Лучший хирург Архангельской области: «Ничто не дается нам так дешево и не возвращается так дорого, как здоровье»

В номинации «Лучший хирург» традиционного областного конкурса «Лучший врач года» в Архангельской области в этом году отмечен Максим Савельев. График заведующего отделением, врача-уролога Первой городской клинической больницы им. Е. Е. Волосевич г. Архангельска обычно перегружен, но «благодаря» коронавирусу для нас нашелся свободный час. Мы успели поговорить о многом: о том, как житель Краснодарского края приехал на Север и влюбился в него на всю оставшуюся жизнь, как изменилась урология за последние годы, на что сегодня способно ведущее профильное отделение Архангельской области и что ждет его в будущем.

О своей семье, которая стала настоящей медицинской династией с большой историей, Максим Савельев рассказывает очень тепло и с большим уважением.

— Я из врачебной семьи, врач в третьем поколении. Одна бабушка была терапевтом, вторая фельдшером-акушером. Мама – педиатр, папа – детский хирург-уролог. В этом году и сын поступает в медицинский университет – надеюсь, что наша династия не прервется, — улыбаясь, рассказывает доктор Савельев.

Отвечая на вопрос, почему именно урология стала главным делом жизни, он поведал еще одну чудесную историю из своей жизни.

— У меня интересный был выбор профессии, — вспоминает Максим Викторович. — С 14 лет я хотел быть врачом. Родные и знакомые пытались меня отговорить, мол, есть юриспруденция, экономика – это намного выгоднее, интереснее и так далее. Но я не поддавался на уговоры. Родители поступили очень просто: сначала мама взяла меня к себе на прием. Посмотрел, как она работает с маленькими детьми, у которых не всегда можно все выяснить, которые тебе не пожалуются, не расскажут. Половину приема я честно отсидел и понял, что это не мое.

Затем пошел на прием с папой. В кабинет к нему заходили взрослые люди, все объясняли, все показывали, все было понятно, особенно по сравнению с новорожденными. Вот так я и решил, что буду урологом. Было мне тогда около 16 лет.

Наперекор Ломоносову

Первые три года Максим проучился в медицинском институте в Краснодарском крае, тогда же и там же он начал познавать больничную жизнь изнутри – начал работать операционным санитаром. После переезда на Север и перевода в АГМА начал работать медбратом в урологическом отделении Первой горбольницы. Здесь же по окончании университета остался трудиться врачом, а в 2017-м был назначен на должность заведующего отделением – тем самым, в которое он поступил на работу медбратом в 1997 году.

— Сейчас модно по разным мотивам и поводам уезжать из Архангельска, а вы, наоборот, приехали на Север и, похоже, совершенно не жалеете об этом. В чем секрет такого решения?

— Можно сказать, что я пошел наперекор Ломоносову – он ушел с Севера, я приехал на Север, — смеясь, отвечает доктор Савельев. — Мне здесь комфортно и жить, и работать. Сейчас ситуация немного испортилась, но раньше люди в своем большинстве здесь были просто классные.

Вначале я был поражен – куда бы ни приходил, меня встречали очень доброжелательно и были мне искренне рады. Здесь я научился чай пить (на юге в основном пьют компоты). И природа тут настолько шикарная! Она совершенно иная по сравнению с южной. Плюс отличная рыбалка – друзья «подсадили» меня на нее, и это стало одним из главных моих увлечений на многие годы. Пытались и на охоту приглашать, но я, по-видимому, не охотник. По лесам побродить очень интересно. Реки шикарные.

На юге главное – это море, а такой красоты, как на Севере, там просто нет. Она не строгая, она не суровая – она своя собственная. Конечно, к снегу на протяжении шести месяцев в году, белым и длинным черным ночам привыкать было тяжело. А сейчас, честно говоря, и уезжать не хочется — настолько прикипел, что называется.

Путевка в жизнь

Одним из важных аргументов в пользу того, почему молодой амбициозный врач выбрал работу в Архангельске, а не уехал в поисках более выгодных предложений, по мнению доктора Савельева, стала возможность профессионального роста. По его словам, если на юге России успех и карьера строятся в первую очередь на деньгах (причем немалых), то у нас главное – это человеческие отношения.

