Коронавирус как шанс на перезагрузку. Интервью с Ольгой Гореловой

Насколько эффективны и своевременны уже реализованные меры поддержки для предпринимателей? Что еще можно и нужно предпринять властям всех уровней для сохранения малого и среднего предпринимательства? Кому тяжелее – арендаторам или арендодателям – и можно ли уравнять их шансы на выживание? Слышен ли голос поморского бизнес-сообщества в Москве и как предприниматели из глубинки могут «достучаться до небес»? Об этом наш разговор с уполномоченным по защите прав предпринимателей при губернаторе Архангельской области Ольгой ГОРЕЛОВОЙ.

– Первые негативные явления от распространения коронавируса почувствовали на себе представители архангельского общепита, гостиниц и турфирмы. В конце марта региональные власти закрыли на неопределенный срок большинство предприятий и организации, не относящихся к сфере жизнеобеспечения. Под ударом оказались около 11 тысяч субъектов малого и среднего предпринимательства, в которых работают десятки тысяч северян. Насколько Архангельская область оказалась готова к таким испытаниям и как вы оцениваете в целом нынешнюю ситуацию в сфере предпринимательства?

– Ситуация, мягко скажем, очень непростая. Несмотря на то что еще за несколько месяцев до введения у нас ограничений мы видели, как развиваются негативные процессы в экономике европейских стран, мы в целом все равно оказались к ней не готовы.

Достаточно быстро были приостановлены многие виды предпринимательской деятельности. На самом деле это очень трудно – работать в условиях неопределенности, когда тебе, с одной стороны, говорят, что ты не можешь работать, а с другой – оставляют какие-то лазейки, но ты не знаешь, как найти ключики от этих дверей. Часть предпринимателей, пробыв некоторое время в шоковом состоянии, начала выходить из него и смотреть, на какие виды деятельности можно рассчитывать, чтобы возобновить работу. А кто-то до сих пор пребывает в ситуации, когда не может найти иной формат для оказания своих услуг.

О том, что происходит в предпринимательской среде, можно проследить по обращениям к бизнес-уполномоченному. Если в первые дни люди жаловались, что не могут работать, платить зарплату и налоги, то спустя всего пару недель после приостановки деятельности начались обращения по поводу того, что они находятся на грани закрытия ИП и готовы вставать на учет по безработице.

– Насколько быстрыми и эффективными оказались меры поддержки, которые приняты федеральным и региональным правительствами для спасения малого и среднего предпринимательства?

– Очевидно, что особенно на начальных этапах скорость реагирования была очень низкой, причем это касается как федеральных, так и региональных мер поддержки. Временной лаг от выступления Президента РФ с соответствующими инициативами до принятия конкретных решений на местах составлял несколько недель, и это, конечно же, очень долго.

Благодаря тому, что мы еженедельно обсуждаем с коллегами-омбудсменами из разных регионов ситуацию в целом по стране в режиме видеоконференций, которые проводит уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов, мы понимаем, что предприниматели, которые хотят получить помощь, сталкиваются с различными административными барьерами. Мы начали проводить «контрольные закупки» с предпринимателями, мониторить эту ситуацию и понимаем, что многие документы часто работают не так, как было озвучено вначале. Например, по предоставлению беспроцентных кредитов под выдачу заработной платы сотрудникам.

К сожалению, ситуация меняется к лучшему не очень быстро. Мы направляем в адрес федерального бизнес-омбудсмена свою информацию и предложения по корректировке решений, но необходимые изменения со стороны правительства опять же возвращаются к нам очень долго.

Достаточно серьезно на региональном уровне отразилась ситуация со сменой губернатора. Некоторые наши совместные с депутатами предложения слишком долго ждали своего рассмотрения, время для принятия оперативных решений по некоторым вопросам было упущено.

По должности я вхожу в комиссию по устойчивому развитию экономики, и первый раз меня пригласили выступить 20 марта, чтобы высказать предложения о том, какие меры необходимо реализовать как можно быстрее. Прошла всего неделя, и я поняла, что они уже не столь актуальны – скорость принимаемых изменений и мер поддержки должны быть очень и очень оперативной.

