Болела почти месяц: история пенсионерки, преодолевшей коронавирус

В редакцию пришло большое письмо от Валентины Синицыной из Архангельска. Она – одна из тех, кто перенес коронавирусную инфекцию. В своем письме Валентина Алексеевна делится воспоминаниями о том, как сумела победить коварную болезнь – разумеется, благодаря стараниям врачей.

Уже много месяцев в мире бушует пандемия, ежедневно уносящая жизни людей. Однако и сегодня можно услышать, что, дескать, COVID-19 – просто простуда, разновидность гриппа, которая, мол, не так страшна, как ее описывают.

С другой стороны, пандемия стала почвой, на которой вырастают всякого рода теории заговора: «биологическое оружие из секретных лабораторий», «карантин власти придумали, чтобы митинги запретить», «некоторым группам населения (возрастным, национальным и др.) коронавирус не страшен» и т. д. Несмотря на запрет, множатся фейки.

Лучшим опровержением самых невероятных фантазий служит правда, простая и бесхитростная, без паники, без страшилок, но и без ложного оптимизма, прикрывающего разгильдяйское и наплевательское отношение к своему здоровью и здоровью окружающих.

Мне довелось лежать в областной больнице с двусторонней пневмонией, вызванной коронавирусом, тогда же, когда и автору письма. Могу подтвердить на основе собственных впечатлений: все реалии, рассказанные Валентиной Алексеевной, – от начала заболевания до выздоровления – точны до мелочей.

«Сейчас я в серьезном возрасте, – пишет пенсионерка, в прошлом – специалист-землеустроитель. – Спасибо нашей медицине за мои 78. Но перед коронавирусом я не устояла, подхватила эту гадость. Начался кашель, но я подумала, что это фарингит. Он у меня бывает. С этим справилась, температуры не было. Но через три дня, 14 июля, температура поднялась до 39 градусов. Я вызвала врача из поликлиники имени Н. А. Семашко, приехал Георгий Борисович Поздняков, терапевт с добрыми, немного улыбающимися глазами, посмотрел горло, послушал работу сердца, легкие… На следующий день он прислал лаборанта поликлиники имени Н. А. Семашко – прекрасную, добрую женщину – взять мазки из горла и носа на наличие коронавируса.

Наутро в четверг мой спаситель позвонил, сказал, что тест положительный. Температура по-прежнему 39, состояние ухудшается, дыхание тяжелое.

24 июля вновь позвонил доктор Поздняков: собирайтесь в больницу. Оставить меня дома доктор не позволил и тем спас меня, за что я его сейчас благодарю и кланяюсь ему. Приехали за мной на спецоборудованной машине скорой помощи, сняли электрокардиограмму, послушали. Ехали мы быстро, время ожидания приема было минимальным.

Разместили меня в инфекционном отделении, в пульмонологической палате; держится температура 39, дыхание затруднено, уровень кислорода в крови упал до 70–80%, что очень опасно. Надо, говорит доктор, днем и ночью быть с респиратором, вдыхать кислород. (Бодрствовать и спать с трубкой в носу, по которой поступает кислород, – не самое приятное ощущение, но что поделаешь, приходится. А еще денно и нощно слышать, как булькает вода в пластиковых бутылках, из которых извлекают кислород для дыхания.Прим. автора).

Температура 39 держалась четыре дня, потом ее сбили. Мышцы спины ломило, будто по ней ступают широкие женские каблуки. Вспомнилась недавно пролеченная невралгия.

Вставать с кровати было больно до слез: кое-как поднимешься и бредешь, читая шепотом «Отче наш…». Прибор МРТ показал, что легкие поражены коронавирусом на 75%. Продолжала постоянно дышать в респиратор с перерывами на 15 минут.

Следуя предписаниям докторов, добилась того, что содержание кислорода увеличилось с 82% до 97%. Радовалась как ребенок! Выполняла процедуры, лежала под капельницей, делались уколы в вену, через день брали из нее кровь на анализ.

Принимала множество таблеток, от которых язык покрылся налетом. Есть не хотелось, так как без вкуса и запаха все казалось несъедобным. На пятый день пребывания в больнице начали брать мазки из носа и горла, они показали отрицательный результат.

Появилась надежда. За то, как старались нас поднять, – низкий поклон процедурному медперсоналу, заведующему отделением Андрею Викторовичу Неминущему и лечащему врачу Максиму Викторовичу Смирнову. Они меня спасли. Хорошо, что в Архангельске есть такие врачи, решительные, требовательные и вселяющие надежду на выздоровление. Молюсь и за санитарный состав: они работают на совесть, помогая выбраться из беды, без них не поправиться.

Прошло десять дней. Дыхание наладилось, хрипов не было, давление нормальное, температура тоже, легкие чистые, мазки отрицательные. Попутно проверили состояние моего сердца. Я попросила дочь Светлану принести рыбный бульон (лечащий врач одобрил) – после этого язык чуть-чуть порозовел.

Болела я почти месяц, в моем возрасте сложно ожидать победы над тяжелой болезнью. Но благодаря мудрости и умению врачей с 12 августа я дома, осталось только подлечить легкие и поправить печень после таблеток.

С начала вирусной эпидемии я соблюдала все условия, носила двойную маску, перчатки, далеко от дома не уходила, тем более что продуктовый магазин и аптека находятся в моем доме. Недавно решила после процедур поехать домой в автобусе. Я – в перчатках и маске, а люди в большинстве своем входят без масок, в салоне автобуса стоят плечом к плечу.

Я считаю, что общественный транспорт очень способствует распространению вируса. Поэтому обращаюсь к архангелогородцам: будьте благоразумны и осторожны, берегите родных и близких, не допускайте наплевательского отношения к своему здоровью и здоровью других людей».

Вот такое письмо. Что касается общественного транспорта, то могу подтвердить: чем дальше, тем меньше пассажиров в масках. А пандемия между тем не отступает, поражая даже тех, кто соблюдает все меры безопасности, – в немалой степени по вине тех, кто эти меры игнорирует.

Анатолий Беднов

Фото из архива В. А. Синицыной

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 30 сентября 2020 г.