И вот она, нарядная


Запах детства

Помню, однажды, когда была маленькой, папа взял меня в лес выбирать елку. Несколько часов мы бродили по сугробам на широких охотничьих лыжах. Чтобы подойти к приглянувшейся ели, их нужно было снять. Поэтому подбираться к ней пришлось, проваливаясь по пояс в снег. Но мы все-таки выполнили мамино задание – нашли самую красивую и пушистую елочку во всем лесу и принесли ее домой. 

Запах еловых веток, которым наполнялся дом, когда они отходили с мороза, до сих пор ассоциируется у меня с детством, Новым годом, верой в чудо. Когда я выросла, в доме появилась искусственная елка, а вместе с ней исчез и запах праздника. Но осталась добрая традиция – непременно собираться под Новый год, чтобы вместе нарядить елку. 

Предновогодняя газета

В семье Александры Ивановой есть замечательная традиция: упаковывая елочные игрушки после праздников, вкладывать в коробку предновогоднюю газету. Как говорит Саша, любопытнее всего пересматривать старые экземпляры. Так, например, в коробках с новогодними игрушками сохранились номера газеты «Архангельск» за 30 декабря 1993-го и 1995 год.

– Мы любим украшать елку всей семьей: вместе выбираем, в каком стиле будут игрушки, вместе развешиваем их, – рассказала девушка. – В этом году мы не захотели однотипных пластиковых шаров и китайских гирлянд – их хватает в магазинах и офисах, домашняя елка должна быть особенной. Поэтому отыскали старые стеклянные и картонные игрушки родом из детства моих родителей и дополнили их украшениями ручной работы из ткани. Подумываем на следующий Новый год установить новую традицию – начать делать игрушки всей семьей вручную.

Такой венок Александра Иванова сделала своими руками  из фетра и шерстяных ниток

Такой венок Александра Иванова сделала своими руками из фетра и шерстяных ниток 

Спасибо женам царей

Многие считают, что елку стали устанавливать в домах благодаря Петру I. Но это не так. 

В своем указе царь приказал вести с 1 января новогоднее летоисчисление, сделав ель деталью городского убранства, не подразумевая веселья вокруг елочки. Традиция появилась позже, на рубеже XVIII–XIX веков, и пошла она от жен царей, которые в большинстве своем были немками. И хотя и принимали православие, но свято чтили католические традиции.

Из дворца елка пришла и в народ, но в деревнях появилась только в советское время. До этого там больше праздновали Святки. 

В 1920-м елку похоронили

В 1920-е годы елку запретили как буржуазный пережиток, за который строго наказывали. Хозяйка дома Плотниковой Татьяна Зеленина отыскала воспоминания, в которых рассказывается о том, как в Архангельске елку хоронили. 

– Сделали гроб, положили в него елку, и шла эта процессия по всему городу, – поделилась она, – а в завершение закопали его в сугробе. Но зеленые красавицы все равно ставили в домах и украшали. 

Как это делали? Ведь раньше в низкие окна в одноэтажных домах в любое время мог заглянуть дружинник. Оказывается, в лесу елку рубили на части, приносили домой в мешке, и уже там соединяли. Те, кто жил в частных домах с забором, ездили в лес на лошади, закидывали елку сеном и, привозя домой, ставили за забором. Третьи просто наряжали комнатные цветы – герань, фикус. И только 25 декабря 1935 года в газете «Правда» вышла статья о том, что нужно вернуть елку детям. 

Камерный праздник

Кстати, попасть на новогодние елки в дом Плотниковой практически невозможно, билеты раскупают еще в августе. Говорят, каждый год для маленьких гостей здесь готовят нечто особенное.

– Мы взвалили на себя тяжелую ношу, – считает Татьяна Владимировна. – Ведь у нас в доме все должно быть камерно, интимно. Всегда должно пахнуть пирогами. И обязательно каждый год новый сценарий. 

В нынешнем году новогодние праздники посвящены теме «Книга моего детства». Поэтому не случайно главными героями стали чернильница и клякса, а подарок малышам выдают в форме книжки, внутри которой сладкое угощение.

– Здесь не надо прыгать и играть, для этого есть другие площадки, – уверена хозяйка дома. – Мы должны отличаться, потому что мы – музей, здесь дети должны, играя, развиваться интеллектуально, узнавать новое.