газета «Архангельск»

Гражданское общество становится прозрачным

Иван Новиков – о диалоге власти и народа

В регионе успешно развиваются народные инициативы. Достаточно сказать, что по числу органов территориального общественного самоуправления (ТОС) и некоммерческих организаций (НКО) Архангельская область – в первых рядах среди регионов России.

Законодатели области уделяют серьезное внимание взаимодействию с общественными формированиями и их поддержке. Впервые за всю историю поморского парламентаризма в областном Собрании образован комитет по развитию институтов гражданского общества, его возглавил молодой депутат, секретарь политсовета регионального отделения партии «Единая Россия» Иван Новиков.

Мы открыты для общения

– Ваш комитет, исходя из его названия, работает с общественными структурами, некоммерческими организациями (так называемым третьим сектором) и «четвертой властью» (СМИ)? Какие еще элементы гражданского общества входят в его компетенцию?

– Сегодня со стороны федеральной и региональной государственной власти этому направлению работы уделяется особенное внимание.

Мы видим всплеск гражданской активности людей, которых беспокоят те или иные проблемы, особенно это касается острых вопросов – экологии, утилизации мусора. Гражданское общество меняется в связи с тем, что становится прозрачным по факту. Если человек с чем-то не согласен, то раньше он обсуждал это в кругу семьи, на кухне или в офисных аудиториях. То есть это не выходило за рамки какого-то небольшого сообщества, бытовых реалий или внутрикорпоративных дискуссий. Сегодня если человек чем-то недоволен…

– К его услугам социальные сети, форумы…

– Да. Гражданин выражает свою позицию в самом доступном виде: в социальных сетях, на форумах. Затем это все выплескивается в СМИ и, что особенно важно, на площади. Если точка зрения человека совпадает с позицией большого количества людей, проблема становится поводом для обсуждения на парламентской или партийной площадке.

Мы открыты, и я хотел бы через газету обратиться к некоммерческим организациям, СМИ и другим представителям гражданского общества: мы работаем с двадцатью областными законами и вправе их менять, вносить поправки с учетом мнения нашего гражданского сектора. Приглашаю всех к конструктивному и заинтересованному диалогу.

Что входит в предмет ведения комитета? Общественные и некоммерческие организации, в том числе социально ориентированные, молодежные, трудовые студенческие отряды. Мы поддерживаем социальные инициативы, проекты в сфере СМИ, также активно взаимодействуем с Общественной палатой Архангельской области, организовываем общественный контроль и обсуждение нормативно-правовых актов. В сфере нашей деятельности – молодежная политика и молодежный парламентаризм, благотворительная и добровольческая деятельность, межнациональные и межконфессиональные отношения, защита прав национальных меньшинств, правила проведения публичных мероприятий, межпарламентское сотрудничество, деятельность уполномоченного по правам человека, поисковая работа, гражданские законодательные инициативы.

– В общем и целом весьма «разговорный» у вас комитет….

– Время такое, когда поиск точек соприкосновения становится во главу угла, перед тем как начать любое дело. Надо с людьми советоваться и быть готовыми аргументировать те или иные решения. Я бы добавил: мы занимаемся созданием финансовой возможности для самореализации людей. Так, например, успешно выигрываются президентские гранты, работают областные грантовые программы, крепкие некоммерческие организации, развивается рынок услуг социально ориентированных объединений, действуют и развиваются ТОСы.

Наш комитет небольшой, в нем всего три человека – два представителя молодежи: я и Андрей Берденников, я представляю Шенкурский и Няндомский районы, он – Холмогорский и Виноградовский, и наш наставник – политик с огромным опытом Виталий Сергеевич Фортыгин.

– Что можете записать в свой актив с момента образования комитета?

– Первое, с чем мы столкнулись, – это подготовка бюджета на следующий год. Первым делом мы посмотрели статьи, предусматривающие финансирование поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций, муниципальных программ, выделение средств на молодежную политику и поддержку СМИ. Практически по всем росписям, которые находятся в нашем ведении, мы добились увеличения. В частности, по поддержке социально ориентированных некоммерческих организаций – на тридцать процентов.

