Антиковидный джаз в Поморской филармонии

Дни джаза

В Архангельске прошел знаменитый фестиваль «Международные Дни джаза». Его организаторы (в рамках Международных недель музыки) – министерство культуры области и Фонд развития культуры.

Первый день фестиваля прошел 21 октября в Камерном зале филармонии. В программу концерта-открытия пришлось внести изменения. Из-за болезни некоторые исполнители не смогли приехать на фестиваль. Так, вместо Васила Хаджиманова и Квартета Олега Киреева выступил ансамбль Евгения Гречищева с замечательной программой «Прелюдии».

Джазовые уроки Евгения Гречищева

Евгений Гречищев не только выдающийся пианист, талантливый композитор, автор музыки, лидер трио и квартета Moscow Jazz Passengers, но и прославленный джазовый педагог, воспитавший не одно поколение молодых талантов.

Он преподает в Московской детской музыкальной школе им. И. О. Дунаевского и в Московском колледже эстрадно-джазового искусства. На концерте в Архангельске он вместе с трио, в составе которого  Сергей Хутас (контрабас), Игорь Ямпольский (ударные) и Дмитрий Кондрашов (саксофон) исполнил фрагменты из своего нового альбома «Прелюдии», вышедшего в 2021 году, и пьесы из сборника «Летний вечер». В них звучат и нотки Прокофьева, Рахманинова, и мотивы народной музыки Русского Севера. А созданы были эти легкие, чарующие мелодии как учебные пьесы для учеников.

Евгений Гречищев

После выступления мы поговорили с Евгением Станиславовичем о том, как ему удается так успешно сочетать роли преподавателя и творца. Сам музыкант об этом шутит так: «Человек, проводящий все время за роялем, что-нибудь, да и сочинит».

– Вы преподаватель музыки и при этом выдающийся музыкант. Как вам удается сочетать два этих поприща, чаще у человека бывает либо талант преподавателя, либо автора? Или это взаимообогащающие процессы?

– Во-первых,  взаимообогащающие, а во-вторых, все-таки я преподаю джаз, то есть творческую сторону. Это связано с импровизацией и с игрой сразу. Импровизация есть везде и без всякого джаза, когда мы учимся русскому языку, мы сначала говорим, ломая слова.

Мы, как родители, умиляемся этим словечкам наших детей, а потом они вырастают и начинают не только произносить текст свободно, но и, возможно, сочинять рассказы. И мы учимся, конечно, фортепиано, но одновременно свободному выражению себя. Это сродни, мне кажется, художественной мастерской: когда в классе дети рисуют, у них есть школа, но при этом они все разные. И человек, обретая технологию, сохраняет свою свободу. В нашем деле это тоже очень важно. Пусть малыми средствами, но человек может высказаться, потом еще и еще, и вырастают такие гиганты, как Иван Фармаковский, который сегодня во втором отделении играет.

– То есть импровизация в природе человека?

– Да, все эти пьесы, которые я с удовольствием играю, родились как упражнения из педагогики. Я их сочинил для учеников, а некоторые – вместе с учениками.

– Вы сказали, что в Прелюдии № 1 есть мотивы народной северной музыки. В других слышится что-то от Прокофьева или Рахманинова. Это в природе джаза – взять по нотке и создать свое произведение?

– В России играть на рояле и обойти Рахманинова, Скрябина, Прокофьева невозможно, потому что они создали этот язык. Это просто один музыкальный океан. Мы говорим по-русски, понимаем слова, но строим их немножко по-разному, возьмем и процитируем кого-то. Это будет наше высказывание.  Мы все время что-то говорим. Все джазмены знают, что на своем инструменте надо рассказать историю. «Расскажи мне историю» – и мы рассказываем. И в этом смысле я, конечно, раз за разом много лет прохожу одно и то же, и мне это нравится, потому что одинаковым джаз не бывает. Мы с детьми сочиняем блюзы, какие-то песенки, и они все разные.

Ритмы Латинской Америки и грузинская свадьба

Во втором отделении фестиваля на сцене архангельской Кирхи выступили знаменитые джазовые известные музыканты: Братья Бриль. Александр и Дмитрий – представители знаменитой династии, сыновья народного артиста России Игоря Михайловича Бриля. Музыканты подчеркнули, что играть в Архангельске, городе с особыми джазовыми традициями – это особое событие.

