Детская областная школа народных ремесел отмечает 30-летие

В сравнении с другими образовательными учреждениями такой возраст кажется не очень внушительным. Но за эти годы детская школа народных ремесел  в Архангельске по праву стала считаться визитной карточкой и центром декоративно-прикладного искусства региона. Каждый день в красивое здание на Чумбаровке с радостью идут дети, а в мастерских раздаются звуки работы инструментов.

Школа сохраняет и развивает традиционные ремесла Русского Севера и с огромным энтузиазмом делится секретами, красотой и добротой  народной культуры. Праздничная дата стала поводом поговорить с директором учреждения Ириной Огородник про будущее народных ремесел, миссию школы и о том, как найти достойных учеников.

— Ирина Владимировна, как вы перестроили обучение в новых условиях коронавируса? Мне казалось, ремесла можно передавать только от мастера к ученику из рук в руки.

— Все зависит от конкретного ремесла. На самом деле некоторые педагоги имеют опыт дистанционного обучения народным ремеслам с 2008 года. Мы это начинали очень давно одни из первых в стране, потому что нам нужно было повышать квалификацию самим и передавать опыт в свои областные творческие мастерские.

Дети помладше получают домашние задания, в основном по теории. Старшие, более опытные, взяли на дом свои работы, доделывают их под руководством педагогов- мастеров.

Серьезно говорить о передаче ремесла дистанционно можно только с теми ребятами, кто уже имеет серьезную подготовку. Через веб-камеру очень плохо виден цвет, поэтому с лоскутом, вязанием, вышивкой, ткачеством есть сложности. Форму трудно понять через экран, педагогу нужно быть рядом.

Научиться плести простой пояс можно  по схеме, технологической карте. Можно делать небольшие вещи из бересты, соблюдая технику безопасности. Но есть ремесла, когда ты должен видеть и контролировать, например, глубину рельефа в резьбе по дереву. Педагог только лично может определить возможности ребенка. Мы стараемся, чтобы 80-90% изделия было выполнено силами учащегося. Но не помогать невозможно, потому что в каждой работе есть элементы, которые ребенку пока что не под силу. А ведь хочется, чтобы эти вещи были законченные, чтобы их можно было показать на выставке,  передать в музей.

Поэтому мы очень ждем окончания режима изоляции, нашим выпускникам нужно закончить свои работы на звания «Подмастерье», «Мастеровой», «Мастер». Особенно волнуюсь за первый выпуск педагогов дополнительного образования в сфере декоративно-прикладного искусства и изодеятельности.

У наших педагогов сейчас есть время для обобщения материала и создания новых методических разработок. В соцсетях у школы много подписчиков, мы регулярно проводим мастер-классы, объявляем конкурсы рисунков и открыток– к Пасхе, Дню Победы, даже провели конкурс «Долой коронавирус», работаем в Интернете активно.


Государственное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования Архангельской области «Детская школа народных ремесел» открыта в Архангельске в 1990 году. Её основатель Народный мастер РФ, заслуженный работник культуры РФ, лауреат премии Президента в области образования, лауреат региональной общественной награды “Достояние Севера”, почетный гражданин города Архангельска Владимир Николаевич Бурчевский.

— Мы видим на прилавках и в Интернете массу штампованных вещей, мне кажется, можно найти сейчас все что угодно для быта, дома. Зачем что-то делать, если можно купить? Или даже по-современному распечатать на 3D-принтере?

— Нужно зайти немного с другой стороны. Я в ремесле вижу большую составляющую трудотерапии, воспитания характера. Да, можно купить готовое. Но ты не  будешь это ценить. Когда ты своими руками сделал, выстрадал душой, потом можешь подарить, поставить дома, передать в фонды музея. Наши коллекции хранятся в краеведческом музее, в «Малых Корелах», в музее ИЗО.

Во время работы ребенок учится очень многим вещам. Он подбирает материалы, их цвет, продумывает форму, сам расписывает, появляется чувство соразмерности. Одним словом, он становится творцом.

Лучше, чем ремесло, для воспитания никто не придумал.  Здесь развивается аккуратность, терпение, усидчивость, дисциплинированность, чего не хватает большинству детей. И эти навыки пригодятся на всю жизнь.

Ремесло — это тоже технологический процесс, если говорить современным языком, в этом плане популярная робототехника истоки свои взяла от ремесла. Есть идея, проект, схема,  материальное воплощение. А воспитать чувство прекрасного? Именно поэтому мы преподаем еще и историю вещей, теорию рисунка, обработки материала — все в комплексе.

Ручные вещи дольше служат, их берегут. Вспомните про сарафаны, которые передавались из поколения в поколение, пояса, свадебные полотенце и так далее.

Сейчас весь мир стал каким-то одноразовым. А ручной труд притягателен именно тем, что мы не размениваемся на эту одноразовость.

— Как оценить, вкладывал ли ученик, мастер душу в работу?

