Александр Цыбульский: Программа «Вместе мы сильнее!» – основа планирования работы власти

Александр Цыбульский

Губернатор Архангельской области Александр Цыбульский – о наиболее важных для Поморья решениях президента России, о том, что осталось за закрытыми дверями совещания с вице-премьером российского правительства Татьяной Голиковой, и о важности личных поездок в районы Архангельской области.

Александр Витальевич, наблюдаем за вашей активностью, возьмем только последние месяц-полтора, график, мягко говоря, плотный: Виноградовский, Онежский, Вельский, Устьянский, Шенкурский районы, Новодвинск, Северодвинск, Архангельск, командировки в Москву. Вы вообще как в этом бешеном графике  выживаете?

– Нельзя сказать, что я совсем не отдыхал, в июне-июле дважды брал несколько дней отпуска. Поездок действительно много, сейчас как раз тот самый период, когда надо проехать и самому посмотреть, как реализуются те мероприятия и договоренности, которых мы достигали в ходе моих  прошлых поездок по районам Архангельской области, как идет выполнение национальных проектов.

Это никак не связано ни с какими электоральными или какими-то иными циклами – абсолютно рабочие поездки. Я всегда подчеркиваю: именно сейчас мы можем зафиксировать отставание от графиков, там, где оно есть; проверить качество работ. Важно сделать это вовремя, когда еще можно принять необходимые управленческие решения: либо приостановить работу, либо дать возможность ускориться, либо дать соответствующие рекомендации. Ну и конечно, собственными глазами посмотреть на месте.

Одно дело, когда докладывают подрядчики и ответственные за эту работу ведомства и министерства: понятно, что они все-таки лица заинтересованные. Мне важно увидеть, насколько их доклады соответствуют реальным делам. А если говорить о темпе, то, честно говоря, даже когда беру время для отдыха, нахожусь с семьей и даже могу немного отдохнуть и переключиться, уже себя ловлю на мысли, что внутренне начинаю чувствовать какое-то ощущение вины за то, что не нахожусь в процессе.

Мне кажется, что я уже настолько привык жить в таком темпе, что другого я себе пока просто не представляю.

Ожидания от того, что вы хотели увидеть в районах, совпадают с реальностью? Картинка как-то поменялась с момента последнего посещения, знакомства с тем или иным проектом или объектом?

– Везде по-разному. Тут среднюю температуру по больнице вывести сложно. Где-то ожидания даже превзошли наши договоренности, где-то пока еще есть над чем поработать. Но в большинстве случаев, когда мы садимся с главой района и проходим по всем тем поручениям, которые были даны за последний год (а у меня они все прописаны в специальной электронной системе контроля), я должен сказать, что, наверное, абсолютное большинство из них либо выполнены, либо уже находятся в стадии реализации. И мне это приятно отмечать.

Очень много мероприятий в рамках программы «Вместе мы сильнее!», которую мы вместе с жителями делали в прошлом году, тоже переходят в стадию практической реализации и бюджетируются. Они сегодня уже легли в основу документов, которые для нас являются документами планирования нашей деятельности.

Но и понятно, что каждый визит, каждая поездка на территорию, в наши районы и округа – это, конечно, еще и возможность принятия дополнительных решений на будущие периоды. Поэтому в целом я хочу поблагодарить большинство глав муниципальных образований: то, о чем мы договариваемся, в абсолютном большинстве случаев реализуется.

– Наверное, одним из главных событий августа для нашего региона стал приезд в Архангельскую область вице-премьера российского правительства Татьяны Голиковой. О принятых решениях мы знаем – выделение федеральных средств на реконструкцию Новодвинского городского культурного центра, начало восстановительных работ на Новодвинской крепости, выделение средств на ремонт здания Детского мира под создание в нем центральной детской школы искусств.

