Химики в погонах

Большинство из нас думает, что эксперт-химик – это некий человек в белом халате, который, приникнув к окуляру микроскопа, занимается монотонным изучением какого-то вещества. Мы решили проверить, так ли это на самом деле. И напросились в гости в отдел физико-химических и медико-биологических экспертиз Экспертно-криминалистического центра УМВД России по Архангельской области.

В отличие от следователей эксперты всегда остаются «за кадром». А ведь именно они буквално по крупицам собирают доказательства преступлений.

Два-четыре года – на один допуск

Обучиться криминалистике можно в вузах МВД России. Например, в Московском и Санкт-Петербургском университетах МВД. А также в Саратовском юридическом институте МВД России или в Волгоградской академии МВД России.

А можно окончить гражданский вуз, получив профильное образование.
В приоритете технические, химические, экологические, психологические, лингвистические, экономические факультеты.

Владимир Посох, заместитель начальника отдела физико-химических и медико-биологических экспертиз ЭКЦ УМВД России по Архангельской области, в 2003 году окончил химфак АГТУ и пошел работать в милицию. Но в таком случае специализация у эксперта может быть только одна.

– Если приходит криминалист с высшим экспертным образованием, то у него открыто сразу семь допусков. И он может работать. А если такого образования нет, допуски на право осмотра места происшествия и самостоятельного проведения экспертиз можно получить постепенно, – разъясняет Владимир Посох.

Сначала стажер проходит первоначальную подготовку в отделе под руководством опытного эксперта-криминалиста. Затем он едет на стажировку в Москву. После возвращения сдает своего рода экзамен – делает экспертизы, которые потом отправляют в столицу. Там эти работы рецензирует экспертная комиссия, а затем дает свидетельство и допуск.

Чтобы получить один такой, нужно от двух до четырех лет. У одного эксперта в среднем 3–4 направления.

К слову, человек, решивший стать экспертом-криминалистом, должен иметь высшее образование, а также быть физически крепким и морально устойчивым. Так как эта работа связана, мягко говоря, отнюдь не с прекрасными моментами жизни человека.

Важная деталь – фрагмент одежды

Люди этой профессии могут привлекаться в качестве специалиста в составе следственно-оперативной группы, в частности при осмотре места происшествия. Их главная задача – обнаружение, фиксация и изъятие следов преступления и вещественных доказательств на месте происшествия.

Допустим, произошел разбой. Следственно-оперативная группа выезжает на место преступления. Эксперт первым делом осматривает возможные следы пальцев рук, обуви.

– Часто остаются микрочастицы с одежды возможного преступника. Если было разбито, например, стекло, то могли остаться следы крови. А зачастую категорическое доказательство преступления – это как раз результаты дактилоскопии, то есть отпечатки пальцев, и экспертиза ДНК, – объясняет Владимир Посох.

Затем все вещдоки аккуратно заносятся в протокол осмотра места происшествия и исследуются. Ничего нельзя упускать из виду. Например, незаметные для большинства из нас частицы одежды могут впоследствии стать одним из важных аргументов в доказательной базе. Микроволокна затем сравнивают с одеждой подозреваемых.

Двух одинаковых следов не бывает

Но более весомое и даже категорическое доказательство преступления – это результаты дактилоскопии и экспертиза ДНК. Так как двух одинаковых отпечатков пальцев рук не существует.

– Следы обуви также могут существенно помочь следствию. Ношеная обувь, как правило, имеет какие-то повреждения. Вообще не бывает двух одинаковых следов, даже две пары ботинок, которые были изготовлены на одном заводе, становятся разными в процессе их носки, – говорит Владимир.

Надо сказать, что эксперты «химического» отдела дактилоскопию не делают. Основные их направления – исследования нефтепродуктов, наркотических средств, психотропных веществ, волокнистых материалов, а также лакокрасочных, спиртосодержащих продуктов и металлосплавов.

Недавно исследования экспертов помогли следствию найти виновного в непростой ситуации. В ДТП погиб один из водителей.
А так как машины были сильно повреждены, то визуально определить, кто из них явился виновником аварии, было невозможно. Назначили автотехническую экспертизу, благодаря которой специалисты определили характер движения машин во время аварии. А следовательно, указали и на того, кто ее спровоцировал.

Волшебный чемоданчик

В отделе физико-химических и медико-биологических экспертиз имеется целый арсенал приборов. В исследованиях они просто незаменимы. Один из них – газовый хроматограф. Если эксперту нужно узнать состав какой-то жидкости, например качественный состав спирта, то его пробу вводят в этот чудо-агрегат и получают стопроцентный результат.

Необходим в работе и газовый хроматограф, оснащенный хроматомасс-селективным детектором. Этот массивный аппарат незаменим для исследования наркотических и психотропных веществ. Также в арсенале отдела есть рентгенофлюоресцентный микроанализатор, с помощью которого можно проводить анализ различных металлов и сплавов.

В лаборатории отдела есть и другие приборы. Но самый популярный из них – обычный микроскоп.

– Он незаменим, его используют буквально для всех экспертиз на первоначальном этапе, – рассказывает майор полиции.

Без волшебного чемоданчика на место происшествия не выезжает ни один эксперт. Там собраны все необходимые технические средства для первичного осмотра. В набор входят: лупа, телескопическое зеркало, с помощью которого эксперт может рассмотреть объект из неудобного положения, магнитная кисточка, магнитные и немагнитные порошки. Они нужны для того, чтобы выявлять следы. Далее в списке ультрафиолетовый осветитель, тестеры на кровь, пленки, следоскоп. С его помощью можно, например, обнаружить и снять след на пыльном ковре.

Ведь, как рассказывают эксперты-криминалисты, человек на месте происшествия может «обляпать» все. А бывает, и наоборот, ни одного отпечатка.

Кстати, чемодан со всем арсеналом весит порядка 12 килограммов.

Страшные истории

Опытному эксперту всегда есть что рассказать. Что-то запоминается на всю жизнь.

– Приходишь на место происшествия, а там женщина убила мужа. Все дети ревут. Попробуйте в такой ситуации поработать. А когда маленький ребенок внезапно умирает, а ему еще года нет. Тут железные нервы нужны, – вспоминает Владимир Посох.

Выходя на дежурство, эксперт не знает, что его ждет. По этому закону неопределенности Владимиру выпала смена после взрыва на проспекте Советских Космонавтов, 120.

– Из-под завалов извлекли тела 58 человек. Я весь день на все это смотрел, фиксировал. Тяжелая работа, но что делать, – вздыхает майор полиции. 

По его мнению, в работе экспертов есть неоспоримый плюс. Они работают с предметами, а те, в отличие от людей, врать и прикидываться белыми и пушистыми не умеют.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 28 марта 2014 г.