_Новости

Почему не прошел вариант Мандрыкина?

фото: Александр Бобылев

Большинством голосов комиссия поддержала строительство межмуниципального полигона

Авторы: Денис Селиванов, Сергей Дробов. газета «Архангельск» № 12 от 28 марта 2019 года.

Восемь членов общественной комиссии по выбору места размещения межмуниципального объекта по обращению с ТКО вышли из ее состава. Предложения активистов-общественников, выступающих за отказ от строительства полигонов, не поддержали остальные представители комиссии. Оказавшись в меньшинстве (10 голосов против 55), они не захотели далее обсуждать трудные «мусорные» вопросы.

Напомним, так называемая северодвинская группа во главе с главными идеологами – руководителем общественного движения «Чистый Север 29» Олегом Мандрыкиным, председателем Союза садоводов Петром Васильевым и депутатом облсобрания от фракции «Справедливая Россия» Алексеем Кувакиным – настаивает на принципиально ином плане действий в рамках реформы обращения с отходами. Его суть – отказаться от строительства новых крупных полигонов, построить объекты сортировки мусора у действующих свалок в городской черте и наладить тщательный раздельный сбор отходов населением в шесть контейнеров. Якобы каждый житель будет сортировать отходы, а они в свою очередь – перерабатываться в новую продукцию. Из остатков будет производиться топливо. Такая картина будущего оказалась весьма правильной, но идеальной.

Один или три?

Вся дискуссия на общественной комиссии 14 марта свелась к главному – строить один межмуниципальный полигон или несколько? Выслушав доклад Олега Мандрыкина, присутствующие задали немало вопросов, в том числе не совсем удобных. Претензии касались в основном экономики расчетов активиста, согласно которым несколько объектов сортировки и переработки выгоднее, чем один.

По словам общественников, строительство нового полигона – это тупиковый вариант развития, ведь через какое-то время этот объект будет заполнен, и мы вновь окажемся перед необходимостью искать новое место для хранения мусора, если не вводить его сортировку и переработку. С таким подходом область никогда не выполнит показатели национального проекта «Экология» – к 2024 году направлять на обработку 60% ТКО (и только «хвосты», то есть остатки, размещать на полигонах).

Активисты призывали остальных членов комиссии не терять времени и сразу рвануть к финишу, тем более что опыта у зарубежных коллег не занимать, а в соседней Финляндии есть компании, которые уже сегодня готовы предложить инвестиционные проекты – например, производить топливные брикеты. Правда, где на это взять деньги и кто за это будет платить – вопрос непраздный. Например, активисты заявляют о 20 миллиардах рублей, которые за 10 лет соберет регоператор. Но вкладывать нужно здесь и сейчас, и согласно той идеальной картине сортировки, прессования и обработки отходов со всей области этих денег не хватит.

Нет сомнений в том, что реформа в будущем сможет привлечь инвесторов, в том числе иностранных, уже имеющих опыт работы с вторсырьем. Но это произойдет не завтра. Тем временем запустить реформу, дав старт работе регионального оператора, нужно было уже вчера. Архангельская область в числе других 15 регионов с 1 января так и не перешла на новую схему обращения с ТКО. Но этот аргумент, важный для органов власти, не принимают представители общественности. Принципиальный спор формируется вокруг простых понятий – «я хочу» и «я могу».

Вот и поговорили

Пробуксовку реформы в регионе сегодня связывают с главным вопросом: где будет находиться опорный объект размещения отходов Архангельской агломерации. Пока не выбрано место, посчитать тариф регоператора и запустить реформу не представляется возможным. Между тем протест общественников строить полигон близ Рикасихи услышан. Принципиальное решение озвучено губернатором – его там не будет.

В правительстве области уже подготовлен список из нескольких новых территорий, все они расположены вне границы городов. Предложения будут озвучены перед очередным заседанием комиссии, которое планируется в середине апреля.

Между тем 20 марта восемь членов этого общественного органа заявили о своем выходе из его состава. Это два депутата областного Собрания от фракции КПРФ Александр Микляев и Леонид Таскаев, депутат от партии «Справедливая Россия» Алексей Кувакин. Также покинули комиссию председатель Союза садоводов Петр Васильев, руководитель общественного движения «Чистый Север 29» Олег Мандрыкин, экоактивисты Марина Зеленцова, Мария Крейтор, Юлия Селиверстова.

Комментарии


Александр Ерулик,
министр природных ресурсов и ЛПК Архангельской области

– Действующие полигоны в Архангельске, Северодвинске и Новодвинске создавались в 60-е – 70-е годы прошлого века и сейчас не соответствуют современным правилам и нормам. Я лично проехал по всем полигонам – фактически это навалы мусора, без системы фильтрации. А свалка в Северодвинске, несмотря на приличный слой снега, снова начинает гореть.

Даже если рассмотреть вариант углубленной сортировки отходов, мы все равно будем вынуждены решать проблему размещения так называемых «хвостов» – того, что не подлежит переработке. Нам необходим новый полигон.

