Как людская молва утопила Краснознамённого лидера эсминцев «Баку»

В 1988 году на Соловецких островах работала экспедиция Министерства культуры РСФСР. Недалеко от бухты Благополучия её участники обнаружили останки боевого корабля Великой Отечественной. Экспедиция обследовала его и сочла брошенным корпусом лидера эсминцев «Баку». В дальнейшем в печати разгорелся спор: действительно ли на отмели близ Соловков покоится прославленный корабль?

Немало бывших североморцев утверждало, что прежде чем оказаться на камнях, корабль был расстрелян крылатыми ракетами. Причём главным виновником бесславного конца североморского флагмана называли Н. С. Хрущёва, который посетил наши края в 1962-м и якобы был инициатором демонстрационных запусков ракет…

В самом деле, в исторических хрониках мы находим, что по пути следования из Североморска в Северодвинск крейсер «Грозный», на котором были глава нашего государства и правительственная делегация, ещё и произвёл показательный пуск крылатых ракет в один из полигонов Белого моря. И этот выстрел произвёл хорошее впечатление на Хрущёва и его окружение, поскольку ракеты тогда успешно поразили мишень, которой якобы и служил списанный из боевых порядков лидер эсминцев «Баку».

Славное прошлое

Лидер эсминцев «Баку» появился на нашем Севере во время войны. В 1942 году вместе с группой дальневосточных кораблей он перешёл с Тихоокеанского флота для усиления флота Северного.

На долю «Баку» и впоследствии выпали нелёгкие испытания: он не только защищал транспортные конвои и наши внутренние коммуникации, но и четырежды ходил в норвежские воды, когда участвовал в набеговых операциях на опорные береговые базы фашистов. До прихода британского ленд-лизовского линкора «Архангельск» лидер «Баку» практически являлся флагманским кораблём Северного флота. Всего за войну он прошёл свыше 42 тысяч миль, участвуя в проводке 29 северных конвоев.

В 1945-м за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленное при этом мужество экипаж корабля был награждён орденом Красного Знамени. Уже тогда корабль называли легендарным.

После войны «Баку» пришёл в Молотовск на капитальный ремонт, где простоял почти шесть лет.

Объясняется это тем, что кораблю предстояла ещё и модернизация. Все мои собеседники, заставшие «Баку» у причала и в северном доке цеха № 50, восхищались его внешним видом – обводами корпуса, архитектурой надстроек.

Лидер представлял собой боевой корабль с типично итальянским дизайном. Произошло это по вполне объяснимым причинам – его проект разрабатывали в те времена, когда наши ведущие советские кораблестроители стажировались на итальянской верфи «Ансальдо».

К слову, по той же причине известные наши эсминцы типа «Гремящий» поразительно походили на эсминцы флота Муссолини. А наш первый крейсер «Киров» имел итальянского двойника – «Эудженио ди Савойя». А типовой предшественник всех советских лидеров эсминцев «Ташкент» вообще строился в Италии.

Как вспоминали участники ремонта и модернизации «Баку» на молотовском заводе № 402, многое им было в диковинку – лёгкая прочная палубная сталь, необычные элементы набора подкрепления корпуса, в машине – оригинальные, даже остроумные технические решения с расположением отдельных механизмов и узлов.

За пять месяцев до сдачи комиссии корабль по приказу командующего переклассифицировали в эсминец и передали в состав Беломорской флотилии. Но фактически судьба этого корабля была предрешена, ещё когда он стоял в наливном бассейне цеха № 50.

Флот стремительно перевооружался, осваивая ракетную технику, и острая нужда в корабельной артиллерии уже отпала. «Баку» отрядили обеспечивать все виды испытаний новых кораблей в Белом и Баренцевом морях. В 1959 году его вообще разоружили, и он стал плавказармой. А уже позже пошли слухи, что «Баку» стал мишенью во время пусков крылатых ракет с крейсера «Грозный». Но так ли было на самом деле?

Водолаз стал свидетелем

Разгадку поведал непосредственный участник тех ракетных стрельб, ветеран водолазной службы Севмаша Михаил Семёнович Барсамов. Причём он находился не на борту крейсера, а на одном из судов аварийно-спасательной службы, как раз у границ полигона-стрельбища.

Из его слов следует, что в тот день мишенью послужил вовсе не лидер эсминцев «Баку», а однотипный ему корабль – лидер «Ленинград» Балтийского флота.

— В качестве мишени на полигоне близ карельского селения Гридино поставили на якорь корпус списанного «Ленинграда», — рассказал Михаил Семёнович. — Нас же тогда отправили на обеспечение этих стрельб. В час икс прилетели две ракеты. Первая насквозь прошила корабль в районе бывшей радиорубки, вторая продырявила корпус ниже, там, где располагалось машинное отделение. Пробоина на входе оказалась диаметром около трех метров, на выходе – около восьми, но лидер оставался на плаву. О попаданиях доложили, Хрущев, вероятно, был доволен, результат стрельбы признали успешным. Нам приказали вести корабль-мишень в Северодвинск. Мы подошли к «Ленинграду», когда уже вечерело, подали буксир и решили отправиться в путь поутру. А утром вахтенный вдруг обнаружил, что лидер… затонул! В понтоны, которые поддерживали его повреждённый корпус, срочно дали воздух, и корабль, хотя и с трудом, но всплыл на поверхность. Дали ход. По пути корабль-мишень «капризничал», изрядно потрепал нам нервы. В конце концов, чтобы продырявленный корпус, не дай бог, не сел на узком северодвинском фарватере, «Ленинград» решили оставить на отмели у Соловков. Так и сделали…

Чтобы не было в его рассказе сомнений, военный водолаз Михаил Барсамов передал в мой архив снимки полузатопленного лидера «Ленинград» на полигоне у Гридино.

О причине заблуждений

Отчего же столь живучей оказалась ошибочная версия о «расстреле» лидера «Баку»? Не последнюю роль здесь сыграл тот факт, что, начиная с середины 50-х, целую группу североморских эсминцев — участников войны перетопили в ходе испытаний первого советского ядерного оружия на Новой Земле.

Тогда под жар и молот атомных взрывов пошли «Урицкий», «Разъяренный», Краснознамённые «Валериан Куйбышев», «Грозный», гвардейский «Гремящий»… Так что у ветеранов — участников Великой Отечественной был повод и подозревать, и обижаться.

Что же касается «Баку», то о его судьбе поведал мне последний командир корабля – Сталь Петрович Семераз, который последние годы жил в Северодвинске. По его словам, в 1964 году Краснознамённого лидера окончательно разоружили, привели в Архангельск, вытащили на осушку близ Краснофлотского острова и там же за несколько месяцев разрезали на металлолом.

Олег Химаныч, морской историк (Северодвинск)

На снимке: лидер эсминцев «Ленинград»

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 27 августа 2020 г.