Это небольшие деньги, и мы будем добиваться ежегодного увеличения суммы. Сегодня в регионе во многом благодаря тосовскому движению выработана практика ответственного отношения к освоению грантовых денег. Эти деньги, особенно в муниципальных районах, серьезно влияют на социальную обстановку. Два характерных примера: «Круг благотворителей» при поддержке центра «Гарант», прошедший в Гостином дворе, и мероприятие, которое организовала инициативная группа в Няндомском районе, собрав более ста тысяч рублей для местной коррекционной школы.

Средства для поддержки общественных инициатив небольшие, но они существенно помогают.

Они идут на установку детских площадок, благоустройство дворовых территорий, проведение спортивных мероприятий, поддержку добровольчества. Та ситуация, когда не только государство выполняет свои обязательства в отношении граждан, но и инициативные граждане заботятся о тех людях, рядом с которыми они живут. Это очень важно. В нынешнем году также предполагается увеличение средств на эти цели, финансовая ситуация в регионе нам это позволяет. Ожидается значительный рост финансирования молодежной политики, в том числе средств, идущих на патриотическую деятельность, волонтерскую работу.

Племя младое, незнакомое

– Хотелось бы подробнее узнать, что уже сделано сегодня в сфере молодежной политики?

– Мы полностью пересмотрели положение о палате молодых депутатов при областном Собрании, надеемся в ближайшее время собрать первый созыв. Я рассчитываю, что мы возьмем за основу некий приоритет в своей работе. То есть не будем распыляться на всю молодежную политику – буду предлагать молодым депутатам поработать над инструментами улучшения жилищных условий для молодых специалистов и молодых семей. Будем бороться за финансовое насыщение профильных программ, изучать успешные проекты в муниципальных образованиях.

Например, в Лешуконском районе есть хороший опыт по предоставлению служебных квартир. Работать в район приезжают люди из Москвы и Волгограда. Лешуконский опыт надо распространять на всю область. Так же мы почему-то забыли о заложенном при активной поддержке губернатора Игоря Анатольевича Орлова молодежном поселке в Вельском районе.

Сегодня это уже солидная часть города. Там есть экстрим-клуб, где летают на парапланах (и я тоже летал над этим поселком), строится хоккейный корт. Это успешный пример реализации проекта строительства жилья для молодых семей. Хотя там было много трудностей: дороги, подключение к инфраструктуре. Но они прошли все эти этапы и создали там условия для комфортной жизни.

Почему бы не посмотреть, как они решили эти проблемы, и сделать проект, который можно было бы распространить на другие муниципальные образования? Успешные примеры есть в Котласе, Коряжме. И вместе с тем Шенкурский район, где практически нет жилья для молодых специалистов. Мы пытаемся из бывшего здания роно сделать дом для молодых специалистов.

– Палата сейчас формируется?

– На сегодняшний день заявилось уже двадцать представителей муниципальных образований. Ее состав будет небольшим: мы решили сделать так, чтоб был один представитель от территории.

– При немногочисленном составе палаты легче собрать кворум для принятия решений.

– Да. Причем это не отменяет работу с молодыми депутатами всех уровней на местах. Мы будем добиваться, чтобы эта структура развивалась и в районах.

– И она развивается. Например, создана палата молодых депутатов в Приморском районе.

– Но они есть не везде. Где-то созданы молодежные советы при главах. На всю область работает несколько молодежных палат. Есть дублеры глав…

– Приморский район – как раз пример того, как на одной территории развиваются различные структуры по работе с молодежью: и палата, и советы, и дублерство, и общественные организации. Своего рода опытная площадка для инициатив в области молодежной политики.

– И воспитания кадров. Андрей Рыженков возглавил муниципальное образование «Талажское», а недавно – исполком регионального отделения «Единой России». Дмитрий Дорофеев, депутат районного Собрания, стал главой Вельского района. Тоже интересный опыт. Получается, что Приморский район – кузница кадров.

– А началось это, когда район возглавлял Юрий Иванович Сердюк. При нем был дан старт кадровому росту активной молодежи. Эту политику продолжила Валентина Алексеевна Рудкина. В Архангельске и Северодвинске это произошло на пару лет раньше, когда были избраны молодежные парламенты, потом от этой идеи отказались, стали использовать другие организационные формы.