– Этот город довольно-таки бескомпромиссный. В нем очень много хороших людей. Впервые мы приехали сюда в 19 лет, когда еще был жив Резицкий. Мы знаем его джазовые традиции,  – сказали артисты со сцены в начале концерта.

В Архангельск Братья Бриль привезли проект «В джазе только девушки». В составе участниц также произошли изменения. Вместо Мариам Мерабовой приехала Катерина Балыкбаева. Она выступила совместно с Этери Бериашвили и Александрой Шерлинг.  

Катерина Балыкбаева – известная джазовая певица, участница шоу «Голос» на Первом канале  ТВ. Она выросла в семье профессиональных музыкантов, в детстве провела три года на Кубе. На концерте в Архангельске она исполнила латиноамериканские джазовые хиты, да так, что даже оператор, снимающий концерт на видео, начал пританцовывать ей в такт, а скромно севший после своего великолепного выступления на последнем ряду балкона Евгений Гречищев кричал: «Браво!» Кажется, воздух накалился и вибрирует – и уже нет никакого ковида, ведь все вокруг освещено жарким джазовым ультрафиолетом.

Конечно, остров свободы сформировал особенный взгляд Екатерины на мир и музыку. Об этом мы поговорили с певицей после концерта.

– Если принять, что каждый музыкант транслирует что-то свое, исполняя музыкальное произведение, влияет ли ваше кубинское детство на то, как вы звучите?

– Конечно! Дети же впитывают все, даже не задумываясь. Я оказалась на Кубе в уже достаточно осознанном возрасте, в одиннадцать–тринадцать лет. Там эта музыка везде. Переключаешь телевизор с программы на программу, а там эти ритмы. Я их стала впитывать как губка, даже этого не замечая; потом, выступая на концертах, я периодически слышала о том, что у меня так хорошо получается звучание в стиле латиноамериканской культуры. Причем это не обязательно Куба. У нас есть проект с Александром Винницким, потрясающим педагогом, композитором, гитаристом, где в дуэте гитара и голос, бразильская босанова. Этот ритм, эти оттяжки латиноамериканские – для меня это естественно – как кровь играет. Хотя я пою и традицию, и русские романсы.

– Вы исполнили музыку бразильских композиторов. Это изначально джазовые произведения или аранжировки?

– Это больше латиноамериканский стандарт. Латиноамериканский джаз – это конкретное джазовое направление: босанова, сальса.  Это современные, очень известные в Латинской Америке мелодии. Например, Иван Линс – это потрясающий, гениальный, наверное, один из самых крупных мирового уровня композиторов, которые сейчас существуют, и мы просто счастливы должны быть, что мы современники таких людей.

Этери Бериашвили

Этери Бериашвили – также финалистка шоу «Голос». Она из медицинской семьи, окончила Академию имени Сеченова и даже год работала врачом. Но музыка победила. Этери закончила эстрадно-джазовое училище и стала успешно выступать. Пение Этери Бериашвили на джаз-фестивале в Архангельске придало ему и яркую, пряную грузинскую нотку и одновременно утонченный французский шарм.

– Безусловно,  грузинские мотивы звучат, особенно в том, что касается второй композиции Can by me love Beatles, которую мы сделали абсолютно как грузинскую танцевальную, праздничную свадебную пьесу. Конечно, Брили в этом отношении абсолютно сумасшедшие. В хорошем смысле этого слова. Ну и все ребята, которые стояли на сцене Иван Фармаковский, Давид Ткебучава. Безусловно, это мое детство, это то, на чем я воспитывалась, а я воспитывалась на грузинской народной музыке, на грузинской эстрадной музыке. Уже потом в мою жизнь пришел джаз. Мне кажется, что я тот человек, на котором скрестились эти два направления, и я не могу  не транслировать это, – говорит певица.

Что касается песен Леграна, я самого детства любила  французский кинематограф.  У нас каждую субботу была передача «Иллюзион»,  и  в ней показывали очень красивые иностранные фильмы, а том числе это были культовые французские фильмы, и звучала музыка Мишеля Леграна. Когда я услышала песню «Лето 42 года», причем я услышала уже попозже на концертах Тамары Гвердцители, я поняла, что вот она, та самая песня, которая заставляет делать то самое душевное харакири. От первой до последней ноты она исполняется так, как будто ты стоишь без кожи и чувствуешь каждое дуновение ветра.

