«Каждый работает на себя…»

yakutia.info 7aab8

Художественная резьба по кости в селе Ломоносово Холмогорского района сегодня представлена работами отдельных мастеров. После закрытия косторезной фабрики художники работают поодиночке, мастерство и опыт никому не передаются.

Непонятно будущее выпускников косторезного училища – из-за отсутствия рабочих мест по основному профилю им придется искать работу за пределами региона или продолжать обучение в столицах. Самостоятельно с нуля наладить выпуск изделий и организовать их сбыт молодому специалисту без должной стажировки и предпринимательских навыков практически нереально.

Ранее выпускники школы проходили практику на фабрике, это была единая модель получения профессионального образования: учились у мастеров, нарабатывали практику. В начале 2000-х фабрику закрыли, а косторезы разбрелись по домам. Сегодня они все работают разрозненно – каждый нарабатывал свою базу заказчиков, набивал шишки в контактах с перекупщиками.

Всего в Ломоносово около 35 мастеров. «Промысел живет, пока работают эти люди», – говорят здесь. Молодых, начинающих косторезов практически нет. Человек десять, кто окончил училище, проживают в районе, но по профессии не работают.

Попытка номер…

Минувшим летом администрация Холмогорского района с профильными министерствами правительства области в очередной раз попытались объединить косторезов.

– Нужно признать, что ситуация с косторезным промыслом непростая. Если раньше работала фабрика, контролируемая государством, то сейчас объединяющего мастеров предприятия в Ломоносово нет. Да, необходимо финансирование, возможно, инвестор, но самое главное – желание людей работать, – говорит начальник отдела молодежной политики, культуры и спорта администрации Холмогорского района Ирина Маркова. – Обида мастеров за развал фабрики объяснима, но сейчас государство не будет брать на себя инициативу создавать предприятие – наоборот, экономическая политика направлена на освобождение органов власти от непрофильных видов деятельности, страна живет в других реалиях взаимоотношений власти, общества и бизнеса.

Мы предложили мастерам-косторезам и всем заинтересованным в сохранении промысла лицам объединиться в мастеровую ассоциацию. Она могла бы называться клубом по интересам, рабочей группой – это роли не играет. Важна суть – сообща решать проблемы сбыта продукции, поиска материалов, рекламировать свои изделия, создать общий сайт, разработать фирменный знак холмогорской резьбы по кости, наладить выпуск линейки сувенирной продукции. Шла речь и о преемственности – помогать выпускникам училища, брать их в подмастерья, передавать свое мастерство, – объясняет Ирина Маркова.

Однако к какому-либо результату стороны так и не пришли.

Кому продают?

Почти 70 процентов изделий местных мастеров уезжают в Архангельск, остальная часть – в столичные города. Заказы поступают в сувенирные лавки, антикварные салоны, музеи, ювелирные магазины. У каждого костореза свой контракт, цены и договоренности с посредниками.

В Холмогорском районе продажа есть, но доход от нее небольшой. Достойная сувенирная лавка – вот чего не хватает в Ломоносово, по мнению некоторых косторезов. Нет возможности и выезжать на ярмарки. Если раньше места для изделий холмогорских косторезов на той же Маргаритинке можно было получить бесплатно, то сейчас для компенсации расходов на выставочно-ярмарочную деятельность необходимо иметь юридическое лицо.

Из чего режут?

С материалами особых проблем мастера не испытывают. Самая доступная – коровья и свиная кость. Раньше ее под заказ поставлял Вельский мясокомбинат, а сейчас косторезы вынуждены покупать ее в обычных магазинах и вываривать с содой или стиральным порошком. Ценные виды материала – кость мамонта, моржа, зуб кашалота – редкость. Не все косторезы могут их купить, так как цены начинаются от 20–25 тысяч рублей за килограмм.

– Часто предлагают кость моржа, из Москвы – купить бивни мамонта, – рассказывает резчик по кости из села Ломоносово Ольга Неверова. – Но у нас практикуется иной подход: заказчики сами привозят материал, и мы уже с ним работаем под заранее оговоренный объем заказа.

Объединяться нужно, но лидера нет

По словам Ольги Неверовой, мастера еще сами до конца не разобрались, как жить дальше.

– Сама идея ассоциации, которую нам предлагают создать, не пришлась по душе, потому что среди нас нет явного лидера, грамотного инициатора, кто мог бы заняться продвижением промысла, сохранением традиций в новых условиях, – говорит мастер.

Идею восприняли скептически, потому что мастеров с именем в колею уже не вернешь, они привыкли работать обособленно и не готовы кардинально перестраиваться. Самое главное – ради чего? Продукцию они реализуют сами, имеют неплохой доход.

– На мой взгляд, говорить нужно о создании некой компании, юридического лица, под брендом которой могли бы работать молодые выпускники, – считает косторез.

Ольга Неверова поступила в Ломоносовскую художественную школу (ныне – художественное училище) в 1980 году. После окончания школы в 1983-м перешла работать на косторезную фабрику. В 2000-м вела курс резьбы в училище, группа была большая – 20 человек. «Тогда не было ни материалов, ни оборудования», – вспоминает Ольга. Из всего выпуска по специальности сейчас работают единицы – остальные либо разъехались, либо выбрали для себя другую профессию (кто-то стал продавцом, кто-то бухгалтером или воспитателем в детском саду).

– Все потому, что в селе нет рабочих мест, мастерских, где выпускники могли бы творчески развиваться и зарабатывать, – считает мастер. – Если люди поймут, что кто-то может их трудоустроить и платить зарплату, принимать изделия от резчиков, которые работают на дому, – вот тогда объединение состоится.

Сегодня в Ломоносово есть все, чтобы сюда пришел серьезный инвестор: пустующие здания косторезной школы, помещения нового училища, общежитие. Нет только времени, чтобы понять: если ничего не предпринимать, совсем скоро возрождать будет нечего.

Торговля бивнями – единственный способ заработка для жителей северных районов Якутии, где находится большое количество мамонтовых кладбищ. Там в условиях вечной мерзлоты кости и бивни очень хорошо сохранились. На черном рынке бивни мамонта стоят примерно 25 тысяч рублей за килограмм. Это ценный материал, который используется резчиками. Фото: yakutia.info

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 1 февраля 2018 г.