— Начиная изучать новую тему, я приходил к заведующему отделением Сергею Прокопьевичу Нестеренко и говорил: хочу заняться такой-то проблемой. Ответ был всегда положительный: ты занимайся, если что, я тебя прикрою, — вспоминает Максим Викторович. — Это очень важно, когда ты понимаешь, что тебе всегда помогут, даже если что-то не получается. Мне было интересно заниматься новыми видами операций – я был молодой, амбициозный, кровь играла. А когда тебе не просто не мешают, но еще и помогают – это было важно. В результате уже к концу ординатуры я делал то, что врачи на юге (даже с большим стажем) не могли.

Помимо Сергея Прокопьевича в те годы мне помогали и поддерживали мои начинания прекрасные специалисты-урологи Александр Николаевич Лиханов, Александр Донатович Фефилин, Альберт Иванович Киселев, Андрей Вячеславович Добрыженков. Хочется вспомнить и Сергея Павловича Бокового – ныне он главный уролог области и заведующий курсом урологии СГМУ.

В интернатуре по хирургии у меня было два основных учителя – Виктор Николаевич Поздеев и Александр Анатольевич Кузнецов. Наша ангиографическая служба помогала развивать малоинвазивную помощь. Так, например, Игорь Борисович Антонов, Василий Пятков, Александр Иваненко научили меня работать с проводниками и еще очень многим важным вещам.

Очень помогла учеба на передовых в области урологии клинических базах Ростова, Москвы, Питера и Краснодара.

Безусловно, говоря о Первой горбольнице и ее сотрудниках, нельзя не вспомнить и легендарную Еликаниду Егоровну Волосевич. Это был Человек с большой буквы. Именно она взяла меня на работу после университета. В то время среди коллег было принято считать, что если тебя Еликанида Егоровна похвалила, то не нужны были никакие другие награды и премии.

Все течет – все меняется

Во многих врачебных специальностях за последние годы отмечается серьезный качественный скачок: появляется новое оборудование и, соответственно, новые методы, принципы и технологии, позволяющие лечить пациентов значительно более качественно при меньших сроках госпитализации. Естественно, что мы не могли не поинтересоваться о том, что нового происходит в урологии с точки зрения технического оснащения.

— Главные приоритеты урологии на данный момент – делать все эндоскопически либо малоинвазивными, щадящими для пациента методами, — рассказывает доктор. — Сейчас у нас процент малоинвазивных операций дошел до 68-70, и мы считаем, что это хорошо, ведь у нас далеко не самое лучшее материально-техническое обеспечение и мы находимся, что называется, на периферии. В этой связи, безусловно, нужно отдать должное главному врачу Сергею Валентиновичу Красильникову, который, несмотря на все трудности с финансированием, пытается решать задачи оснащения отделения.

От качественного современного оборудования действительно зависит очень многое. После того как в отделении в 2007 году появился уретерореноскоп и пневмолитотриптер, соотношение открытых операций при камнях в мочеточнике и эндоскопических стало девять к одному. При обычной в то время открытой операции пациент пролежал бы в больнице до 15 дней, затем восстанавливался до трех месяцев. При новой методике человек чаще всего трудоспособен уже через три-четыре дня.

Замечу, что аппарат тогда стоил около 2,5 миллиона рублей, и это некоторым казалось непозволительно много. Но, как говорил наш бывший заведующий Сергей Прокопьевич, посчитал ли кто-нибудь, сколько денег мы сэкономили государству после внедрения этой техники?

Следующий большой этап в жизни нашего отделения был связан с появлением лазера. С его помощью мы начали оперировать стриктуры мочеточника (аномальные сужения канала мочеточника, полностью или частично нарушающие его проходимость. – Прим. ред.), лейкоплакию мочевого пузыря и т. д. Если коротко – стали делать очень большой объем оперативных вмешательств.

Сейчас ждем новую аппаратуру, с помощью которой начнем оперировать аденомы. Железа будет вылущиваться эндоскопически, размельчаться и убираться. Через пять дней больной сможет выписаться, а уже через две недели приступить к работе. Заживление совершенное иное по сравнению с традиционными в настоящее время открытыми операциями.

Замечу, что на данный момент выросло уже несколько поколений врачей, которые просто не видели многие классические открытые операции, описанные в старых учебниках по урологии. Сегодня мы все практически полностью перешли на иные методы лечения.

Команда мечты

Не будет преувеличением сказать, что для успешной работы по хирургическим специальностям очень важно наличие сплоченного коллектива, который будет действовать по единым правилам даже в самых сложных ситуациях. Идеальная команда подбирается и формируется не за один год, но при благоприятных условиях позволяет в течение многих лет работать как единый уникальный механизм.

— Насколько вам комфортно и интересно работать в вашем отделении, в какой степени коллектив отвечает вашим ожиданиям и запросам?

