Добро – это мой ресурс

arh40 2015 20 31483

Татьяна Сергеевна, врач отделения патологии новорожденных и выхаживания недоношенных детской областной больницы, похожа на своих крошечных пациентов: детское выражение распахнутых голубых глаз, тонкий певучий голос, которому хочется верить. У детского доктора долгая профессиональная карьера, полная приятных и не очень моментов. 

Иди во врачи, там люди умные

В детстве Татьяна Косых мечтала стать учительницей. Но любимый школьный педагог Юлия Борисовна Сапожникова, преподававшая биологию, благословила Таню на врачевательство. 

– Она была дама необычная, не из нашего мира. Мы ходили к ней в гости. Она читала нам стихи запрещенной тогда Ахматовой. Никто не смел читать «Малую Землю» Брежнева, ведь Юлия Борисовна сказала «фи», – говорит Татьяна Сергеевна. 

– Иди во врачи, Таня, умные люди будут вокруг, – напутствовала учительница. 

Девушка прислушалась к совету. С первого раза поступить в институт не удалось. Юлия Борисовна, сидевшая в приемной комиссии, заранее предсказала Тане неудачу: тогда охотно принимали мальчиков, остальных – «по блату». Связей с высокими медицинскими чинами у девушки не было, но она не отступилась, хоть мама и советовала ей плюнуть на вуз, пойти в медучилище. 

Студенткой стала со второй попытки. Начались интересные лекции, практика в городских больницах. После госэкзаменов определили в детскую областную. Главный педиатр, приняв выпускницу АГМИ, велел ей готовиться к должности гастроэнтеролога. 

– Я подумала: ну какая разница? Ведь только начинаю, – рассказывает Татьяна Сергеевна.

Но судьба распорядилась по-другому. Интернатуру Таня проходила у педиатров. С ними и решила остаться в отделении патологии новорожденных и недоношенных детей. Здесь и трудится с 1991 года. 

Педиатр с приставкой «микро» 

– Я оказалась под заботливым крылом классных врачей – Норы Пантелеймоновны Львовой и Татьяны Александровны Савельевой. Тепло, светло, люди рядом интеллигентные, так что не работать-то? – улыбается доктор. 

Она признается, что и не заметила, как пролетели 24 года. Причина тому – повышенная «адреналинность» профессии. 

– Некоторые жалуются на рутину. У меня никогда не было такого ощущения. 

У нас в отделении как на войне. Даже сейчас, когда стаж, опыт. Вроде бы все знаешь, а потом бамс – сюрприз: ухудшение или диагностическая находка, – делится Татьяна Сергеевна. 

Кстати, специальность «неонатолог» официально появилась в России только в 1987 году. Неонатолог – тот же педиатр, только с приставкой «микро». Это первый врач, который наблюдает ребенка после гинеколога и акушеров. С месячного возраста малыш переходит в руки педиатра без приставок. Пациенты Татьяны Сергеевны – недоношенные крохи и дети с пороками развития. Они поступают в отделение вместе с мамами из городских и областного роддомов, из реанимации новорожденных. 

Нервозность противопоказана

Ежедневно в палатах отделения, которое располагается на двух этажах «зеленого корпуса», лежат 50–60 малышей. Некоторые из них – вместе с мамами. 

– У нас много преждевременно рожденных детей – не люблю слово «недоношенных», некрасиво звучит. Причин раннего появления на свет много: экология, питание, урбанизация. Недавно была в Мезени. Дети красивые, рождаются в срок… Может, и нельзя обобщать, но жизнь там спокойна и размеренна, в отличие от городской. Это влияет на здоровье мамы и малыша, – говорит Татьяна Сергеевна. 

Недоношенные дети – те, которые рождаются при сроке менее чем 37 недель беременности. Если в среднем новорожденный весит 3–3,5 килограмма, то эти малыши – от 600 граммов до 2,5 килограмма. 

В отделении их помещают в дорогостоящие кювезы – специальные инкубаторы из прозрачного стекла, автоматически подающие кислород и поддерживающие оптимальную для ребенка температуру. В одном из них сейчас лежит мальчик весом 680 граммов. 

– Подвиг спасения совершили реаниматологи. Долго малыша не могли снять с респираторной поддержки, то есть убрать трубку, через которую он дышал. Наконец удалось. К нам он недавно поступил, сейчас восстанавливается. На этом этапе нужно минимум лекарств и максимум заботы. И маму научить, чтобы она не боялась, – шепотом рассказывает о пациенте Татьяна Сергеевна, откидывая уголок полотенца с крышки кювеза. 

Здесь нельзя шуметь или включать яркий свет. Любые резкие перемены могут спровоцировать у ребенка кровоизлияние в мозг. Основа выздоровления малышей – деликатность медперсонала. Нервозность докторам противопоказана. 