Вы все эти вопросы вы начали решать еще год назад, когда были врио губернатора. Тогда же приезжала министр культуры Ольга Любимова. Интересно понять алгоритм принятия решения по таким вопросам. Получается, нужно минимум три года, чтобы их решить: год на принятие решения и два года на практические работы. Это много/мало или это нормальный срок?

– Этот цикл скорее связан с бюджетным проектированием. Когда мы начинали говорить об этих объектах в прошлом году, они могли в бюджетных проектировках попасть только на 2022 год, поскольку на 2021 год бюджет уже тогда был сверстан. Более того, мы еще не были готовы тогда к практической реализации проектов, поскольку часть документации на эти объекты, которые вы перечислили, требовала корректировки, а по каким-то и вообще не было документов, они сейчас только отрабатываются: как в части Детской школы искусств, которую мы хотим перевести в здание «Детского мира».

Мы год назад говорили министру культуры РФ Ольге Борисовне Любимовой о том, что, пожалуй, с нашей точки зрения, эти объекты будут хорошо восприниматься жителями. Что касается здания культурного центра в Новодвинске – это действительно уникальное здание, абсолютно с собственной архитектурой, не какое-то типовое. И на мой взгляд, то, что мы сейчас перешли к практической стадии его восстановления, крайне важно, потому что утерять такую архитектурную и культурную доминанту города было бы нельзя. Нам потребовался год от момента, когда мы эту идею озвучили. За этот период мы провели целую серию совещаний, я специально раньше не просил Татьяну Алексеевну Голикову приехать, потому что надо было подготовиться к тому, чтобы на месте презентовать эти проекты. И я очень ей благодарен и рад, что она их поддержала, убедившись в том, что вещи, о которых я ей и Ольге Борисовне в течение года рассказывал, это не просто какие-то мои выдумки и идеи, это действительно то, что полностью отражает настроение и ожидания людей сегодня.

В Новодвинске это действительно консолидирующая идея по поводу реконструкции ГКЦ и это просто необходимость с точки зрения восстановления культурной жизни. А то, что мы переводим Детскую школу искусств, – это такое, знаете, не было бы счастья, да несчастье помогло. Поскольку у нас то здание, где она располагалась, является объектом культурного наследия, понятно, что в рамках тех инструментов финансирования, которые сегодня есть у федерального правительства, это не может быть отфинансировано.

Там отдельно прописано, что для таких нужд не рассматриваются объекты культурного наследия. Объекты культурного наследия в рамках реставрации могут использоваться по другому назначению, но вот сделать из них современную школу искусств, к сожалению, не получалось с привлечением федерального финансирования. И поэтому мы приняли это решение, оно сначала было на уровне идеи, потом мы его обсудили с городом, с общественностью.

Потом мы сделали предпроектное решение, посмотрели сами, как это может получиться и каким образом это сделать, чтобы это максимально отвечало всем требованиям детей и родителей.

И действительно, мне кажется, сегодня у нас получается очень интересный, очень современный проект, который, по сути, объединит в себе не только кружки, секции, занятия музыкой, но там будут и общественные детские пространства, где можно проводить мастер-классы, куда можно привозить интересных людей для встречи с детьми. И вот это все, я уверен, мы в 2022-2023 году реализуем и в конце 2023 – начале 2024 года откроем двери в новую современную школу искусств.

– Еще немного о визите вице-премьера. Журналистам всегда интересно, что остается за кадром. Совещание по социально-экономическому развитию региона состояло из двух частей: открытой для прессы и закрытой. Поделитесь, какие секреты обсуждали?

– Поделюсь, там на самом деле не было никаких секретов. Новодвинкая крепость, Новодвинский ГКЦ и ДШИ – это проекты, которые в течение года мы проработали, и они уже могут быть анонсированы, мы их запускаем, потому что решения по ним приняты. Но, кроме того, не скрою, я ставил перед собой еще две задачи под приезд Татьяны Алексеевны.

