Льготы не могут зависеть от зарплаты

arh4641 f0f91

Министерство труда РФ готовит законопроект об отмене северных надбавок. В очередной раз люди, живущие в Москве и получающие очень красивые, стабильные и постоянно растущие зарплаты, решают, что зря ОНИ нам платят. Чиновники уверены, что льготы изжили себя, потому что средняя зарплата в Краснодарском крае практически не отличается от средней зарплаты на Севере.

И это действительно так. Но вопрос: почему такая несправедливость – хочется задать именно чиновникам. Почему, регулярно повышая зарплату себе, они так же регулярно пытаются отнять льготы у нас, руководствуясь собственной некомпетентностью и необразованностью, опираясь только на свои собственные мысли по поводу, не слушая доводов ученых?

За основу взяли линию белых ночей

Ровно 10 лет назад, в 2004 году, от отмены льгот всех северян спасло только выездное заседание госсовета в Салехарде. В тот момент принятие нового закона о Северах висело над нашими головами достаточно угрожающе. Ученые тогда как-то добились встречи с президентом и показали ему всю ущербность уже практически написанного закона и аргументированно раскритиковали так называемую карту льготного районирования, нарисованную руками Минэкономразвития. А ко всему были добавлены выкладки и научные исследования о здоровье людей в условиях высоких широт.

Путин велел создать новую карту, соответствующую, а не противоречащую современной науке. И мы были спасены. А создателей проекта, пытавшихся лишить нас льгот, и составителя карты Северов от Минэкономразвития уволили.

Тогда же создали группу, в которую вошли ученые из Архангельска, Карелии, Якутии и Санкт-Петербурга, из четырех институтов, которым и предстояло обосновать северные льготы раз и навсегда. В нее вошли физиологи, врачи, экономисты и другие специалисты. Одним из авторитетов этой группы был наш архангельский ученый, доктор медицинских наук, профессор Анатолий Ткачев – директор Института физиологии и природных адаптаций Уральского отделения РАН.

На свою первую встречу группа собралась в Москве. Ученые разделились по двум направлениям работы: социально-экономическому и медико-биологическому. Тогда же определили точку отсчета, от которой станут отталкиваться, определяя границы Севера.

За основу взяли линию белых ночей. Как наиболее правильный критерий, который четко привязан к широте, который не зависит ни от природных катаклизмов, ни от средств в бюджете страны. Кроме того, световые скачки от непроглядной ночи зимой до «невыключающегося» света летом на здоровье сказываются очень тяжело. Иммунная, половая, гормональная, сердечно-сосудистая и другие системы организма вынуждены перестраиваться резко и постоянно. Все это только подрывает организм.


Мнения

Владимир Федоренко, помощник депутата Госдумы Андрея Андреева:

– Архангельское городское отделение КПРФ поддерживает требования профсоюзов. Мы выступаем за то, чтобы людям дали нормально жить, нормально работать, а не только выживать в условиях Севера. Если государству не наплевать на Север, на своих людей, то тогда и государственная власть должна предусмотреть и какие-то обязательства, а не только перекладывать всю нагрузку на жителей – тех, кто создает оборонную мощь для страны, и тех, кто осваивает Север и поддерживает здесь жизнь.

Юрий Шаров, депутат областного Собрания:

arh4645 9f41c– В Госдуму внесен проект закона о территориях опережающего развития, в котором северные льготы будут просто «переформатированы». Если сейчас их обязательно платит работодатель, то по новому закону эти средства фактически выделять не будут. В большей степени это относится, конечно, к территориям Дальнего Востока, но его действие может распространиться и на такие северные регионы, как Якутия, Архангельская, Мурманская области и так далее. Такие вещи просто недопустимы.

У нас и так люди с Севера уезжают, в том числе потому, что уровень жизни в средней полосе, по большому счету, ненамного отличается от северного. А может, даже у нас чуть хуже. Поэтому ни в коем случае отменять льготы нельзя, надо обязательно оставлять их в действующем законодательстве, включая оплату проезда к месту отдыха и обратно, «Справедливая Россия» выступает за это.