— Мы объясняем ученикам, что каждая работа должна отвечать трем параметрам: красота, доброта, польза. Когда ты видишь все эти составляющие – тогда вот она, душа.

В процессе становления мастерства дети делают сначала простые работы для отработки техники. Есть понятие таланта, который проявляется через определенное время погружения в профессию.

Когда душа в работе есть, это сразу видно, рождаются уникальные вещи. Но их, конечно, немного, в каждой мастерской за год всего 1-2.

Изначально крестьянские предметы быта не были настолько декоративными. Была важна утилитарность, потом уже смотрели на цвет и форму. Даже роспись была в основном мазками, не настолько выверена, упорядочена, как сейчас. Но и тогда люди старались добавить красоту в дом, украсить быт. Ведь прялку можно было не расписывать, она от этого своей основной функции не утрачивала. Можно было и посуду не украшать резьбой.

Вопрос в том, насколько человек был трудолюбив и  одарен видением красоты. Когда мы смотрим этнографические вещи, там не все идеально, местами вышито кривенько, какие-то элементы не проработаны.

Раньше использовались природные краски и была целая наука, как добыть материал.  Сейчас вроде проще – заказал, купил. Хотя появилась другая проблема – как найти натуральные материалы.

— Многие родители оценивают процесс обучения очень просто – будет ли данная профессия востребована в будущем. Какие перспективы у мастеров народного промысла?

— Мы видим, что в регионе раскручен бренд козуль, появляются все новые и новые мастера, и раз они этим занимаются — значит зарабатывают. Много лет развивается косторезный промысел, тем более что в это направление вкладывается государство. Можно отметить ткачество и гончарное мастерство, если у тебя есть стиль, скорость работы и ты делаешь хорошие вещи – заработок будет.

Посуда и одежда нужны всегда. Хотя все мастера честно говорят, что сегодня заказы могут быть, а завтра нет.

Несомненно, это непростой труд, у тебя должны быть мастерская, запас изделий, свой стиль и высокая работоспособность вкупе с креативностью.

Есть ведь понятие ремесленного выгорания. Если ты стараешься  все время сделать красивые вещи, а не только для простого потребления — постепенно накапливается усталость. Приходится себя заставлять что-то придумывать, а творчество идет волнами.

— Вы следите за судьбами своих выпускников, тех, кто показывал хорошие результаты, их жалко выпускать?

— Да, у каждого педагога бывают ученики, которые запоминаются. Мы стараемся держать с ними связь. Некоторые выпускники приходят к нам регулярно. Детей сюда тянет. Кто уезжает – общаются в Интернете.

Приятно, что часть выпускников связывают свою жизнь с ремеслами, учатся дальше, работают в музеях, начинают свое дело, сами преподают. Для многих детей это стало отличным хобби. На сегодняшний день нам известны судьбы  не всех 900 наших мастеров-выпускников. Поэтому мы перед юбилеем бросили призыв в Интернете, чтобы люди откликнулись, рассказали о себе.

— Как к вам приходят новые ученики? Сложно оторвать детей от гаджетов?

— Есть ощущение, что каждый новый поток детей все сложнее увлечь ремеслами. Именно поэтому у нас появились и развиваются очень востребованные направления «Посвящение в ремесло», «Творческая мастерская». Родители осознанно приводят маленьких детей 5-6 лет. У ребенка в этом возрасте особого выбора нет, куда мама-папа привели, там и занимается.

Большой плюс – они здесь общаются вживую, не по телефону, узнают много нового, делают своими руками. И дети приживаются у нас. У них подготовлены руки и голова, они прониклись атмосферой школы, им тут нравится, они готовы выбрать и заниматься  народными  ремеслами осознанно в старшем возрасте.

Мы занимаемся популяризацией ремесел — работаем и с детскими садами, школами, колледжами, вузами. Проводим много выставок, в библиотеках, музеях выставляемся, чтобы о нас узнали.

Даже Интернет стал на нас работать, наполняем соцсети контентом, все хорошо расходится.

Мы сейчас готовим новую программу по подготовке детей к школе способами народного творчества. Будет специальный курс, чтобы у ребенка не возникло в будущем проблем сделать изделие на уроках технологии. Для нас это возможность привлечь новых детей, которые захотят и дальше у нас учиться.  Это сильно облегчит жизнь родителям, которые сейчас на дистанционке вздрогнули, когда им пришлось за детей делать все изделия. Те ребята, которые учатся у нас, более усидчивые, спокойно могут сделать все своими руками.

— Как вы планируете развиваться? Есть ли задумки по созданию новых направлений?

— Идей много, все упирается в нехватку помещений. Некоторые направления сложно открывать по причине того, что мы работаем с детьми.

Мы долго мечтали о кузнечной мастерской, но по нормам СанПиН ее не открыть. Бондарную мастерскую открыли и закрыли, там тоже станки, к которым у детей нет допуска. Козули не можем делать по санитарным нормам. Очень тяжело идет направление народного костюма. Мечтали открыть его отдельной мастерской. Не прижился фольклор.