– Через таких ребяток мы и сами учимся деликатности во взаимоотношениях. Сейчас в профессию приходит другое поколение, молодые врачи-индивидуалисты, которые порой могут ранить словом, отстаивая какие-то истины. Нет никакой истины. А преждевременно рожденных детей вообще не надо лечить. С ними нужно только аккуратно обращаться. Они сами себя гармонизируют, – уверена врач. 

Такому в мединституте не учат

Не менее важно общение с родителями. Если мама спокойна, то и малыш быстрее идет на поправку. Если женщина нервничает, врачам приходится успокаивать, убеждать, объяснять. Один из самых психологически трудных моментов – сообщить маме о врожденном пороке развития ребенка.

– Тяжело, даже несмотря на опыт, со спокойным лицом говорить маме: у вас такой-то синдром, вы, возможно, не будете ходить или будете плохо думать, – мрачнеет Татьяна Сергеевна.

Такому в мединституте не научат. Тонкий момент: нельзя огласить диагноз как приговор, но и давать родителям ложную надежду тоже непозволительно. Ведь врожденные пороки развития пока не лечат. 

– Вот именно: пока, – уточняет неонатолог. – Ученые и врачи обязательно что-нибудь придумают. Эти дети для чего-то людям, не знаю, кем, но даны. Их в последнее время больше рождается. Может быть, чтобы они показали нам, что нужно измениться, уйти от философии бесконечного потребления. 

Медсестра Анна Макурина не только пеленает детей, но и разговаривает с ними. При этом сюсюкаться с малышами в отделении не принято. Фото: Ирина Колесникова 

Аленка нашла родителей

Татьяна Косых любит свою профессию. 

– Мой ресурс – добро. Оно меняет мир. А преждевременно рожденные дети, которых я держала на руках грудничками, позднее приходят к нам, благодарят. Как приятно видеть их здоровыми! С некоторыми мы много лет дружим. 

К примеру, сейчас уже на четвертом курсе СГМУ учится моя бывшая пациентка, – рассказывает Татьяна Сергеевна.

В холле отделения висит огромная доска с фотографиями упитанных розовощеких счастливых детей. Их в свое время выходили врачи и медсестры. 

Сын Татьяны Сергеевны Иван – тоже студент медицинского университета. 

– Может быть, одна из внучек или даже обе выберут белый халат? – мечтает бабушка. 

Она уклончиво отвечает на вопрос о том, любит ли детей.

– Любовь – не то слово. Я со временем, как и все врачи, стала циничнее. Но почему женщине хорошо быть неонатологом? Физиологией нам каждые три года положено рожать детей. У нас есть палата детей-отказников. Когда возникает потребность понянчиться, иду к ним. Как хотите это называйте – любовь, биохимия, инстинкт, но это нужно каждой женщине, – отмечает доктор. 

Детей, от которых отказались, становится все меньше. А те, кто все же попал в особую палату, обычно долго там не задерживаются (разве что по состоянию здоровья). Например, Аленка, которую нашли на улице, о ней писала наша газета, уже нашла родителей. Она идет на поправку и скоро выпишется домой. 

Умных много, заботливых – мало

Скоро отправятся домой в Каргопольский район и Мария Озадская с маленькой Любавушкой. В семье это третья дочка. Она родилась весом 780 граммов. 

А спустя четыре недели под присмотром врачей стала весить уже 2 кг 600 граммов. 

– Испугалась, когда узнала вес родившейся дочки. Благодаря врачам, Татьяне Сергеевне, которые настраивали меня на позитивные мысли и заботились о Любаве, она так подросла, – улыбается счастливая мама. 

Пока мы говорили с Марией, ее соседка по палате никак не могла успокоить своего малыша. Татьяна Сергеевна деловито взяла кроху на руки, прошлась туда-сюда по небольшой палате – и спустя полминуты крикун утих. 

В отделении стоит поразительная тишина: как будто не больница для грудничков, а библиотека. 

Выходя от пациентов и направляясь к выходу по длинному коридору, мы проходим мимо уголка, где развешаны таблички с заслугами врачей. Несколько из них – о Татьяне Сергеевне. В 2015 году, например, неонатолог Косых сначала стала лучшим в области, затем заняла третье место в своей номинации во Всероссийском конкурсе врачей. Но доктор не любит, когда поздравляют с успехом только ее одну. 

– Вы обязательно напишите, что у нас целая команда: врачи, медсестры, санитарки. Все важны! Здесь как у альпинистов: если сорвется кто-то один, то вниз полетит вся цепочка. Главное, что мои коллеги неравнодушны к своей профессии. Потому что умных сейчас много, а заботливых мало, – подчеркивает Татьяна Косых.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 15 октября 2015 г.