Александр Савкин, председатель областной Федерации профсоюзов:

arh4638 810f7– «Северные» гарантии и коэффициенты позволяют закрепить на Севере кадры, хоть как-то приостановить отток молодежи. Чем громче раздаются голоса за отмену северных льгот, гарантий, коэффициентов, тем громче мы будем заявлять, что мы против любых попыток их отменить.

Мы очень хорошо видим, что на уровне федеральной власти, министерства труда идет очень оживленная дискуссия о том, нужны «северные» или не нужны. И мы решили в Архангельске и Северодвинске с помощью населения сказать, что мы против любых даже дискуссий об отмене «северных».


Одинаково. И бедному, и богатому

Севером решили считать зону между 61-м и 67-м градусами северной широты. То, что выше, – Крайний Север. Таким образом, почти вся Архангельская область входила в зону Севера. А дальше ученым предстояло сделать огромную работу по составлению полной медико-биологической картины Севера. В анализ входило огромное количество параметров и показателей: от рождаемости и смертности до иммунных сдвигов и наследственных заболеваний.

Мало того, наш европейский Север кардинально отличается от азиатского.

У нас есть Гольфстрим, который смягчает климат. А за Уралом, наоборот, погодой правят холодные течения.
Социально-экономическому блоку вменялось в обязанность считать и обосновывать льготы со своей стороны. И уже на первой встрече ученые обозначили принципиальную позицию: северные льготы не должны зависеть от зарплаты. Сумма должна быть фиксированной и действительно компенсировать жизнь на Севере.

И правительство планировало вернуться к закону только тогда, когда ученые разработают новые критерии подхода к Северам.

Наша зона – экстремально дискомфортная

Госсовет в Салехарде прошел в июне 2004-го. А 4 января 2005 года не стало Анатолия Ткачева. И моя связь с группой ученых, разрабатывающих критерии для Северов, прервалась. Может, группа энтузиастов распалась. Денег-то на разработку критериев требовалось немало. Может, заинтересованными людьми были наняты иные эксперты, которые доказали, что льготы лишь профанация. И сегодня речь снова зашла об отмене. Но обоснования, которые хотел представить правительству Анатолий Владимирович, мне известны.

Он объяснял мне много раз и очень просто раскладывал сложнейший пасьянс наших климатических и географических вредностей. Уверял, что для изменения льготных северных границ базу найти до страшного легко. «Главное – выбрать «нужный» ракурс», – говорил он. Потому что критериев оценки не счесть. Если взять, к примеру, широтный, то Север – это все то, что выше 66О33’. И в эти границы практически вся наша область не вползает.

Еще имеется проект деления карты по дискомфортности проживания. Зоны три: абсолютно дискомфортная, экстремально дискомфортная и дискомфортная. Архангельск и все, что севернее, относится к экстремально дискомфортной зоне. Остальная часть – к дискомфортной. И деление это имеет под собой мощные основания. Они таковы: уровень заболеваемости, младенческая смертность и продолжительность жизни.

Существует принцип районирования по четырем факторам комфортности: природно-климатическому, экономическо-географическому, социально-экономическому и риску проживания. Анатолий Ткачев был убежденным сторонником именно этого районирования. Потому что он самый детальный и разноплановый.

«Не сокращать, а увеличивать компенсацию надо»

Ткачев много лет вместе со всеми учеными своего института доказывал: – Расплата за адаптацию к северным условиям – реальный факт. Раннее старение, сокращение репродуктивного периода (с 25 до 17 лет), у 90 процентов населения области – проблемы с иммунной и гормональной системами.

В условиях Севера более интенсивно приходится работать всем жизнеобеспечивающим системам. Они быстрее изнашиваются. Иммунитет тает. Частые перепады атмосферного давления, циклоны, магнитные бури выводят из строя сердце, легкие, нервную систему, вызывают инсульты. Световая и, в частности, ультрафиолетовая недостаточность в сочетании с недостатком витаминов способствует развитию рахита, различных нарушений обмена веществ, эндокринных функций, тормозит физическое развитие.

Резервы организма истощаются и не противостоят болезням, часто даже при интенсивном лечении. Идет деградация здоровья населения Севера. Заболеваемость на этих территориях выше на 12–23 процента, чем даже в средней полосе. «Не сокращать, а увеличивать компенсацию надо», – возмущался он.