– Одной из примет времени, причем положительных, стала консолидация предпринимателей по отраслевому признаку и активная работа с ними крупных федеральных объединений. Насколько, по вашему мнению, предприниматели региона могут забыть о неких прежних разногласиях и объединиться в борьбе с общей для всех проблемой?

– Это действительно позитивные моменты, которых не существовало в «докоронавирусное время». У нас было несколько крупных объединений, «большая четверка» (Торгово-промышленная палата, РСПП, «Опора России», «Деловая Россия»).

Они существовали много лет, но у них не было активной позиции по отстаиванию и лоббированию интересов профессиональных групп предпринимателей. Случился коронавирус, и предприниматели стали объединяться в «кружки по отраслям». Одними из первых объединились представители общепита – собрались, сформулировали свои предложения о том, что можно сделать на уровне региона, что на уровне федерального центра.

Далее мы вложили это в перечень предложений на региональном уровне и отправили свои предложения в аппарат федерального бизнес-омбудсмена для обсуждения на уровне правительства страны.

Стоит отметить, что идея организации отраслевых встреч «на высшем уровне» появилась у врио губернатора Александра Цыбульского, и мы ее всемерно поддерживаем. Сегодня подобные обсуждения происходят по многим отраслям (медийная сфера, реклама, строители), и есть уверенность, что круг встреч обязательно будет расширен.

– В последнее время в средствах массовой информации практически каждый день звучат обращения от различных групп предпринимателей к властям различных уровней с просьбой о поддержке. Понятно, что сложности испытывают многие виды и направления бизнеса. На ваш взгляд, кто находится в более сложной ситуации – арендаторы или арендодатели?

– Ситуаций у предпринимателей очень много, и они все разные. Объединяет их то, что все они непростые. Сказать, кому из них легче – арендаторам или арендодателям – очень сложно. В целом, наверное, у арендаторов даже более легкая позиция: есть указ губернатора, где прописан пункт про обстоятельства непреодолимой силы. Есть позиция Верховного суда о том, что арендатор имеет полное право на снижение стоимости аренды даже в судебном порядке, если на его бизнес повлияли обстоятельства непреодолимой силы.

Как только пошла приостановка видов деятельности, первым встал вопрос: что делать и как платить аренду, если бизнес не работает? Совместно с нашими экспертами – юридическими компаниями мы подготовили шаблон уведомления арендодателей о том, что в связи с обстоятельствами непреодолимой силы просим снизить или отсрочить размер арендной платы.

Многие арендодатели прислушались к нам, обнулили или пошли на снижении арендной платы. Тем не менее выявилась когорта «принципиальных» арендодателей, которые не изменили своих условий. Возможно, они надеются, что с уходом одних арендаторов на их место придут другие, но, на мой взгляд, эти надежды весьма призрачны…

Если говорить про собственников помещений, то для них ситуация намного сложнее по сравнению с арендаторами, которые могут воспользоваться различными мерами господдержки (конечно, если они попали в список особо пострадавших отраслей экономики). У арендодателей на данный момент нет возможности рассчитывать на какие-то особые меры поддержки.

Спасти их может только включение кодов их деятельности (ОКВЭД 68.2 и 62.3) в перечень наиболее пострадавших отраслей экономики. Тогда они получат возможность пользоваться отсрочками, беспроцентными кредитами и субсидиями, и мы сейчас за это бьемся.

Отмечу, что в некоторых регионах появились интересные инициативы – правительства пошли на снижение налога на имущество организаций для тех арендодателей, кто снизил арендную плату (в сопоставимых размерах). У нас в регионе такая мера пока не обсуждалась.

– На последней видеоконференции бизнес-уполномоченных, которую проводил Борис Титов, звучали предложения о недопустимости отключения субъектов малого и среднего предпринимательства от коммунальных услуг в условиях пандемии коронавируса. Для Архангельска эта история не менее актуальна, чем для других регионов России: энергетики активно отключают от теплоснабжения предприятия даже за небольшую задолженность. Есть ли выход из этой ситуации?

