Истина в Двине: молодой гидролог из Москвы переехала в Архангельск и осталась здесь жить…

Серафима Лебедева – москвичка, гидролог, кандидат географических наук, после аспирантуры МГУ жила и работала в Москве. Сейчас Сима второй год живет в Архангельске и не хочет отсюда уезжать. Мы поговорили с ней об этом.

Обычно, когда говорят, «гидрологи», имеют в виду людей, которые занимаются изучением рек, озер и водохранилищ. Особенность работы гидрологов в Архангельске – изучение морских устьев рек, когда исследуемый водный объект находится на стыке реки и моря.

В 2019 году Серафима получила грант Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ), по условиям которого ей предстоял переезд.

Почему вы выбрали именно Архангельск?

– В 13 лет меня первый раз привезли на остров Кий, напротив Онеги, родители, потом еще ездили на Соловки, с тех пор, видимо, у меня началась любовь к Белому морю. Уже в аспирантуре мне досталась тема по гидрологии устья Северной Двины. То есть вопроса о выборе города и места работы при подаче заявки на грант не стояло, потому что к тому моменту в Архангельске я уже была не раз, и город, и Северное УГМС, в которое я устроилась работать, были мне знакомы. Моя кандидатская была об устьевой области Северной Двины, и с помощью конкурса у меня появилась отличная возможность продолжить ее наблюдать и изучать. Это была счастливая случайность, позволившая переехать и получить финансирование работы по интересующей меня теме.

Вы приезжали сюда уже после защиты?

– Каждый год, уже после защиты кандидатской, я ездила вместе с моим бывшим научным руководителем в экспедиции в Архангельскую область изучать приливные устья рек, которые впадают в Белое море, – это устья Северной Двины, Онеги, Мезени и некоторых других малых рек. На период экспедиций на основной работе в Москве я брала отпуск.

Для нас наибольший интерес представляли взаимодействие реки и моря, приливные течения и смены направлений течения. Это интересные объекты для исследования, потому что здесь все очень переменчиво, морские устья находятся в месте встречи двух разных водных объектов и двух наук – океанологии и гидрологии суши. Часто океанологи не очень внимательны к рекам, а речные гидрологи не очень хорошо знают морскую специфику. При исследовании морских устьев рек нужно совмещать представления и знания о реке и о море.

– Для чего гидрологи это делают?

– В Архангельске изучение гидрологии устья Северной Двиной имеет большое практическое приложение. Я, например, работаю в оперативном отделе морских и речных прогнозов. Сотрудники отдела каждый день в оперативном режиме наблюдают за тем, что происходит на реках Севера, составляют прогнозы и отвечают на запросы о текущей и прогнозной гидрологической обстановке. Причем следить приходится за огромной территорией – это бассейны рек Онеги, Мезени, Северной Двины и Печоры, а также Белое, Баренцево и Карское моря. Со всем этим объемом информации работает отдел из восьми человек. 

Темп работы очень быстрый, она очень интересная, а главное, востребованная – в отдел постоянно звонят из порта, администрации города и районов области, местные жители, МЧС и службы гражданской защиты, с которыми Росгидромет работает в очень плотной связке. Этот процесс, может быть, не очень заметен, но важен для жителей города и области. 

– С какими вопросами обычно обращаются?

– Например, каким населенным пунктам и районам и когда готовиться к затоплениям, когда можно устанавливать и убирать переправы и многое другое. Много прикладных задач связано с судоходством, их нужно решать, понимая устьевую специфику. И здесь из-за разнообразия и уникальности устьевых процессов и устья Северной Двины я чувствую себя на своем месте, мне очень нравится тут работать.

– Есть ли какое-то отличие ледохода этого года от прошлых?

– Очень тепло и мало воды в реках. Этот ледоход второй, когда я работаю с полным погружением в оперативный мониторинг. Моя работа здесь больше исследовательская, но на самую жаркую пору весеннего половодья, когда наша служба работает посменно и круглосуточно, я становлюсь обычным сотрудником и участвую в дежурствах.

– Тема вашего исследования – динамика вод в устье Северной Двины, какой у этой работы будет итог?

– Одна из моих целей нахождения здесь – применение наработок моей диссертации на практике, хотя пока до этого еще далеко. Мои исследования могут быть полезны, например, для судоходства, на основе результатов расчетов течений может быть выбрано правильное время для перемещения судов в порту. Возможности используемых сегодня методик для расчета течений очень ограничены. 

– Какое место в области для вас самое интересное?