Почему нельзя использовать существующие полигоны? Во-первых, по действующему законодательству они должны иметь ограждение, но это не так критично. Во-вторых, нужно наладить систему сбора поверхностных стоков, сейчас фильтрат стекает прямо в воду и отравляет все вокруг. В-третьих, необходим радиометрический контроль. В-четвертых, важно правильно отсыпать полигон. Пятое условие – гидроизоляция полигона противофильтрационным экраном.

Мы изучили расценки, сколько стоит модернизация полигонов, – от 20 до 30 миллионов за гектар. По примерным подсчетам понадобится около 1 миллиарда рублей, чтобы модернизировать существующие полигоны и продлить их работу хотя бы на год. Экономически это нецелесообразно. К тому же, закрыв свалки, мы можем привлечь средства Российского экологического оператора по нацпроекту «Чистая страна» на их рекультивацию.

Почему нельзя использовать прилегающие к полигонам участки? Требования проектирования к современным объектам размещения ТКО таковы, что они должны располагаться за пределами городов. Обратите внимание: свалка в Архангельске находится в 1,1 км от жилой зоны, до водозабора – 2,9 км (в правилах – не менее 3 км). В Северодвинске полигон находится на расстоянии 1,1 км от школы № 3, от жилой зоны – 0,9 км. Полигон Новодвинска размещен поблизости с жилой зоной (1 км), до водного объекта – 1 км. Так или иначе, нам нужно искать объект за пределами городской агломерации.


Александр Горних,
руководитель Управления Росприроднадзора по Архангельской области

– Если на прилегающей к существующим полигонам ТКО территории организовать площадки временного накопления или дополнительные полигоны – как ни назови, это в любом случае объект размещения отходов. Значит, речь идет о проектной документации, вводе в эксплуатацию объекта капитального строительства, государственной экологической экспертизе. Это нецелесообразно, тем более все площадки расположены в черте городов.

Конечно, в свое время они строились в соответствии с проектной документацией и на текущий момент внесены в госреестр, то есть санкционированы государством. К сожалению, не всегда на этих объектах соблюдаются требования природоохранного законодательства, и пример 2017 года, когда весь Северодвинск затянуло дымом из-за горящей свалки, тому подтверждение. Данные объекты нужно убирать, рекультивировать, а новые размещать подальше от городов.

К сожалению, в России быстро реализовать стратегию «ноль отходов», которая предложена в странах Евросоюза, не представляется возможным. Хотя она во многом обоснованна и имеет право на жизнь…

Напомню, что с 1 января 2019 года все субъекты РФ должны были перейти на новую систему обращения с ТКО. Архангельская область сейчас в числе отстающих, поэтому эти вопросы должны решаться в максимально короткий срок.


Елена Попова,
руководитель агентства по тарифам и ценам Архангельской области

– Мы проанализировали цифры и попробовали посчитать, во сколько обойдется вариант с тремя объектами размещения ТКО вместо одного межмуниципального.

Экономия по транспортным расходам достаточно сомнительна, если мы пока не можем точно спрогнозировать расстояние до предполагаемого объекта (объектов) и не знаем, сколько будет делать рейсов машина, которая станет собирать отсортированный мусор из 6–7 контейнеров. Строительство временных мест накопления отходов или неких небольших полигонов близ городов тоже повлечет дополнительные расходы – на проекты, госэкпертизы, капитальные вложения и сортировочные линии. Вместо одного полигона мы посчитали три, в итоге расходы на захоронение отходов увеличились почти на 2 миллиарда рублей, на обработку – на 3,4 миллиарда. Это очень большие деньги, и найти инвестора, который бесплатно их вложит, мы не сможем. Поэтому все суммы инвестиций необходимо просчитывать с учетом возврата процентов по займам на капитальные вложения. Они также возрастают практически в два раза.

Таким образом, в территориальной схеме расходы регионального оператора на 10 лет составляют 43 миллиарда, по варианту Мандрыкина – 45 миллиардов рублей.

Кроме того, в эти цифры не включены расходы на приобретение контейнеров. Если брать двухконтейнерную систему сбора мусора, которая предлагается проектом территориальной схемы, необходимо 216 миллионов рублей, а если 6 контейнеров – 675 миллионов. Кто-то должен их найти, потому что в тариф регоператора их заложить нельзя.

Но даже если не брать во внимание расхождение в суммах этих двух вариантов расчета, экономического эффекта от строительства трех полигонов вместо одного не прослеживается.


Надежда Виноградова,
заместитель председателя общественной комиссии по выбору места размещения полигона, заместитель председателя Архангельского областного Собрания,
фракция КПРФ

– Мы услышали очень интересный проект, но у него нет механизма реализации, отсутствуют источники финансирования, системный подход. Население не готово платить высокий тариф, а мы только сегодня прогнозируем 159 рублей с человека в месяц, не зная какой полигон и где придется строить, как возрастут затраты. Но получается, что мы на каждого жителя помимо тарифа еще возложим и обязанность тщательно сортировать отходы по шести фракциям, создать придомовую инфраструктуру для размещения этих контейнеров. Те способы, которые предложены как источники финансирования – взносы на капремонт, программа «Комфортная городская среда» и другие, имеют иные цели и задачи, правила работы по ним определены федеральным центром.