– Таких историй в Архангельске несколько, они касаются как небольших предприятий, так и крупного холдинга, объединяющего довольно много объектов недвижимости. Ситуации с задолженностью по оплате услуг возникают не только у нас, но и во многих других российских регионах. Примечательно, что недавно в одном из своих телеобращений президент обещал не отключать предприятия от коммунальных услуг. Однако в тексте постановления правительства запрет на отключения касается только многоквартирных домов. Похоже, что про предпринимателей вновь забыли…

Как региональные бизнес-омбудсмены мы пытались обсуждать проблему с поставщиками коммунальных услуг, но мы никто в этой системе взаимоотношений хозяйствующих субъектов.

Требуется решение Правительства РФ о моратории на отключение от коммунальных услуг в случае возникновения задолженности у субъектов предпринимательской деятельности в ситуации с коронавирусом. Мы убеждены, что такое решение должно касаться не только вопросов неотключения услуг – обязательно должна быть оговорка про неначисление пеней в 2020 году.

В середине мая Борис Юрьевич Титов должен подготовить и направить соответствующие предложения в Правительство РФ.

– В деятельности бизнес-уполномоченного при губернаторе Архангельской области всегда уделялось большое внимание информационным аспектам деятельности. Сейчас во время пандемии потребность в информации значительно возросла и вы (что весьма заметно) значительно активизировали свое присутствие в социальных сетях. Насколько эффективна в вашей работе обратная связь, которую вы таким образом получаете с мест?

– У большинства предпринимателей и раньше не было времени и возможности глубоко и серьезно изучать изменения в законодательстве, а сейчас ситуация еще более усложнилась: новые документы (в том числе ограничения) появляются постоянно, и это накладывает особую ответственность на владельцев бизнеса.

Поэтому я считаю, что моя основная задача в нынешней непростой ситуации – перевести на понятный для предпринимателей язык вновь принимаемые законодательные изменения, чтобы они могли оперативно принимать меры по сохранению своего бизнеса в каждой конкретной ситуации.

О том, как на самом деле работает обратная связь и как наша ситуация на местах может получить отражение на федеральном уровне, мы недавно видели на примере ситуации с беспроцентными кредитами на выплату заработной платы сотрудникам малых предприятий.

После того как президент озвучил эту социально важную меру, а банки начали выдавать кредиты, мы сделали несколько «контрольных закупок» и выяснили, что получить такой кредит зачатую невозможно.

Представители уполномоченных по защите прав предпринимателей провели контрольные закупки по получению таких кредитов в 29 регионах, обратившись в отделения 14 банков. Среди них были и крупнейшие (Сбербанк, ВТБ, МСП-Банк). В результате из 158 заявок от предпринимателей кредиты были выданы шестерым.

Банки ввели свое дополнительное требование о том, что у предпринимателя должен быть в их учреждении активный зарплатный проект.

На наш взгляд, это явно излишнее требование, и мы обсудили его на еженедельной пресс-конференции Бориса Титова в ТАСС. Благодаря вниманию федерального уполномоченного, средств массовой информации и коллег в регионах произошли изменения условий по предоставлению беспроцентных кредитов под выдачу заработной платы сотрудникам.

Чудесным образом совпало, что всего через несколько часов в очередном обращении Владимира Путина прозвучал тезис о неэффективности данного вида помощи. Уже на следующий день во все банки страны ушло правительственное распоряжение об исключении из требований активного зарплатного проекта.

В этой ситуации видно, что ресурс всех средств массовой информации обладает огромной силой, и это яркий пример того, как на деле работает обратная связь с помощью современных средств коммуникации.

– Одной из важных мер для поддержки предпринимателей является временное снижение налоговой нагрузки, но далеко не все муниципалитеты спешат это сделать. В частности, коэффициент К2 за период с осени прошлого года был снижен всего в четырех муниципальных образованиях. Почему так происходит и какие дополнительные меры стоит предпринять в ближайшее время?

– Любое снижение налогов для муниципалитетов – это чрезвычайно болезненное решение, поскольку приводит к выпадающим доходам. Среди прочих сборов ЕНВД – достаточно серьезный налог для муниципалитетов, в общей структуре доходов он занимает немалую часть, поэтому не все торопятся его понижать.