– Сегодня наблюдается смена управленческих генераций. Я работал с людьми старой школы, получившими управленческую закалку еще в комсомоле. Это была очень хорошая управленческая закалка. В период становления новой России, к сожалению, эта школа была утрачена.

Сегодня политические партии приходят к тому, что необходимо формировать такие партийные школы, где молодежь учат именно управлению, политической работе на территории. Идти к молодежи с лозунгом «Никто, кроме нас». К тем, у кого уже есть семья, дети, бизнес, кто уже укоренился на территории. Потому что к вам, так или иначе, однажды придут жители, зная, что вы человек инициативный, ответственный, и скажут: «Представляй, защищай наши интересы».

– Каково оно – новое поколение, которое даст новых политиков?

– Мы занимаемся патриотической работой с молодежью. Это хорошие ребята с правильным взглядом на наши ценности: если Родине будет угрожать опасность, надо встать в строй. Эти молодые люди знают не только, как собрать и разобрать автомат, но и законодательство России, административное устройство области, знакомятся с законотворческой работой, изучают историю. Им прививают ценности быть храбрыми, смелыми, сильными, защищать слабых, учат правильным отношениям с подрастающим поколением, с девушками, учат быть лидерами. Должна вырасти плеяда будущих руководителей, которые стоят прежде всего не за себя, а за Родину.

– Гражданское общество – это и информационное общество. Кто господствует на информационном поле, тот завоевывает умы граждан.

– Сегодняшний мир информационно насыщен. Так что сложно найти истину, достоверную информацию. А ведь гражданское общество состоит из мнений граждан по различным вопросам.

И эти мнения должны опираться на достоверную информацию. Если человека вводят в заблуждение, он начинает бороться не за истину. Почему и идет сегодня реакция со стороны федеральных властей против фейковой информации.

Поморье – не помойка?

– Сегодня одна из самых животрепещущих тем – утилизация мусора на территории региона, вокруг нее ведется горячая общественная дискуссия. Ваш комитет участвует в ее обсуждении?

– Что бы там ни говорили по «мусорному вопросу», сколько было негатива, мы все равно собрались и провели экологический форум. На площадку по гражданским институтам, которую вел я, были приглашены все без исключения, выступали все, кто хотел выступить, в том числе экологические активисты, занимающиеся темой Шиеса, Рикасихи, теперь – Катунино. По крайней мере мы смогли услышать разные позиции и взгляды лицом к лицу.

Важно, что помимо декларирования этих позиций на форуме появились здравые идеи. Александра Усачева создала движение «Чистый Север – чистая страна!». В моем Шенкурском районе международный мастер спорта Пашин занимается тем, что собирает вторичное сырье и отвозит его на заводы, тем самым делает чище наш Русский Север.

– На Кегострове в рамках проекта «Умная островная Арктика», реализуемого на средства президентского гранта, также стремятся внедрить раздельный сбор мусора, в перспективе – разместить там установку для дробления пластика. То есть опять же создается полигон для обкатки общественных инициатив.

– Правильный пример. Потому что сегодня демонстрационные формы гражданского поведения: пикеты, митинги – это предмет для обсуждения, в том числе в законотворческом русле. Но есть и другие формы общественной жизни: люди идут на субботники, очищать берега, леса, формируют проекты раздельного сбора мусора, проводят уроки экологической культуры в школах…

Я уважаю позицию тех, кто выходит с лозунгом «Поморье – не помойка!». Но вместо восклицательного знака я бы поставил вопросительный. Потому что кроме пресловутого московского проекта в Шиесе у нас на сегодняшний день существует огромное количество несанкционированных свалок. И до тех пор пока региональный оператор не заработает, они будут только расти. В муниципальных образованиях центры переработки мусора должен построить региональный оператор, но он никак не может получить визу для этого. Уже потом он должен заняться рекультивацией свалок, чтобы привести регион в чистоплотное состояние.

Огромное спасибо нашей Общественной палате за организацию экологического форума. Думаю, в ближайшее время мы с ними соберемся и будем смотреть, как выполняются рекомендации и резолюция форума.