Да, если мы будем у каждого крупного населенного пункта строить объект и сортировочный центр, уменьшится транспортное плечо, но затраты на строительство трех полигонов вместо одного будут намного выше, и это приведет к росту тарифа.

«Мусор – это деньги? К сожалению, это не так»

О чем говорили на заседании общественной комиссии

Автор: Сергей Дробов

Публикуем цитаты выступавших 14 марта на заседании общественной комиссии по выбору места размещения полигона ТКО.

Руслан Каландаров, учредитель компании «Экоресурс»:

– Проект сортировки мусора – это проект будущего. А каковы реалии? Автор отсылает нас к нацпроектам, к Посланию президента. Да, он в 2014 году призвал нас, бизнес, включаться в проекты по переработке, а в 2017-м объявил Год экологии. Мы четыре года инвестировали в свой бизнес и поняли, что в отличие от сбора металлолома он пока не ведет нас к прибыли.
Мусор – это деньги? К сожалению, это не так. Если бы это были деньги, мусор бы везде не валялся. Если я оставлю груду металлолома на любой территории, завтра его уже не будет! И никто вам не скажет об этом, не пожалуется.
А бытовой мусор лежит, и никто его не вывозит. Но если это деньги, то почему?
Пока у нас не будет отрасли переработки, мы можем сколько угодно сортировать отходы, но они так и будут никому не нужны. Поверьте переработчикам – у нас целый склад полезных фракций, которые мы пока не можем реализовать на российском рынке.
Мое мнение: это не мы должны Олега Мандрыкина спрашивать, что и как делать, ведь он не профессионал в этом вопросе. Это он нас должен слушать.

Наталья Большакова, глава Холмогорского района:

– В силу того что мы живем в сельской местности, мы и так отчасти занимаемся сортировкой и утилизацией мусора. Все, что можно, сжигается в печках, органика попадает в огород. В целом район производит около 7000 тонн мусора в год.
Всегда руководствуюсь принципами целесообразности и разумности. Какое строительство объекта на территории района может быть? Мы выступаем за единый межмуниципальный объект. Но мы не называем его полигоном – области нужен современный объект.

Айман Тюкина, сопредседатель регионального штаба ОНФ в Архангельской области:

– Не являясь профессионалом в сфере обращения с отходами, Олег Анатольевич Мандрыкин активно критикует территориальную схему обращения с ТКО. В качестве альтернативы нам предлагается увеличить количество контейнеров в Архангельске и Северодвинске. При этом не обсуждается никаких решений по тому же Новодвинску или другим МО.
Я увидела смелый маневр с цифрами, слабую проработку отдельных правовых элементов, утрату связи проекта с основной идеей. Я бы предложила автору разработать свою модель территориальной схемы с экономическим обоснованием и источниками финансирования.

Николай Маркин, представитель совета ветеранов АО «ПО «Севмаш»:

– Для того чтобы перейти на тщательную сортировку мусора, внедрить раздельный сбор, как предлагают северодвинские активисты, нужно время и финансирование. Нам же ее подают как уже существующую и работающую систему. Но чтобы это было так, понадобится не один год. Раздельный сбор отходов важен, но эта идеология должна быть у каждого в голове.
Необходимо найти место, чтобы переждать это время. А свалку нужно закрывать сейчас!

Ефим Китаин, председатель совета ветеранов СПО «Арктика»:

– Я выступаю как потерпевшее лицо – мы все страдаем от свалки в Северодвинске, которая находится в черте города. Она горит летом и даже зимой, отравляя жизнь не только жителям близлежащих микрорайонов, но и населению на другом конце города. Эта свалка является узаконенной, но не соответствует никаким экологическим требованиям. Ее нужно закрывать как можно быстрее. Долгие дебаты о территориальной схеме не позволяют сделать это элементарно быстро.

Игорь Годзиш, глава Архангельска:

– Вопрос раздельного сбора мусора нужно решать, но проблема в том, что мы чрезвычайно не хотим видеть у себя на территории любые виды захоронения отходов. Нужно максимально наращивать глубину сортировки, степень переработки, и мы даже рассматриваем варианты установки энергокомплексов, которые позволят использовать мусор как топливо, а складировать минимальное количество «хвостов». Я бы назвал 60% отходов, подлежащих переработке, не той планкой, нужно говорить о мировых значениях.
Предлагаю рассматривать полигон вне черты городов и максимальную загрузку уже имеющихся сортировочных комплексов, создание объектов, которые смогут утилизировать отходы.

Андрей Коротков, председатель Совета депутатов Новодвинска:

– В Новодвинске большая проблема с полигоном, мощности его практически исчерпаны, осталось чуть больше года при тех нормах накопления, которые действуют сейчас.
Долгие годы на объекте не соблюдались экологические требования, и сейчас мы наблюдаем возгорания. Городу некуда развиваться: с севера – производственная зона АЦБК, с востока – река Северная Двина, с запада – территория Приморского района, с юга – санитарно-защитная зона полигона. Свалку нужно закрывать, это позиция жителей города. Новодвинск – за межмуниципальный полигон.