Бренды и бреды

Не везет как-то нашему краю, никак не можем определиться — кто мы, как называемся? 

Меж тем, Архангельск за последние годы стремительно теряет не только неповторимый исторический облик, но и свой статус столицы Русского Севера, форпоста его духовной культуры. Если здесь и происходят какие-либо всплески, выбросы позитивной культурной деятельности в среде художников, артистов, писателей, то не благодаря, а вопреки. Однако и это все тонет в мусоре модных светских тусовок, эротических вернисажах, громыханиях и ужимках уличных театров, визгах желтой прессы. С недавних пор стали мы себя поморами, а край свой Поморьем именовать и все «поморское» возрождать. Идея как будто и неплохая, да уж «Поморье» с «Приморьем» больно перекликается, путаница возникает у негоциантов и прочих гостей, они-то и так Архангельск Астраханью часто нарекают невпопад.

Вологду, кстати, тоже путают — с Волгоградом. Но вологжане в части создания имиджа региона преуспели больше. Так здесь и говорят: «Главное для нас сохранить и приумножить традиции, будущее поколение должно получить то, что мы растеряли за последнее время. И если даже в России останется только один русский город — эти городом будет Великий Устюг». И все уже знают, что именно в Великом Устюге родина Деда Мороза, а нам остается только кусать локти и переживать, что бренд у нас «нагло увели». 

Но в Вологде творческого креатива все-таки больше, раз они снова, похоже, нас опережают. Сначала они решили именоваться сердцем Русского Севера и нарисовали церковный купол в форме сердца. Но потом придумали еще лучше. Новый брендовый слоган: «Вологодская область — душа Русского Севера». Зримый символ представляет собой белокрасную птичку с разлапистым хвостиком — образ из кружевного панно мастерицы Ангелины Ракчеевой. Надпись идет по кругу — намек на вологодский говорок. Сейчас жители соседнего региона обсуждают эту «объединительную концепцию», у нее есть и противники. Но ведь идея замечательная! А главное, она, как и дедморозовский бренд, реально должна работать не только на культуру, но и экономику Вологды. Это будет товарный знак местных производителей, узнаваемый, привлекательный и конкурентоспособный. 

А что у нас? Смекалистые умы решили провозгласить себя родителями Снеговика. Смешно, занятно, даже смело. Конечно, город Снеговиков имеет право быть на карте Севера, но не более как сказочный бренд для детишек. Вот в Суздале брендом стал Огурец, в Урюпинске — Коза, Кострома «присвоила» Снегурочку, а в Архангельске — снежный человек с морковным носом. Все лучше, чем, Баба Яга, которую мы тоже пытались приспособить как-то к имиджу региона. Да получился не бренд, а очередной бред. 

Надо отдать должное, находятся у нас в Архангельске энтузиасты, стремящиеся найти «изюминку». Да как-то все неудачно ищут (или не там?). Кроме Бабки-ежки предлагали Ивана-дурака, ратуют за Ивана Грозного, придумали поморский Новый год. 

Был среди претендентов на бренд — и Робинзон Крузо, который по воле Дефо, появился в Архангельске во второй части своих приключений. Для культурного туризма Робинзон может и годится. Но представить этого литературного персонажа еще одним из культурных героев Архангельска? Да еще вкупе с Грозным, «Великим Помором» Ломоносовым, сказочным Сеней Малиной и примкнувшему к ним «Лос-Архангельску — городу ангелов» сложно. Бредятина. 

Снеговика, кстати, вологжане тоже рассматривали — как персонажа на герб города вместе с кружевной снежинкой, так что мы вполне могли и его потерять. Однако успели, Снежный человек тоже стал недавно нашей торговой маркой, но она пока явно не работает. Да и сам Снеговик на городских праздниках предстает в образе забравшейся в его обширный костюм худенькой девушки с прицепленным нелепо на голову шляпой-ведром и обвисшим красным носом. 

Отдельный разговор — зримый образ Архангельска. Тут тоже много споров, какие из памятных примет самые верные, емкие, символичные. Мне кажется, лучшим остается все же изображение Гостиного двора на фоне высотки. А для всей области — щепная птица. Вот с героями и родинами еще будем, чувствуется, долго разбираться. Ведь по большому счету, родиной Снеговиков следует считать Каргополь, где уже больше десятка лет на Масленицу — съезд снежных баб. Да и снежный человек был замечен тоже в каргопольских окрестностях. 

Кто-то, может, меня упрекнет: автор путается, то про имидж области говорит, то про бренды Архангельска. Так ведь, по сути, про региональный бренд у нас серьезной речи нигде не идет. Сейчас пытаются поднять на знамя области имя Иосифа Бродского, которого, впрочем, коношане своим брендом считают. Вообще с локальными брендами у нас больших проблем нет. Устьяны давно раскручивают медовую Ссыпчину, Сольвычегодск — Козьму Пруткова, Красноборск — Белый гриб, Яренск стал домом Матушки-Зимы. В северных районах успешно продвигается проект «Три столицы Пинежья»«, но не прижился, кажется, бренд «Северная сказка» с персонажем Лепимешкой (по первым буквам названий Лешуконского, Мезенского и Пинежского районов).

На этом фоне досада берет, как бы Архангельску из города доски, трески и тоски у острословов не превратиться в культурный субстрат для снеговичков, робинзончиков и иванушек-дурачков, родства со своей историей не помнящих… Боюсь, мы его теряем за горами мусора, разбитыми дорогами, домами-новоделами с псевдочерепичными крышами, уродливыми шайбами торговых центров и т. д. и т. п. А может, напрасно ищем подходящую торговую марку, то есть этот пресловутый бренд, чтобы выгоднее его «продать», а надо спасать сам город, из которого уходит душа? 

Остается ждать и уповать на здоровые силы северной глубинки, которые напитают со временем архангельскую городскую почву своими живительными соками подлинной народной традиции, поделятся опытом праздников настоящих: не на потребу живота, а для поднятия духа. Может, тогда мы с полным правом сможем оспорить вологодских соседей, заявив, что в России не один русский город, а гораздо больше. С них-то она собственно и начинается…

 

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 19 мая 2014 г.