Это показать необходимость модернизации системы здравоохранения. Причем не только первичного звена, но и системы, которая уже оказывает высокотехнологичную помощь. И поэтому я презентовал ей еще два дополнительных проекта – по развитию системы скорой помощи и строительству отдельного корпуса Первой городской больницы Архангельска, для того чтобы мы могли там сделать хороший диагностический центр, приемное отделение и небольшой стационар. И второе – это с учетом ситуации, в которой все сейчас находятся с коронавирусом, нам крайне важно серьезным образом модернизировать инфекционную службу. И поэтому вторым моим предложением было как раз строительство нового инфекционного корпуса и капитальный ремонт существующей службы инфекционной областной больницы.

Поскольку этот вопрос находится в той стадии, в которой год назад были два предыдущих, по которым мы сейчас приняли решение, для того чтобы не создавать вокруг этих тем  лишнего ажиотажа и не создавать иллюзии, как будто по ним уже решение принято, они были отнесены к закрытой части совещания. Здесь еще требуется много технических вопросов, которые надо доработать с Минздравом РФ, и мы по поручению Татьяны Алексеевны сейчас переходим к стадии практической проработки этих вопросов, поэтому очень надеюсь, что через год или чуть больше Татьяна Алексеевна снова приедет к нам и мы уже сможем анонсировать начало реализации этих двух проектов. По крайней мере, будем очень к этому стремиться.

Мы сейчас находимся в так называемом электоральном периоде, впереди выборы в Государственную думу. Здесь тоже история имеет закрытую и открытую часть: не все можно говорить в СМИ, поскольку может быть расценено как незаконная агитация. Тем не менее постараюсь осторожно спросить: насколько открытым можно сегодня считать выборный процесс в нашей стране? Что нужно делать для того, чтобы результаты выборов не ставились под сомнение?

– Насколько я знаю, выборные и политические процессы в других странах, я глубоко убежден, что в России сегодня это один из наиболее прозрачных, понятных демократических процессов. Я это говорю абсолютно искренне, как человек, за свою жизнь возглавлявший два субъекта РФ.

В Ненецком автономном округе я прошел выборы президента, выборы в окружное Собрание депутатов, в Архангельской области уже прошел выборы губернатора, довыборы в Собрание депутатов. И сейчас мы стоим перед этапом выборов в Государственную думу Федерального собрания. Я действительно считаю, что мы сами создали за последние 5–6 лет такую политическую систему, такую многоуровневую систему контроля за выборным процессом, при которых невозможно каким-то образом повлиять на результаты выборов.

Если сегодня посмотреть: практически все участки находятся под видеонаблюдением, в рамках общих процедур обучены больше двух тысяч наблюдателей, которые будут на участках наблюдать за процессом голосования. И надо сказать, что это же не какие-то провластные наблюдатели, это наблюдатели, представляющие абсолютно все политические силы. Они находятся на участке и следят за каждым движением.

Более того, территориальные избирательные комиссии – это же не люди, которые представляют исполнительную или законодательную власть или какие-то провластные партии. Это люди, которые представляют в том числе все оппозиционные партии и оппозиционные политические направления. Поэтому на сегодняшний день я считаю, что процесс абсолютно прозрачный, возможность какого-то незаконного влияния на результат минимальна. Это абсолютно электоральная борьба, довольно жесткая, с большим количеством полемики: в этом году очень конкурентные выборы и очень много политических сил претендуют на проход в Государственную думу.

– О заявлениях президента просто не могу не спросить. Это и выплаты пенсионерам, военнослужащим, и колоссальные средства на медицинскую реабилитацию, и расширение мер поддержки семей с детьми, и обновление авиапарка, в том числе санавиации, и создание программы переселения граждан из аварийных домов, признанных таковыми на 1 января 2021 года. Знаю, что вы присутствовали лично на мероприятии, где это было объявлено. Понятно, что каждая категория людей воспринимает эти меры относительно лично себя.

