Лес нужен как воздух

В нашей области в какой район не приедешь, всюду найдешь предприятия лесного комплекса. Одни – крупные. Другие – малые. Но все они живут лесом. Восемь лет работает в Плесецком районе ООО «ИНКОМ-Логистик».

О проблемах лесного бизнеса мы побеседовали с его директором Николаем Галашовым.

– Николай Сергеевич, восемь лет для предприятия в наше время срок довольно солидный. Какие достижения?
– Достижения есть. В нашем арсенале производственные мощности, позволяющие перерабатывать в годовом объеме до 50 тысяч кубометров.

Сегодня у нас работают 50 человек. Хотя еще четыре года назад трудились около 150 человек.

– И с чем связано такое сокращение производства?
– За нами по договору аренды был закреплен лесфонд, который находится в Плесецком районе, за космодромом. И попасть на нашу лесосеку можно только через территорию космодрома. А три года назад руководством космодрома было принято решение, что транзит грузов через его территорию запрещен. Мы обращались во все возможные инстанции, но Министерство обороны заняло жесткую позицию. А альтернативных дорог к нашему участку нет. Вот мы и были вынуждены отказаться от договора субаренды и, соответственно, потеряли большой объем заготовки и, как следствие, переработки древесины, что и привело к сокращению численности.

– В таких условиях многие просто закрываются…
– Да, ситуация была сложная, но мы устояли, не ушли в банкротство. Было много сделано, чтобы предприятие вытянуть и дальше развиваться.

– Как же выкрутились, какой выход нашли?
– Хочу отметить, что мы все время ощущаем поддержку со стороны муниципальных властей района. Лесосеку получали на аукционах по краткосрочным программам, которые касаются занятости населения и так далее. Но в этом году выделение лесосеки по этим программам было прекращено по протесту прокуратуры. И таким образом, лесфонд мы должны были выбирать у арендаторов леса. Или покупать на рынке. Что значительно удорожает себестоимость продукции.

– То есть опять проблема? А возможности получить другой участок в аренду нет?
– Когда космодром закрыл дорогу, никакой альтернативы нам не предложили. По району все леса практически разобраны. Большие участки лесосеки имеют такие крупные предприятия, как, к примеру, Онежский и Соломбальский ЛДК. При этом их осваивают не полностью. Получается, что крупные холдинги, не используя эффективно свои леса, и сами их не перерабатывают, и другим не дают. Как собака на сене.
Для малого и среднего бизнеса в районах доступ к лесфонду становится вопросом выживания. Мы хотим здесь работать и развиваться. Предприятие наше по плесецким меркам достаточно крупное. В поселении Тарасово, где мы базировались, занимались социальной поддержкой. Построили мост, шефствовали над средней школой. Готовы и дальше нести социальную нагрузку, только и нам бы помогли решить проблему с лесом.

– И что для этого, по-вашему, нужно сделать?
– Необходимо сегодня обратить внимание на обеспечение лесным фондом предприятий малого и среднего бизнеса. Их все время стараются выставить в неприглядном свете – «черные лесорубы» с пилой наперевес. Но это далеко не так. Созданы современные производства, закуплено импортное оборудование. Но без перспективы получения лесфонда все развитие сводится к нулю.

– Но перспективы все же есть?
– Конечно. У нас уже есть готовые контракты по пеллетам, есть инвесторы, которые готовы вкладываться и реализовывать эту важную для области программу по изготовлению альтернативного вида топлива. Есть линия по глубокой переработке древесины. То есть мы действуем в русле требований президента Владимира Путина, который неоднократно подчеркивал, что необходимо уходить от экспорта кругляка, а создавать предприятия глубокой переработки древесины на местах. Мы как раз этим и занимаемся. И очень хочется, чтобы нам в этом помогли, а не создавали условия для свертывания производства. От того, что мы из района и области уйдем, никому лучше не станет. Только хуже.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 11 декабря 2014 г.