– На концерте вы подходите к барабанщику и играете вместе с ним. Это импровизация?

– Началось все с импровизации. Была очень маленькая сцена, и мне казалось, что сейчас я выйду и как забарабаню. Это был экстаз. Если вы смотрели мультфильм «Душа», там пианист очень хорошо объясняет это состояние астрала, когда человек немножечко отрывается от реальности, становится некой частицей во вселенной. Я не  сторонник того, чтобы певец не контролировал то, что происходит на сцене, но при этом дать волю эмоциям и в рамках жанра, в рамках стиля сделать какое-то безумие… Мой подход к барабанщику, это, конечно, было безумием. Первыми поддержали эту идею  Брили. У нас тогда был другой барабанщик, и он, конечно, опешил, мы с ним  перебрасывались музыкальными фразами, то есть изобразили такой баттл двух грузинских доулистов. Сначала это была импровизация, а потом мы это укоренили в нашей программе.

Александра Шерлинг: джаз для меня – это двойная любовь

Третья участница проекта «В джазе только девушки» Александра Шерлинг стала незаурядной личностью в музыке еще в детстве. Ее мать, Олеся Шерлинг, – пианистка, вокалистка, джазовый музыкант, импровизатор, композитор. Отец Юрий Шерлинг – заслуженный деятель искусств РСФСР, доктор искусств, композитор, режиссер-постановщик, хореограф, писатель. В шесть лет она стала почетным членом жюри I Всемирного фестиваля-конкурса циркового искусства в Москве, а также получила первую премию и золотую медаль на конкурсе «Мировые таланты» (Лос-Анжелес, США) и специальную премию музыкального конкурса «Браво-брависсимо» (Кремона, Италия).

Александра Шерлинг

– Для меня джаз – это в первую очередь, я бы сказала, принадлежность к определенной культуре. Человек, поющий джаз, – это априори человек с огромным духовным миром, с неплохим музыкальным образованием, потому исполнять джаз, не понимая ничего в музыке… на самом деле можно, и, в принципе, бывает, но редко. В основном в джазе люди, которые идут к этому специально. Я в этом родилась, это чуть-чуть другая история. Я в принципе не знала, как по-другому. Я сначала  в это попала, потом в какой-то момент подумала, а надо ли мне это, и уже потом пришла к джазу осознанно.. Это такая двойная любовь, когда ты разводишься и выходишь замуж еще раз за одного и того же человека, потому что понимаешь, что это и есть тот твой самый настоящий человек,  – рассказывает Александра.

Слушателю, зрителю понять и полюбить джаз с первого раза, очень сложно, считает Александра Шерлинг.

– Джаз – как очень дорогое вино, – уверена она. – Очень большая редкость, когда человек с первого раза понял, что это его. Потому что это все-таки сложно. К сожалению или к счастью, мы приучены к более элементарной, простой музыке. Только очень подготовленный человек, не именно к джазу, а вообще готовый к чему-то высокому, сразу это полюбит. Джаз нужно распробовать потихоньку,  по чуть-чуть, и  либо человеку это не подойдет вообще, либо он больше никогда без этого не сможет.

Мне показалось, архангельская публика очень голодной на хорошую музыку, и это очень круто. Я почувствовала, что люди здесь действительно ждали, они пришли на джаз осознанно, поэтому мне было максимально комфортно. Не было волнения ни секунды, потому что публика настолько обняла меня своим восприятием, что не было ощущения, что я нахожусь на сцене.

22 октября состоялся Объединенный день джаза в Архангельском городском культурном центре. Перед зрителями выступили Алексей Круглов и Яак Соояар Квартет (Россия – Эстония); Алекс Сипягин и Алина Енгибарян (Россия – Италия); Арт-ансамбль Тима Дорофеева и Саймон Вирш (Германия). Фестиваль Arkhangelsk music weeks завершится 4 ноября презентацией альбома «Ноябрь» Олега Нестерова и группы «Мегаполис».

Надежда Лебедева, фотографии Григория Аншукова

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 24 октября 2021 г.