В настоящее время вопрос о коэффициенте К2 фигурирует в списке первоочередных мер по поддержке региональной экономики, но только тот или иной глава может принять решение, насколько его понизить, кому и как. Так, например, город Архангельск понизил его в два раза по наиболее пострадавшим отраслям, при этом из списка выпала розничная торговля. В Мирном снизили за второй и третий кварталы, и сейчас предприниматели просят снизить налог и за первый квартал.

Что касается других мер поддержки, то стоит обратить внимание на ограничение получения субсидий, которое возникает у индивидуальных предпринимателей при задолженности в три тысячи рублей. Например, не заплатил он транспортный налог, а 10–20 сотрудников остались без получения минимальной оплаты труда, что совершенно абсурдно. Предприниматель должен иметь возможность заплатить долг и получить необходимую субсидию.

Еще одна приоритетная задача – расширение перечня ОКВЭДов, чтобы была возможность максимально оказывать помощь пострадавшим отраслям экономики. Зачатую бывает так, что основные коды предприниматели оформили 15–20 лет тому назад, а сейчас наибольшая выручка проходит по другим видам деятельности.

При этом налоговая все видит по отчетности, но принимает данные только по основному коду и только по состоянию на 1 марта 2020 года. Предприниматели не могут в этих условиях добавить новые коды и, как следствие, получить субсидии. Мы просим принципиально изменить подход к определению наиболее пострадавших отраслей, чтобы основной вид деятельности определялся не по ОКВЭДу, а по снижению выручки. Если она снизилась на 30 и более процентов – значит, это наиболее пострадавший вид бизнеса.

Такой подход сейчас обсуждается на уровне федерального правительства, и очень хочется верить, что его примут. Несостоятельность логики по ОКВЭДам видна невооруженным глазом, поэтому мы совместно с основными федеральными бизнес-объединениями готовы отстаивать нашу консолидированную позицию.

Кроме того, на федеральном уровне мы говорим про необходимость введения отсрочки новых норм по маркировке, которая в этих условиях несвоевременна.

– Как известно, любой экономический кризис – это не только поражения и убытки, но еще и шанс выйти на новый уровень для практически любого вида бизнеса. На что, на ваш взгляд, стоит обратить внимание нашим предпринимателям уже сейчас, чтобы пройти неизбежную трансформацию с минимальными потерями?

– Для начала очень важно проанализировать, какие услуги будут востребованы завтра, когда режим ограничений закончится. Мы видим, что уже сейчас меняются привычки и приоритеты потребителей, формы приобретения товаров и услуг. Настоящие предприниматели чувствуют это на кончиках пальцев. Поэтому именно сейчас на основе анализа всей информации нужно находить те ниши, которые завтра можно будет открыть первым, быстрее, чем все остальные.

Помимо разгребания текущих проблем нужно понять, будет ли в новых условиях востребован существующий вид бизнеса. Если нет, то стоит принять непростое решение закрывать, но при этом смотреть, а что делать дальше, и искать ту нишу, на которой можно быстро подняться. В принципе в этом и заключается суть предпринимательства: нужно пользоваться временем, пока большая часть коллег находится в режиме ожидания. Алгоритм довольно простой: отряхнулись, потушили пожар, смотрим, что делаем дальше.

Сейчас очень многие виды деятельности перестроились или находятся в стадии трансформации, некоторые направления, даже такие как образование и фитнес, уходят в цифровую среду. Поэтому многим предпринимателям было бы хорошо все эти тенденции уловить и на основе анализа начинать уже сегодня предлагать что-то новое. Нужно начинать собирать вокруг себя людей, которые могут оказывать услуги дистанционно, без аренды помещений и дорогостоящего оборудования.

Конечно, перестроиться многим будет очень сложно, но настоящим предпринимателям важно не упустить именно этот момент и попытаться сегодня найти то, в чем уже завтра можно будет себя реализовать.

Василий Лучников

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 12 мая 2020 г.