Больше рыбы в корзину!

А еще Анатолий Ткачев настаивал на том, что при расчете потребительской корзины следует обязательно учитывать особенности Севера. Ведь наши энергетические потребности выше, чем у жителей средней полосы, на 15–20 процентов. В корзину, считал он, надо включать лекарства, комплекс витаминов. Увеличить процент рыбопродуктов в ней, предусмотреть количество и качество необходимой одежды и обуви. Пересмотреть оплату проезда, как по городу, так и к месту отдыха.

А вместо районного коэффициента он видел абсолютную надбавку, к примеру, 3 МРОТ (минимальный размер оплаты труда). Причем выплачиваться она должна всем без исключения: в том числе детям, пенсионерам, инвалидам. Но процентные надбавки к зарплате за трудовой стаж на Севере предлагал сохранить, как и дополнительные отпуска, и досрочный выход на пенсию, и другие льготы.

Ученый был уверен, что только при достаточной компенсации полноценная жизнь на Севере возможна. И приводил в пример Исландию. Средняя продолжительность жизни – 81 год.

– Нам все говорят, что нас кто-то кормит, а мы дотационные. Это кому-то так кажется. Север для бюджета России – территория очень полезная. Именно здесь – газ, нефть, рыба, лес, никель, золото, алмазы. 20 процентов валового внутреннего продукта – это не мелочь. Но существующая система льгот крайне недостаточна и не способна обеспечить нашего здоровья и здоровья будущих поколений, – говорил он и призывал не опускать руки, а бороться с чиновниками и убеждать.

И бороться профессор Ткачев предлагал не за льготы, а за тот уровень жизни, который не убивает, а дает силы быть счастливыми и здоровыми в предложенных природой условиях.

Глас народа

Думают, что у нас тут тепло и хорошо

Как вы относитесь к отмене северных надбавок?

Оксана, г. Коряжма:

arh4631 65502– Я против отмены северных надбавок. В них входят оплата проезда к месту отдыха, к месту лечения. Пользуюсь этими льготами. Их хотят убрать потому, что мы вроде как не считаемся районом Крайнего Севера. Думают, что у нас тут тепло и хорошо. А на самом деле условия жизни неблагоприятные: холодно, постоянная смена погоды. Плюс влияние градообразующих предприятий на организм.

Геннадий, г. Архангельск:

arh4619 a98cd– Вы говорите про отмену северных надбавок к зарплате? Я – против. Жизнь будет труднее. Хотя я не очень разбираюсь, какие еще льготы даются северянам. У меня знакомый работает в банке. Он мне сказал, что сейчас у него зарплата 30 тысяч рублей. А если надбавки уберут, то будет 17 тысяч. Это ощутимая разница. Естественно, в случае отмены он уедет из Архангельска. Не имеет смысла работать в тяжелых климатических условиях за такую зарплату.

Валентина, г. Нарьян-Мар:

arh4616 cb05e– Конечно, я отрицательно отношусь к отмене северных. Я понимаю, что зарплата в ИП сейчас от этого не зависит, там просто дают определенную сумму. Но бюджетники как будут жить? Мы ведь зарабатываем эти надбавки в таких тяжелых условиях. Где-то сидят люди, которые хотят подвести все регионы под одну гребенку. И при расчете зарплат проще: не надо сидеть и над коэффициентами думать, суммочку поставили – и все. Все-таки не думаю, что отменят. Сколько ведь нас уже пугали.

Сергей, г. Архангельск:

arh4639 9b955– Если уберут северные, то, получается, льгот-то у нас никаких не останется… Это ведь и оплата проезда на отдых раз в два года, я пользуюсь этой льготой, и северный коэффициент, который прибавляют к зарплате. Раньше уже отменяли, я помню, в начале 2000-х. Но вернули, и правильно.

Условия у нас посчитали вполне нормальными для жизни. Минэкономразвития просто ищет возможности сэкономить на людях. И, как мне кажется, все-таки отменят рано или поздно.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 24 ноября 2014 г.