Я приветствую решение по Шиесу: 15 июня заканчиваются подготовительные работы, и больше там ни одна лопата не копнет, пока не будет рассмотрена проектная документация.

Поддержать ветеранов

– Через ваш комитет проходят многие социально значимые законопроекты, касающиеся поддержки различных слоев населения…

– Мы активно сотрудничаем с комитетом по социальной политике, здравоохранению и спорту. В частности, достаточно долго работали над тем, чтобы для многодетных семей, которым выделены участки, но они их не устраивают (нет надежной инфраструктуры – электричества, дорог и так далее), и эти участки просто висят на балансе, была альтернатива – денежная компенсация. Мы работали с правительством области, изучали опыт других регионов и сейчас приняли законопроект во втором чтении. Он поддержан всеми депутатами, не только фракцией «Единой России». После принятия закона в течение месяца должен появиться механизм его реализации, который предложит правительство. И у многодетных семей будет возможность получить денежную компенсацию взамен участка – 210 тысяч рублей, которые они смогут потратить практически на любой вид деятельности, связанный с улучшением их жилищных условий: хоть часть ипотеки гасить, хоть достраивать дом.

Депутаты приняли закон о повышении ЕДВ (единовременной денежной выплаты) ветеранам. С законопроектом вышел губернатор, его поддержала фракция партии «Единая Россия» в областном Собрании. Почему это касается нашего комитета? Потому что практически на всех встречах с ветеранскими организациями этот вопрос стоял наиболее остро. К 2020 году мы сможем кратно увеличить единовременную выплату. Это небольшие деньги (усмехнутся критики в социальных сетях), но для региона это обойдется в миллиард с лишним рублей, потому что коснется более 250 тысяч жителей области: ветеранов войны, труда, Архангельской области. Бюджет области, который мы приняли на 2019 год, показывает, что у нас появляются деньги на такие инициативы.

– В свое время на сессию областного Собрания вносился законопроект о детях войны. Каковы перспективы принятия такого документа?

– Его на одной из сессий пыталась внести фракция ЛДПР, но он оказался таким сырым и непроработанным, что на заседании комитета представитель фракции снял этот вопрос. Коллеги пошумели на эту тему, а потом поняли, что над законами надо работать углубленно, затихли, предоставив нам, фракции «Единой России», заняться проработкой всех сложных вопросов.

Законопроект по многодетным семьям мы готовили полгода, потому что документ надо прорабатывать всесторонне. Когда ты вносишь законопроект, он не должен быть яблоком раздора внутри региона.

На сегодняшний день эта тема по-разному воспринимается организациями «Дети войны» и «Дети, опаленные
войной». Против законопроекта выступили ветеранские организации. Кого отнести к детям войны? И если начальная дата не вызывает особых споров ввиду возраста людей, то конечной датой предлагается 1945-й. Но люди 1946 года рождения говорят: а мы почему нет? Да, мы не во время войны родились, но все беды, все ее последствия мы испытали. Да, дети войны жили в режиме «Все для фронта, все для Победы», но потом-то надо было восстанавливать страну. Мы тоже недоедали, когда были маленькими! Споров много, и надо приходить к общему знаменателю. Мы анализировали законопроекты других регионов. Есть один более-менее толковый, логичный законопроект: там статус ребенка войны дается человеку, у которого погиб родитель или оба родителя на войне во время боевых действий. По крайней мере нет споров, понятно, почему человек получил этот статус.

Кстати, большинство детей войны имеют звания ветерана труда, ветерана труда Архангельской области и подпадают под повышение ЕДВ. Не подпадают и не получают льгот чуть более тысячи человек. Тема эта не замалчивается, она обсуждается в дни избирательных кампаний. Двери комитета открыты. И руководитель организации «Дети войны» Юрий Витков понимает, что закон надо дорабатывать. Будем работать над этой темой совместно с организациями детей войны.

Закон есть закон, он должен быть логичным, понятным. А если он ведет к разделению общества, то это плохой закон.

– Областное Собрание приняло закон о региональных праздниках и памятных датах, имеющий прямое отношение к теме гражданского общества, формированию российского и регионального патриотизма, гордости за свой край. Какова ваша оценка этого документа?