– Мне вообще  здесь очень нравится. Но, конечно, моя любовь очень субъективна. Здесь я была больше всего, по сравнению с другими областями, но у меня есть ощущение, что любишь как раз то, что знаешь. Получилось так, что про Северную Двину я знаю больше всего. Я знаю этот город со специфической стороны, и от этих знаний он кажется мне родным. То же и с областью, во время экспедиций мы были в очень многих деревнях и селах, изучали разные реки, и мне уже кажется, что все это что-то очень родное.

– В чем уникальность  нашей природы?

– Уникальное Белое море с высокими приливами и устья беломорских рек, на которые сильно воздействуют приливы. Среди других морских побережий России такие большие приливы, кроме Архангельской области, есть еще на Дальнем Востоке. И все.

– Но Москва – ваш родной город. Если бы такой же проект предложили в столице, согласились бы?

– У меня еще во время обучения в университете было ощущение, что я не хочу жить в Москве. Там слишком много цивилизации, режим московских рек очень преобразован людьми, а мне нравится, когда реки живут своей жизнью и люди меньше влияют на природу. Здесь тоже это есть, но масштабы воздействия не сравнить.

– Когда решили здесь остаться?

– Сначала все было на уровне фантазий: «Вот, перееду в Архангельск…» Но не было понятно, как и что здесь делать, так как здесь нет мест работы по специальности с достаточным доходом, чтобы я смогла оплачивать жилье. Раньше, в советское время, Гидрометслужба была более развитой и лучше обеспечивалась. В Архангельске гидрометеорологов не обучали, они приезжали на Север по распределению или по велению сердца. Здесь работали крутые специалисты и выпускники гидрометеорологических вузов. Молодые специалисты приезжали и оставались здесь работать, а жилье им предоставлялось.

А сейчас получается тупиковая история – в Архангельске только недавно начали готовить специалистов-метеорологов, а до этого, в течение 30 лет, ни один специалист-гидролог или метеоролог, насколько мне известно, сюда работать не приезжал, потому что им попросту негде здесь жить. Есть единичные случаи, когда местные жители уезжали учиться и возвращались.

Кстати, приехав сюда, я поняла, что очень устала от московской конкуренции и от ощущения, что каждый легко заменяем. А здесь такой дефицит кадров, что каждый гидролог имеет большое значение и ценность. Мне ужасно горько, что это не отражается на зарплате.

– В САФУ не хотели бы преподавать?

– Не берут. 

– А где работают наши выпускники?

– Насколько мне известно, помимо Гидрометслужбы, им в Архангельске ничего по специальности не предлагают.  Часть из них уезжает работать на труднодоступные метеостанции в арктических широтах. На мой взгляд, в плане жизненного опыта в этом что-то есть. На всю жизнь там мало кто остается, и поэтому всегда есть вакансии для новых сотрудников.

– Немного личный вопрос: удалось ли найти здесь друзей?

– После снятия жестких ограничений в связи с пандемией с общением стало намного легче. В последнее время познакомилась со множеством очень разных, необычных и интересных людей. В Архангельске активная культурная жизнь. Как будто постоянный фестиваль – мне это очень нравится.

– Какие планы после окончания гранта?

– Буду искать возможности получить другой грант или заниматься какой-то еще работой, в идеале реализующей мои знания, опыт и возможности в теме гидрологии устьевой области Северной Двины. Меньше всего хочется возвращаться в Москву.

– Где гидрологи могут найти себе применение помимо Гидрометслужбы и научной сферы?

– Вариантов немало. Например, гидрологи могу работать в инженерных изысканиях. Любое строительство у реки или около другого водного объекта требует гидрологических изысканий и расчетов. Сейчас в большинстве случаев подобные работы по Архангельской области выполняют специалисты из других регионов, в том числе из Москвы. Так происходит по всей стране, а мне хотелось бы, чтобы это делали местные. Думаю, что при наличии своих специалистов в Архангельской области это могло бы сказаться и на качестве изыскательских работ, так как они были бы в курсе местных особенностей.

– Вы будете популяризировать и развивать гидрологию в регионе?

– Звучит громко, но мне хотелось бы это делать. Больше всего сейчас мне не хватает команды. Чтобы ставить и выполнять значимые научные и научно-прикладные задачи, нужна исследовательская группа. Я надеюсь со временем найти единомышленников или в управлении, или среди студентов, или буду заманивать коллег из Москвы.

Анастасия Бондина

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 6 мая 2021 г.