Имя его не забыто и не потеряно

58fr49re8f4 76aa3

Казалось бы, давным-давно закончилась Великая Отечественная война. В будущем году мы будем праздновать 70-летие Победы.

Давно… Но в памяти людской она жива: только протяни руку и дотронешься до той беды, до той войны.

Редкую семью она не задела. До сих пор дети и внуки разыскивают данные о своих отцах, братьях, не вернувшихся с полей сражений. Жительница Новодвинска Галина Басина почти 70 лет спустя нашла место захоронения своего отца, погибшего в Австрии накануне Победы.

Рубежный год – 41-й

Галина Константиновна давно на пенсии, давно старше своего отца, жизнь которого оборвала вражеская пуля в полном расцвете сил.
Когда началась война, Гале шел шестой год. Их большая семья – мама, отец и пятеро детей – жили в деревне Стегневская Каргопольского района Архангельской области. У них был большой дом, большой двор, хозяйство – всё, как водится в работящих деревенских семьях.
Грянул 41-й. Отца осенью призвали в армию. Большинство деревенских мужчин получили повестки, многие потом не вернулись домой…
Несладким было житье после ухода на фронт кормильца. Мать трудилась на скотном дворе – работала день и ночь, ведь надо было кормить детей. После трудового дня надо было дома обиходить скотину, прибрать в избе, летом – огород, осенью – сбор урожая.

«Воровали» молоко

– У нас было своё хозяйство, потому и выжили, – рассказывает Галина Константиновна. – Но всё равно голодали. За войну мама похоронила двоих детей – дочку и маленького сынка, и нас осталось трое. Брат уехал на учебу в ремесленное училище на Архбум: тогда по деревням собирали молодежь и отправляли для работы на комбинате, ведь и оттуда большинство мужчин ушли воевать.
Вспоминаю, как мы с младшим братом «воровали» молоко. Мама подоит корову, разольёт молоко по кринкам и накажет нам не трогать до ее прихода.

А мы голодные, есть ой как хочется. Из каждой кринки возьмём по ложке молочка, отольем в мисочку, добавим туда немного муки, разболтаем и поедим, и вроде сыты. Летом было легче – огород, грибы, ягоды.

Одежды и обувки тоже не было. В 44-м я пошла в школу… босиком. Потом ходила в маминых ботинках. Школа была в другой деревне, за километр, ходили пешком. Но бежали туда с радостью. У меня была замечательная первая учительница Диана Ивановна, она нас всех жалела. Диана Ивановна дала мне ботинки, и я всю зиму в них выходила.

Открытка от папы

От отца письма приходили нечасто. Он чаще писал старшему сыну Коле, который жил на Архбуме. А мама наша была неграмотная, умела только подписываться.

Вот так жили. Очень ждали того дня, когда закончится война.

Помню, что накануне 1 мая 1945 года нам пришла открытка от папы. «Выписался из госпиталя после ранения, – писал он, – завтра в бой». Мы воспряли духом: живой наш папка! И наша надежда и ожидание отца с фронта жили в нас до июня 45-го. Мы не знали, что фашистская пуля догнала нашего отца 18 апреля, фактически за две недели до Победы. И открытка дошла, когда его уже не было на свете…

Слово на военном билете

Отгремел День Победы, когда мама в июне получила извещение, что на её имя пришло ценное письмо. Почта была в другой деревне. Мама отправилась туда, получила письмо, распечатала… В конверте оказался военный билет отца, уголок в крови… На документе было написано одно слово: «Убит».

Мама очень тяжело переживала смерть папы: она выла от горя, прижимала к груди военный билет, политый кровью отца, и повторяла: «Убит Константин Матвеевич, убит…» Потом неделю лежала – так ей было худо. В 42 года она осталась вдовой с тремя детьми… Она до последнего надеялась, что папа остался жив и вернётся домой…

Поиски

Когда у Галины Константиновны уже не было матери, братьев, в альбоме у старшего брата Николая она увидела фотографию отца, где он сфотографировался с фронтовым другом после выхода из госпиталя. Это единственный сохранившийся снимок отца. Даже на нечетком фото видно, как Галина похожа на своего родителя.

Эта фотография не давала женщине покоя. Она помнила со слов матери, что отец погиб в Австрии. Но где, в каком месте, где похоронен? И похоронен ли?

Дочь Ирина сочувствовала маме и очень хотела помочь в поисках места захоронения деда. Отправляли запросы в советские органы, ведавшие поиском погибших и пропавших без вести воинов, но безрезультатно.

Когда Ирина Владимировна вышла на пенсию, купила компьютер и начала поиски в Интернете. На сайте «Мемориал» она нашла, что Красиков Константин Матвеевич захоронен в Австрии в местечке Мистельбах; данные года рождения и смерти совпали.

К поискам прадеда присоединился внук Константин Некрасов, который и вел впоследствии электронную переписку с австрийской стороной. От имени Галины Константиновны написали письмо в редакцию русскоязычной газеты «АиФ. Европа» с просьбой помочь найти могилу отца.
Были рады, что в Австрии живёт столько неравнодушных людей: сотрудники редакции газеты, работники посольства Российской Федерации в этой рес-публике, автор издания «Книга памяти погибших советских граждан в Австрии» пенсионер Петер Сиксл, жительница Вены бывшая россиянка Юлия Эггер. Немало добрых неравнодушных людей и в Москве, и в Санкт-Петербурге, которые также откликнулись на просьбу Басиной.

Цветы на могилу

Юлия Эггер рассказала, что освобождение Австрии от фашистов началось как раз с Нижней Австрии, в районе Мистельбаха. С начала апреля 1945 года здесь шли ожесточенные бои, населённые пункты переходили из рук в руки каждый день.

Отец Галины Басиной, воевавший рядовым связистом, погиб в бою и был похоронен в братской могиле. Осенью 45-го останки советских бойцов были перезахоронены в одном из самых крупных воинских захоронений в Мистельбахе.

Мало того что Юлия Эггер всё это нашла и рассказала, по просьбе Галины Константиновны она съездила в Мистельбах и положила цветы на могилу – от дочери, а также от всех дочерей, сыновей, жён, матерей – всем воевавшим и победившим фашизм.

– Огромное спасибо и низкий поклон всем принявшим участие в этом поиске, – говорит Галина Константиновна. – Здравия всем живущим благодаря таким солдатам, как мой отец. Сейчас я знаю, что отец захоронен в левом секторе, в 7-м ряду братской могилы № 8 – Красиков Константин Матвеевич, боец 6-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Мой отец – русский солдат, отдавший жизнь за то, чтоб все мы жили в мире. И наша семья этим гордится.

Жалеет Галина Константиновна только о том, что никак не может съездить в Австрию и поклониться могиле отца – здоровье и возраст, увы, не позволяют.

– Но я рада, что он упокоен, а имя его не забыто и не потеряно, – говорит Галина Басина.

58rg4e9r8 82513

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 27 августа 2014 г.