– Это очень хорошая инициатива губернатора. Благодаря этому закону у нас появляется перечень праздников, связанных с историей Архангельской области, ее символами. Их не так много, есть возможности дорабатывать, вносить свои предложения. Есть еще памятные даты области, это более широкий список. Закон формирует такую норму, которая привязана к истории региона. То есть установление праздников становится прозрачной, понятной процедурой: почему празднуем, в какие дни и почему должны выделять на это средства из областного бюджета. Само обсуждение законопроекта с точки зрения гражданского общества – просто эталон. В разработке закона принимали активное участие ученые и краеведы. При всей разнице взглядов резких высказываний и совсем полярных точек зрения не было. Потому что люди пришли к общему пониманию того, что будет праздником, что – памятной датой.

– То есть был достигнут консенсус: что считать официальным праздником, что – просто красным днем календаря.

– Да. И, повторю, закон можно дорабатывать.

Как живут районы

– Хотел бы подробнее узнать о вашей работе в избирательном округе, куда входят территории Шенкурского и Няндомского районов. Какие проблемы там существуют, как они решаются, а если не решаются – какие пути их решения можно предложить. Знаю, что в Шенкурске есть проблема транспортной доступности, нужны мост и бесплатная переправа. Что еще волнует жителей сельских территорий?

– Для большинства муниципальных районов главная проблема – транспортное сообщение. Причем сейчас остро встает вопрос именно пассажирских перевозок. Его надо решать, но пока хорошего инструмента для решения мы не нашли. Чтобы добраться до населенного пункта, приходится заказывать такси. Особенно на это обращают внимание ветераны и дети войны.

Есть проблемы в сфере здравоохранения. Например, Шелашский фельдшерско-акушерский пункт в Шенкурском районе: новый, модульный, стоит уже несколько лет, есть обустроенная квартира, но не можем найти специалиста. Я с этим вопросом ходил уже и в медицинский колледж, и в СГМУ, с нашими ребятами, которые там обучаются, общался.

– С чем это связано? Опять же труднодоступность, отдаленность?

– Не только. Хотя Шелашское считается глубинкой, но трасса М-8 проходит рядом, и в Архангельск можно достаточно быстро попасть. В самом Шенкурске сейчас жилья для молодых специалистов нет, только приступили к формированию жилого фонда и надеемся добиться здесь успехов. Все-таки дело в устремлениях молодежи, их выборе. Хотя у нас есть стимулирующие программы – например, «Детский врач», «Земский доктор», есть подъемные, но даже это сегодня не стимулирует к тому, чтобы люди ехали работать в глубинку. Перед молодым специалистом встает вопрос: ехать в укомплектованную больницу Котласа, Северодвинска, Архангельска, где есть новая техника, возможность переобучения, карьерного роста, или поехать в Шелашский ФАП, где он будет фельдшером. То есть с точки зрения мотивации очень сложно молодежь уговорить. Чем умнее человек, чем он инициативнее, тем лучшие условия требует, и сельский район молодежь рассматривает только в качестве практики.

– В СССР была система распределения выпускников, сейчас пытаются решить проблему через заключение договоров с местными учреждениями образования, здравоохранения.

– Все равно отказываются, если надо, даже возвращают деньги. Какие пути мы сейчас видим?

Например, Пинежский район активно использует такую практику, когда руководство образовательных учреждений выезжает в район, встречается с ребятами, привлекает их к поступлению, чтобы потом они вернулись обратно. Молодые люди, которые заинтересовались этим, едут в учебные заведения, где проводится день открытых дверей. Таким образом, формируются партнерские отношения между учебными заведениями и районом. И это дает приток кадров. У нас пока такой практики нет, и мы хотим ее установить. Также попытаемся реализовать инициативу, которую выдвинул депутат Шенкурского районного Собрания Геннадий Степанович Шалаевский. Наш район – родина заслуженного врача Валерия Александровича Кудрявцева, почетного гражданина Архангельска и Шенкурского района. И мы хотим проводить Кудрявцевские чтения на медицинскую тему. То есть мы регулярно будем создавать какие-то площадки, чтобы Шенкурск зазвучал на областном уровне и это косвенно повлияло на приток молодых специалистов. Вместе с тем будем решать вопрос обеспечения их жильем. Может быть, это как-то решит проблему? В Няндомском районе ситуация чуть легче: там созданы условия для развития межрайонной больницы, борются за финансовые ресурсы, новую технику, каждый год бывают какие-то обновления.