Думали еще над направлением по созданию морских снастей, лодок, но это нужно делать прямо на берегу, нет педагогических кадров. Хотели обучать набойке, там используется химия, для детей это опасно.

Мы много лет мечтаем об отдельном здании с производственными помещениями, где смогут остаться работать под присмотром мастеров наши выпускники до 18-20 лет. Это будут вещи на выставки, ярмарки, на продажу. Идеально сделать пристройку к зданию, там разместить производство и новый выставочный зал.

Очень много говорится о том, что в регионе собираются развивать ремесленный туризм, новое здание смогло бы стать именно таким центром.

Там можно было бы проводить тематические мероприятия по народным ремеслам и промыслам, выставки работ мастеров, возродить Ассоциацию мастеров. Тогда мы смогли бы претендовать на системное  проведение мероприятий и всероссийского уровня. Такой опыт у нас уже есть — это всероссийские мастер-классы по народным ремеслам  в 2012 году и международный форум в 2019-м с нашими партнерами по обучению народным ремеслам  из Москвы, Санкт-Петербурга, Республики Беларусь, но они не системны, так как мы ограничены в возможностях.

— А как вообще вы оцениваете будущее народных ремесел?

— Трудно судить обо всей России, но интерес молодых дизайнеров и модельеров на ремесленном конгрессе в Санкт-Петербурге в 2019 году к народным ремеслам и промыслам был самый пристальный.

В Архангельской области созданы все условия для большого будущего — богатейшая народная художественная культура, которая на достойном уровне сохраняется и изучается музейными объединениями Архангельска и региона, взращен пласт народных мастеров Архангельской области, благодаря выставкам декоративно-прикладного искусства «Север» и «Мастер года», которые проходят благодаря Союзу художников Архангельской области и Дому народного творчества.

Творческий коллектив школы народных ремесел, в том числе областные творческие мастерские в 14 муниципальных образованиях, создали уникальную систему обучения народным ремеслам, обучают молодых мастеров и достойно представляют Архангельскую область на российских мероприятиях – «Наследники традиций», Дельфийские игры  России и стран СНГ.

Юные таланты Детской школы народных ремесел с 2000 года завоевали пять золотых, две серебряные и бронзовые медали.

— Есть виды ремесла, которые всегда могут оставаться на модном острие. Например, я спокойна за ткачество, практически в каждом районе есть сильные мастера. Все сохраняют свои традиции, даже лен выращивают. С керамикой, гончарным промыслом тоже все хорошо. Лоскут, вышивка, орнаментальное вязание хорошо развиваются. Больше проблем по сохранности, как мы говорим, мужских ремесел. Например, лодки в нескольких территориях, например в Кенозерском парке, они молодцы, сохраняют это направление.  Резьба по дереву на выставках редко представлена, мастеров мало, бондарей почти не осталось, низанье и вышивка  жемчугом практически утрачена и т. д.

Будущее у ремесла есть. Конечно, при поддержке государства и понимании общества. Занятие творчеством с помощью ремесла  нельзя выкидывать, как и, например, занятия музыкой и рисованием. Дети должны развиваться как гармоничные личности, перекос в любую сторону опасен для развития культуры общества.

Чтобы ученикам было интересно – они должны заниматься в творческой среде у мастеров-педагогов, на качественных материалах, их работа должна быть востребована, чтобы учителя и родители похвалили.

Приятно, что и у взрослых есть стремление к прекрасному, очень часто меня спрашивают и родители и даже пенсионеры, когда для них такая учеба будет.  Мы к этому идем, готовим программы по народным ремеслам  для взрослых, но опять возвращаюсь к проблеме помещений, я не очень пока понимаю, где всех разместить.

— Какой есть отдаленный эффект от обучения ремеслам? Если даже ребенок не захочет дальше заниматься ими напрямую?

— Это путевка в жизнь в целом. Мы понимаем, что все больше сфер в будущем будет автоматизировано. Именно поэтому останутся востребованы художественные направленности профессий.

Робот никогда не оформит книгу, даже виртуальную. Робот не соберет красивый буклет, не придумает рекламу. А мир на этом держится.

Родители, которые отправляли детей учиться на юристов и экономистов, столкнулись уже с тем, что работы для них сейчас нет. А когда  у тебя есть художественный вкус – есть множество специальностей на стыке разных направлений, где это может пригодиться. Откуда еще черпать идеи, как не из народных промыслов и ремесел?

Вы же видите вокруг — спортивные костюмы сейчас народной вышивкой украшают, керамическую плитку стилизуют, при создании коллекции украшений все чаще обращаются к истокам народных художественных промыслов. Часто берут то, что на плаву, а на самом деле есть еще масса идей из этнографических и культурно-исторических источников, которые ждут современного воплощения. Именно поэтому девиз нашей школы – «Наследие предков сохраним и приумножим».

Николай Гернет
Фото автора

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 13 мая 2020 г.