— Безусловно, без хорошей команды нормальной работы не будет. В операционной ты должен понимать, что вы с коллегами работаете единым блоком, — отвечает Максим Викторович. — Порой взаимопонимание с операционными сестрами доходит до автоматизма: иногда протягиваешь руку, думая, какой бы инструмент тебе попросить для следующего этапа. А в это время опытная операционная сестра тебе подает именно то, что нужно. Опытные сестры знают, как ты работаешь, изучили твои привычки, и это создает важный комфорт в операционной.

У нас замечательный сестринский коллектив, которым руководит старшая медсестра Ирина Яковлевна Волыхина. Она меня во всем и всегда поддерживает, и это очень важно – заведующим- то я работаю всего три года, и этому меня особо никто не учил.

Когда ты пять-шесть часов отстоишь в операционной и понимаешь, что в кабинете тебя ждет еще куча бумажной работы, вот тут и приходит на помощь старшая. По сути, на ней держится весь сестринский коллектив отделения и одна из самых важных частей нашей работы – выхаживание послеоперационных больных.

Если в отделении есть хороший сестринский коллектив – ты спокойно можешь оперировать, так как знаешь, что, если что-то случится, они сразу же начнут делать первые шаги, при этом параллельно найдут тебя и скажут, в чем проблема.

Что касается врачебной части команды, то на данный момент у нас сложилось идеальное распределение кадров. Есть крепкий возрастной костяк из трех человек, мы уже «старики», при этом я в этой группе самый молодой. Еще два врача по возрасту относятся к «крепкой середине»: они уже многое могут делать сами, хотя общий стаж работы не такой и большой. Очень важно, что есть молодежь, которая работает один-три года, но стремится развиваться и имеет для этого все основания и возможности.

В общем, коротко охарактеризовать наш коллектив можно простой и понятной формулой: профессионалы с горящими глазами, которые хотят, могут и делают.

Вирус уйдет – проблемы останутся

Наверное, во всем мире не осталось ни одной сферы человеческой деятельности, которую бы не затронул «главный вирус 2020 года». Многие лечебные учреждения вынуждены в этих условиях оказывать только экстренные виды медицинской помощи, при этом количество отложенных на потом плановых больных продолжает нарастать….

— Это действительно так: на данный момент у нас в отделении лежат всего 30-35 пациентов, поступивших по скорой, — рассказывает доктор Савельев. — Стало меньше поступать даже срочных больных, люди просто боятся стационаров. Но ведь людей с хроническими заболеваниями все равно нужно лечить, и никуда от этого не деться.

В «докоронавирусное» время мы делали в месяц до 200 операций, в том числе каждый день было примерно четыре-пять плановых, остальные пациенты поступали по скорой помощи. Таким образом, мы понимаем, что операции все равно придется делать, при этом их не разнесешь в плановом порядке по одному человеку в неделю. Придется брать по два-три пациента в день дополнительно. Это будет сложно даже организационно: в отделении всего 56 коек, и после окончания пандемии их не станет вдруг 70.

Впереди – новые цели и задачи

По мнению доктора Савельева, основная деятельность отделения урологии Первой городской больницы имени Е. Е. Волосевич сконцентрирована сегодня на трех главных направлениях: эндоскопическом лечении мочекаменной болезни (таким образом здесь лечат уже около 99 процентов больных), трансуретральной хирургии (в основном это лечение аденомы предстательной железы и стриктур уретры) и лапароскопической хирургии. Но Савельев не был бы сам собой, если бы не развивал новые высокотехнологичные методы лечения урологических заболеваний.

— Одно из перспективных направлений, которым первыми в области начали заниматься в нашем отделении, – это чрескожная нефролитотрипсия. Суть операции заключается в том, что через прокол дробится камень и затем извлекается, — продолжает доктор. — Другая тема — коралловидный нефролитиаз (когда из одного-двух-трех доступов очищается почка), этой проблемой в Архангельской области занимаемся только мы.

Наша служба малоинвазивной хирургии – одна из немногих в России и единственная в СЗФО. Это отдельная операционная, где работают урологи, хирурги и эндоскописты, и все, что можно делать таким способом, мы стараемся делать там. В начале нашей деятельности, когда объемы были не такие большие, когда мы только развивались, все было хорошо. А сейчас уже задыхаемся от количества операций, которые можно делать с меньшими проблемами для пациентов. Мы обсуждали вопрос дооснащения службы всем необходимым с главным врачом и надеемся на его помощь. Выделив службу малоинвазивной урологии в отдельную структуру, сможем позволить себе совершенно другие объемы.

