделение, ко мне все прекрасно относились, так что впечатления остались хорошие. Мне все было очень интересно. Особенно любила разглядывать, как по вечерам светилась процедурная. Там включали ультрафиолетовую лампу, а мне казалось, что это какой-то инопланетный свет. И было видно, какой порядок в кабинете, все на своих местах.

После окончания школы в 1986 году Наталья Николаевна подала документы на лечебный факультет Архангельского медицинского института. Родители сильно удивились, но выбор поддержали.

Получив диплом, в 1992 году Наталья Фридгон уехала в Сыктывкар – там она проходила интернатуру и работала участковым терапевтом.

– На моем участке располагались не только жилые дома, но и школа. Он был довольно компактный, и я прекрасно ориентировалась, знала большинство пациентов и сколько среди них пенсионеров, подростков, инвалидов, – рассказывает наша собеседница. – Вообще участковая служба по своей сути является прекрасной задумкой. Пациенты знают своего доктора, а ты в курсе всех нюансов их заболеваний. Если бы врач-терапевт работал на одну ставку и вел только свой участок, то мог бы вести большую профилактическую работу и в тандеме с медсестрой контролировать все аспекты: у кого из пациентов давно нет флюорографии, кого надо навестить, кому рецепты выписать.

По возвращении в Архангельск Наталья Николаевна прошла первичную специализацию по лечебной физкультуре и стала работать в отделении физиотерапии Первой городской больницы.

– На каком-то этапе я поняла, что не хочу лечить людей только таблетками. Самым близким мне направлением оказалась специальность врача ЛФК, – рассказывает Наталья Фридгон. – Здоровье держится на трех китах – на правильном питании, душевном равновесии и движении. Многие люди воспринимают возможность двигаться как нечто обыденное и понимают ее ценность только после того, как что-то случается. Жизнь без движения – это тяжелейшее испытание. За возможность двигаться надо бороться так же, как за саму жизнь.

Посмотреть на пациента нужно в первые сутки

В 2010 году в Первой городской больнице был открыт Региональный сосудистый центр (РСЦ). Благодаря этому наработанная годами система оказания помощи пациентам с острым инсультом приобрела стройность и устойчивость, а реабилитацию удалось значительно усилить. Наталья Фридгон перешла на работу в неврологическое отделение РСЦ.

– Когда ты изо дня в день работаешь с одним диагнозом, то набираешь колоссальный опыт. Начинаешь настолько хорошо понимать происходящие процессы, что предвидишь результат своей работы, – отмечает Наталья Фридгон. – Мы работаем с пациентами прямо в отделении и постоянно наблюдаем их в динамике. При необходимости вместе с лечащим врачом оперативно корректируем назначения. Это улучшает качество нашей работы и лечения пациента.

Сейчас в Региональном сосудистом центре 53 койки. Коллективу в работе очень помогает опыт, приобретенный в сотрудничестве с норвежскими коллегами. Интересную и полезную учебу для медиков также проводили специалисты из Санкт-Петербурга.

Врачи медицинской реабилитации подключаются к ведению пациента с инсультом практически сразу после его поступления в стационар. Иногда даже в первые сутки – все зависит от возраста, тяжести заболевания и сопутствующих патологий.

– Посмотреть на пациента нам нужно в первые сутки. Это не значит, что сразу начнем что-то делать с ним. Прежде всего важно оценить его состояние и понять, в какой помощи на данном этапе он нуждается. Самые тяжелые случаи – когда человек не может с тобой контактировать. После изучения истории болезни и необходимых исследований ему выполняется пассивная гимнастика, повороты в кровати. Нельзя ждать, пока он придет в сознание и поймет, что надо двигаться. В положении лежа – большой риск развития осложнений: тромбозов, пролежней, атонии мышц, нарушений тазовых функций, – объясняет наша героиня. – С кем-то можно и в первые сутки позаниматься – посидеть, постоять, поговорить. Бывает, что пациент не имеет двигательного дефицита, но неадекватен и дезориентирован. Здесь подключается психолог.

Степень восстановления зависит от совокупности факторов: от тяжести самого инсульта, от состояния здоровья и характера пациента – одни по натуре борцы, а другие впадают в депрессию. Психологическая реабилитация требуется многим пациентам. Если до «сосудистого удара» человек был абсолютно здоровым, сильным, активным — и вдруг понимает, что даже в самых элементарных вещах ему нужна помощь, это действует угнетающе.

– Именно поэтому основной метод реабилитации – мультидисциплинарный подход, – подчеркивает Наталья Фридгон. – У нас работает мультидисциплинарная бригада, в которую входят лечащий врач-невролог, логопед, клинический психолог, врач лечебной физкультуры, кардиолог, физиотерапевт, медсестры. Пациента необходимо со всех сторон подхватить, чтобы эффективно помочь. Бороться надо всегда. Иногда в практике происходят удивительные случаи: кажется, что ничего хорошего ждать не приходится, а пациент восстанавливается. Разумеется, не всегда речь идет о полном возвращении к жизни, но то, что он ходит по улице, обслуживает себя, помогает своим родственникам, – тоже большой успех.

В сосудистом центре пациента смотрит в общей сложности десяток разных специалистов. Одни работают над тем, чтобы нивелировать последствия инсульта и восстановить функции, насколько это возможно, другие – над вторичной профилактикой. Важно выяснить причину нарушения мозгового кровообращения и найти способы для ее устранения – от оперативного лечения до приема специфичных лекарств, отказа от вредных привычек.

Физическая нагрузка должна быть разумной

В условиях пандемии COVID-19 в некоторых случаях подходы к реабилитации пришлось корректировать. Если пациент какое-то время назад переболел коронавирусом, то восстановление после инсульта дается ему гораздо сложнее из-за очень сильной астенизации (повышенной утомляемости). На занятиях по двигательной реабилитации все пациенты устают, но здесь это проявляется вдвойне.

Поговорили мы с Натальей Николаевной и о реабилитации после коронавируса – безотносительно инсульта.

– Восстановление всегда зависит от степени тяжести перенесенной инфекции. Кому-то удается быстро войти в ритм жизни, кому-то приходится по крупицам себя собирать, – поясняет она. – Важно помнить, что физическая нагрузка должна быть разумной. Даже если человек до этого занимался спортом – быстро вернуться к привычному образу жизни он не сможет. Не надо сразу в спортзал бежать, не потянет организм эту нагрузку. Начинать надо потихоньку, с простых действий. Помните, в советские годы была обычная утренняя гимнастика, рассчитанная на среднестатистического гражданина. Она состояла из элементарных упражнений, при которых чередовалась нагрузка на разные группы мышц – руки, ноги, туловище, с дыхательными паузами. Это идеальный вариант. Затем можно начинать прогулки, но тоже осторожно. Ходить дома, где ровный пол и все привычно, и на улице при астенизации сначала тоже может быть тяжело. В такой ситуации главное – не форсировать, но и долго не залеживаться, а потихоньку возвращаться к здоровой жизни.

Наталья Фридгон много и увлеченно говорит о реабилитации. Сразу видно, что для нее это больше, чем просто работа, – призвание, дело жизни… Вопрос, за что она ценит свою специальность, дал повод рассуждать о стремлении помогать, о том, что это очень человеческая профессия, и в медицине остаются работать гуманисты. А мотивация ее насколько простая, настолько и значимая: «Каждый день ты делаешь то, что нашим пациентам очень нужно…»

Наталья Сенчукова

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 8 октября 2021 г.