Интересно, какое из заявлений вызвало у вас там, на месте самую мощную реакцию – такую, чтобы хотелось сказать: да, это то, что сейчас нужнее всего? Спрашиваю как губернатора Архангельской области.

– Все инициативы были очень точными, и президент продемонстрировал абсолютное знание того, что сегодня необходимо в части адресной поддержки. Я в первую очередь говорю про выплаты пенсионерам, которые действительно в этот ковидный период больше всего, если можно так выразиться, подверглись ограничениям, были вынуждены проводить время дома и серьезным образом изменить свою жизнь. Конкретно для нашего региона я как губернатор определил три особенно важные инициативы, которые были обозначены президентом.

Первое – это, конечно, переселение из аварийного жилья. У нас сейчас появляется правовая возможность решить ту проблему, о которой я полтора года довольно эмоционально везде говорю. Это те дома, которые у нас сегодня находятся под угрозой схода со свай и которые уже сошли со свай, а, по сути – разрушены. У нас появился правовой механизм для того, чтобы получить финансирование и эту проблему решить.

То есть раньше мы упирались в этой проблеме в то, что у нас не было ни одного программного инструмента, в рамках которого мы могли получить эти деньги. То, что сейчас запущена досрочная реализация этого этапа, для нас это решает, на мой взгляд, одну из самых больных и актуальных тем, поэтому будем сейчас это решать в первую очередь, и в ближайшее время, думаю, такие решения будут уже озвучены.

Еще одно очень важное решение – о выделении 340 млрд рублей на развитие авиации. Это важнейшее для всего Севера решение. Сегодня готовятся к выпуску в серию прекрасные самолеты «Байкал», которые заменят АН-2, которые уже по сути выходят у нас из эксплуатации.

Я думаю, возможность дополнительного финансирования, приобретения и развития системы малой авиации для Севера – это крайне важное решение, и в ближайшие годы мы точно почувствуем совершенно другое качество жизни из-за того, что у нас вернется возможность недорогого использования малой авиации.

И решение, которое тоже, на мой взгляд, для Архангельской области является очень важным и значимым, это решение по комплексному капитальному ремонту школ, которое было озвучено в рамках Государственного совета. У нас много школ 1970–1980-х годов постройки, по сути, они еще не являются аварийными, которые надо менять, но в то же время они уже, конечно, не отвечают никаким требованиям  современного образовательного процесса. Поэтому появившаяся возможность их капитального ремонта, а может быть даже частично реконструкции, позволяет нам перезагрузить образовательную инфраструктуру Архангельской области. Я думаю, что это существенно повлияет на жизнь и качество образования.

– Недавно в своих социальных сетях вы опубликовали пост о том, что 25 лет назад принесли присягу на верность Родине, будучи курсантом. Интересно, как вспомнили об этом? Есть какое-то курсантское братство, которое не дает забывать?

– Во-первых, действительно напомнили однокурсники. Понятно, что день присяги примерно в одни и те же числа происходит: после того как поступившие курсанты проходят курс молодого бойца, дается присяга, дальше дают неделю на то, чтобы отдохнуть и с 1 сентября уже включиться в образовательный процесс. Поэтому я примерно помню, что это было в конце августа. Ну и, кроме того, у моего товарища в этом году уже сын поступает на первый курс того же военного университета, который я окончил, и у него как раз была присяга.

Поэтому невольно вспоминаешь, когда это было. И тут я поймал себя на мысли, что это было 25 лет назад. Вообще я очень серьезно отношусь к присяге и считаю, что она не заканчивается в тот момент, когда ты снимаешь с себя в силу тех или иных обстоятельств погоны. Если ты уже присягнул публично на верность своей Родине, на готовность ей служить, то, значит, должен это делать честно. И для меня это не пустые слова, поэтому я подумал, что было бы правильно как-то еще и в публичном поле сказать о том, что 25 лет назад произошел тот момент, когда я для себя принял решение, что посвящу свою жизнь служению России.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 2 сентября 2021 г.