Город – как декорация

– Я ногу сломала в гололед. Вы думаете, что, если пойду в прокуратуру, изменится что-нибудь? Вы думаете, они искать станут того, кто этот тротуар чистить должен или кому за это деньги отданы? – слабым голосом спрашивает немолодая дама. Но вдруг отвечает сама себе: 

– А если не пойду… то на этом участке еще сотня человек ноги себе переломает… – и отключается.

– Вы правильно говорите, нельзя молчать и терпеть. 

Я действую. Долго боролась с управляющей компанией, чтобы лавочку у подъезда поставили. У меня дочь – инвалид. А куда с ней идти гулять? Живем мы на Воскресенской. Ходит дочка с трудом. А на лавочке мы хоть воздухом подышим. И вы знаете, я добилась своего! 

И радовалась… один день. Потому что впритык к скамейке «управляшка» тут же мусорный бак втиснула. Жуткий запах. Не присядешь снова, – заплакал голос в трубке. – Извините, сил больше нет. Но я пойду опять и расскажу им, кто они такие. Потому что иначе не изменить ничего.

– Может быть, вы меня осудите, но уезжаю я через месяц из вашего города. И радуюсь этому страшно! Хотя люблю я здешних людей, природу. Прожила в Архангельске больше 30 лет. И ни за что бы не уехала, если бы улицы не были в таком состоянии. Не могу мать погулять вывести, она старенькая. Не соберем же потом. И мы с невесткой только вдвоем с внуками в люди выходим. Старший еще еле на ногах стоит, малой – новорожденный. Коляску же приходится на руках все время таскать. Непроходимые у нас тротуары. И старшого под мышкой через моря на улицах переносим. 

А всего о своем скором отъезде из Архангельска радостно сообщили мне три человека. Причины одинаковые – не думают здесь о людях. Город, как каменный мешок, говорят. Легкие (парки, скверы, аллеи) удалены. На их месте торговые центры с убийственными ценниками. Грустно и больно слышать о родном городе, что он – помойка… Но это слово употребил каждый из звонивших. 

И мэра крепко помянул каждый. Мне даже жалко его стало. Ведь слова имеют мощную энергетику. Особенно негативные. От удара увернуться можно, а от слова не спрячешься, настигнет обязательно. А тут такой ушат ежедневных посылов. 

– Ваш город (я к брату приехал), – кричал мне в трубку некто Иван Афанасьевич, – это же готовая декорация к фильмам о войне. Вы бы хоть на этом деньги зарабатывали. Пусть мэрия закинет на киностудии снимки. Киношники примчатся, обещаю. 

Вспомнила этот звонок в понедельник, когда навестила родную Маймаксу. Туда – на такси, а обратно на автобусе решила. До остановки еле дошла. Полукруг Торговой улицы просто утопает в воде. Нет, мостки сделаны свежие. Но в тех местах, где они вдруг прерываются, вброд не перейти, в сапоги зальется. Деревянные дома просто погружены в это море. Жильцы понакидали дощечек. Но они не спасают. С коляской не пройти, и ветерану не выбраться. Остальные прыгают. И стоит тут вода обычно до заморозков. 

А дорога – ну и впрямь как из кадров о войне. Когда солдатские колонны пробираются по колено в грязи и подводы с машинами буксуют. 

В понедельник же вечером совершенно случайно увидела на одном из архангельских сайтов короткое сообщение: мэр Архангельска проводит «прямую линию» 29 апреля в 19.00. За двое суток как будто оповестили. Обычно о таких событиях за месяц объявляют и вопросы собирают. То ли боятся в мэрии тех самых слов, то ли вопросы с ответами уже отрепетированы…

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 5 мая 2015 г.