Дайте мне бурю!

arh12 270314 7 60324

В канун Международного дня театра на сцене областного храма Мельпомены состоялась премьера спектакля, который вводит зрителя в такой, казалось бы, притягательный и таинственный для него мир закулисья. Как живут их кумиры, чем вдохновляются, кого любят…

Вы – женщина?

Однако так ли уж интересен этот мир, не наступит ли разочарования? Режиссер Андрей Левицкий заявляет, что, поскольку театр – это модель общества, в нем те же проблемы со всеми дрязгами и склоками…
И тут важно суметь подняться над ними, чтобы увидеть главное – честное служение своему призванию.

Наш театр не исключение из правил, труппа пережила многое: борьбу с режиссерами и директорами, срыв сезона, забастовки актеров, скандал с «золотыми парашютами». А потому для нее пьеса Харвуда «Костюмер», по мотивам которой поставлен спектакль «Смерть дурака», – это просто какие-то цветочки.

Интрига возникает с первых минут – вместо прописанных в пьесе мужских ролей в нашей постановке заняты женщины. В том числе и ключевой персонаж – костюмера Нормана заменила Нора. То ли режиссер не нашел актера, который мог бы наравне соперничать с другим главным героем в исполнении заслуженного артиста Валерия Колосова, то ли это такая задумка… Ведь получается, совсем как в старые шекспировские времена, правда, тогда роли женщин исполняли мужчины, а у нас – все наоборот. Так или иначе, но сия замена придает спектаклю, заявленному как трагикомедия, иное, более нежное, щемящее звучание, трагическое явно перетягивает…

Айрин (Мария Беднарчик) не так проста, как кажется. Фото Евгения Креханова

Да, я шут…

Итак, мы в гримерке захолустного театра небольшого английского городка, где гастролирует труппа сэра Джона с шекспировским репертуаром. В ней остались одни женщины, идет Вторая мировая, играть приходится под вой бомбежек. Впрочем, великолепные комические куплеты, спетые Гитлером и «прекрасной Англией» (Михаил Кузьмин и Мария Беднарчик), выглядят здесь вставными концертными номерами, призванными немного расцветить несколько затянутое действие.

Со сцены пахнет нафталином от развешенных костюмов, и кажется, сам старый актер уже нафталин. Сэр Джон ужасно устал, зол на войну, болен, не помнит, что сегодня должен играть, забывает реплики… Однако совсем угасший творче-ский огонь внутри него взвивается, когда ему говорят о полном зале, о том, что публика ждет. И он встает, играет, может быть, лучший спектакль и… умирает.

arh12 270314 10 7e064

Маргарет (Татьяна Боченкова) – изюминка спектакля. Фото Евгения Креханова

Видеть в этой роли Валерия Колосова, столь редко сегодня появляющегося на подмостках, – пиршество для души и пища для ума. Его сэр Джон ворчит, ругает рутину актерской работы, несносен в быту, падок до молодых актрисочек… Но он артист до мозга костей, для которого играть, что дышать: Ромео, Гамлет, Отелло, Макбет, Ричард III, король Лир.

Он фигляр, шут, дурак, тот самый, который знает гораздо больше, чем мудрец… Однако «Божий дар не яичница», это тяжкий крест, от которого хочется порой отказаться, но стоит раздаться нетерпеливым аплодисментам публики перед представлением, и все сомнения – прочь.

Мышка и изюминка

Короля играет свита, рой женщин вокруг сэра Джона, его «кордебалет» боготворит, восхищается, любит. Только с виду помреж Мэдж Наталии Латухиной – серая строгая мышка, за ней чувствуется большая сила, верность делу и обожаемому человеку. Какое-то притягательное отрицательное обаяние излучает несносная завистливая гордячка мисс Оксенби – Мария Новикова.

Миледи Тамары Волковой тяготится актерской жизнью, мечтает переменить ее, но знает: ее муж никогда не откажется от сцены и скорее умрет на ней, чем бросит. Наверное, в юности она была такой же, как Айрин. Обворожительная актриса (Мария Беднарчик) и за кулисами в амплуа своей «простушки», но вовсе не легкомысленна, ведь соблазнить сэра Джона она пытается ради получения более интересной, большой роли.

А Маргарет? Татьяна Боченкова – изюминка спектакля, на наших глазах из тихого, забитого, смешного человечка, привыкшего тянуть лямку ремесла, рождается Его Величество АРТИСТ. Готовый принять по наследству прекрасное звание шута и дурака.

Тот самый костюмер

Мария Стрелкова – Нора. Тот самый костюмер, что все время рядом с сэром Джоном, добрый ангел, но и довольно властный распорядитель его жизни. Конечно, мужчина здесь был бы совсем иной. А женщина – хитроумная и ревнивая, терпеливая и заботливая, но большая интриганка,
безумно преданная и обидчивая до истерики.

arh12 270314 9 f51fc

Нора и Мэдж. Фото Евгения Креханова

Самая красивая, волнующая и щемящая сердце картина в спектакле – как эти женщины создают бурю для сцены в «Короле Лире». Здесь они все вместе, стараются и выкладываются до изнеможения: бьют в барабаны, крутят ветродуй,
колотят по листам железа. А сэру Джону все мало: где шторм, где клокотание, где падающие деревья? Пусть сильнее грянет буря!

Именно с таким чувством – легкой неудовлетворенности и нежности в душе – расходятся зрители. Подмостки пустеют, дальше, как говорил Шекспир, тишина… время для размышлений.  

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 28 марта 2014 г.