Еще один перспективный проект, который обсуждаем уже в течение нескольких лет, – городской амбулаторный урологический центр, его создание позволит снять часть нагрузки со стационара и повысить качество помощи в целом.

Уверен, что для успешного запуска этих и других проектов у нас есть самое главное – коллектив высокопрофессиональных единомышленников, который хочет и может работать и готов развиваться.

Полезные советы от доктора Савельева

Мы поинтересовались у Максима Викторовича, на что в первую очередь должны обращать внимание мужчины, которые хотят прожить жизнь так, чтобы (в прямом смысле) не было мучительно больно, в том числе и за бесцельно прожитые зрелые годы. Именно в этот период в организмах значительного количества наших сограждан накапливается огромное количество хронических заболеваний, которые в любую минуту могут обостриться и принести как минимум неприятные ощущения…

— Во-первых, каждый человек должен питаться правильно, — считает Максим Викторович. —  Еще  в  древности Гиппократ сказал: «мы то, что мы едим». Нынешнее поколение ест неправильно и не пойми что. Раньше продукты были натуральными, без всяких Е-добавок. Самое страшное, что придумал мир,  — это вредный фастфуд, пепси и колы. Все это активно едят дети, что в итоге приводит к излишней массе тела, а это является настоящей катастрофой.

У мужчин излишняя масса тела приводит к тому, что образуется избыточное количество эстрогена — прямого противника тестостерона, который в мужском организме отвечает за очень многие вещи (мышечная работа, интеллект, половая жизнь).
Кроме правильного питания очень важен активный образ жизни. Не так сложно 15-20 минут утром или вечером посвятить зарядке, растяжке и так далее. Вроде бы немного времени, но это позволяет организму  функционировать правильно.

Я обычно своим пациентам говорю: заведите  хорошую привычку  гулять пять километров в день.  Не можете пройти столько – походите хотя бы полчаса. Отключитесь от работы, от всего лишнего — очень помогает.

Для больных мочекаменной болезнью и людей, страдающих от хронических воспалительных заболеваний, очень важен питьевой режим. Идеально, если он будет подбираться индивидуально. Но в среднем объем потребляемой жидкости должен быть около двух – двух с половиной литров в день в зависимости от нагрузок, сопутствующих заболеваний и некоторых других факторов.

Почему урологи придают питьевому режиму особое значение?  Все дело в том, что шлаки из организма выводятся при помощи обильного диуреза. Именно он не позволяет развиваться мочекаменной болезни.

Концентрированная моча – это концентрированный солевой раствор, и камни в нем образуются быстрее. Разводим  (пьем больше жидкости) – риск образования камней снижается. То же самое касается размножения бактерий.

Стоит обратить внимание на регулярную половую жизнь. С точки зрения физиологии во время оргазма работают многие группы мышц малого таза (простата – тоже мышечный орган), выделяются эндорфины – гормоны счастья.

При малоподвижном образе жизни в малом тазу, как правило, возникает  застойное полнокровие, которое провоцирует многие проблемы. Особенно страдают от этого офисные работники с преимущественно сидячим образом деятельности, которые ко всему прочему подвержены многочисленным стрессам.

Пожалуй, одним из самых важных моментов, о чем наши сограждане забывают чаще всего, является регулярное посещение врачей. Иногда   привозят в три часа ночи пациента, и ты его спрашиваешь: почему не обращались ранее? Ответ, как правило, одинаковый – думал, само пройдет.

Нельзя самим себя запускать, а затем обижаться на врачей, которые не  могут  быстро вылечить ваш запущенный случай.  Согласен, что медицинская помощь не всегда доступна в том объеме, в котором хотелось бы. Но попытаться попасть к врачу при первых  симптомах заболевания все-таки можно и нужно!

После 30 лет уровень тестостерона понемногу начинает  снижаться, поэтому после 45 мужчина обязательно должен посещать уролога. Особенно важно соблюдать онконастороженность,  ежегодно сдавать кровь на ПСА. К огромному сожалению, это мало кто делает.

Моя любимая старая поговорка гласит: ничто не дается нам так дешево и не возвращается так дорого (а иногда и не возвращается совсем), как здоровье. Многие думают, что государство должно им все обеспечить и предоставить бесплатно. Но ведь здоровье-то ваше, товарищи. И вы в первую очередь сами должны о нем заботиться!

Алексей Новиков
Фото: Николай Гернет

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 23 июня 2020 г.