Мы, пообщавшись с общественностью, депутатами, главами района и поселений, главврачом, отстояли стационар в Шалакуше, пришли к мнению, что его закрытие – несвоевременное и необоснованное решение, учитывая его удаленность. Кроме того, там увеличили количество дневных коек, появится новая машина скорой помощи. Помогло то, что куратор Шенкурского района от правительства области – министр здравоохранения Антон Александрович Карпунов, мы с ним взаимодействуем напрямую.

Острый вопрос – дороги. Но мы уже кое-что сделали в прошлом году, и жители это заметили. В Шенкурске при участии бывшего главы Виктора Парфенова впервые за двадцать с лишним лет заасфальтированы улицы – не все, конечно, но ощутимое количество. Рассчитываем на то, что будем работать с муниципальными дорожными фондами на предмет увеличения средств: это задача, поставленная партией «Единая Россия». Надеемся и на нацпроект «Безопасные качественные дороги». Думаю, что с 2020 года в Шенкурском районе заработает бесплатная переправа: обязательства со стороны правительства области и «Автодора» выполняются.

В Шенкурском и Няндомском районах есть огромная потребность в создании новых предприятий и рабочих мест. Будут рабочие места – будет приезжать молодежь. Скоро в Шенкурске начнут производить пеллеты на заводе. Очень активную работу ведет новый глава Няндомского района Александр Владимирович Кононов. Хотел бы через газету поблагодарить администрацию района за активную работу. Сегодня уже можно говорить о трех-четырех спортивных плоскостных объектах в районе, будут строиться новые модульные ФАПы.

Без борьбы нет успеха

– Как руководство регионального отделения партии помогает решать местные проблемы?

– Мы недавно встречались с молодежью в Северодвинске и рассказывали, в чем необходимость партии «Единая России» как института гражданского общества. В составе регионального отделения не так много человек, всего семь тысяч, но, благодаря тому что мы тратим время на кадровую работу (выдвижение кандидатов в депутаты, главы), ведем фракционную работу, добиваемся конкретных результатов. У нас есть предвыборная программа, с которой мы шли на выборы и победили в 2018 году. Она состоит их конкретного перечня направлений работы и конкретных объектов. В своих округах работаем еще более предметно.
И всегда на всех этапах требуем от членов партии, чтобы они выполняли свои обязательства. То, что мы находимся в большой команде, помогает реализовывать заявленные приоритеты. Например, в Северодвинске это Ягринский мост, строительство спортивных сооружений и набережная. По мосту работаем уже четыре года, получив финансирование по программе. Следующий этап – организация контроля.

Я говорю молодежи: если вы задумали серьезный объект, приготовьтесь к борьбе. Потому что любая программа, любой конкурс включает в себя соревновательный элемент. Должны быть подготовлены в срок нужные документы, ты должен доказывать на разных этапах, что именно твой мост приоритетный, а не мост на Сахалине, в Оренбургской области или где-то еще, потому что денег на всех не хватает, нужно бороться за ресурсы. И чем более сплоченная партийная команда, тем больше она получает ресурсов.

Фракция «Единой России» определяет подходы в формировании самого главного финансового документа – областного бюджета. И здесь мы определяем приоритеты, понимая, что на все денег никогда не хватит. Мы говорим избирателям: «Вот мы пообещали – вот это закладываем в бюджет и это выполняем». Это сложный процесс, которому необходимо учиться.

Сегодня в обществе очень сильны популистские настроения. Есть такое понятие – «эпоха постправды», когда, если хочешь быть успешным, надо говорить то, что хочет услышать аудитория. Но это идет вразрез с нашими установками, потому что мы не популисты. Недаром наш лозунг «Партия реальных дел».
Я должен каждый год отчитываться перед избирателями. Я возьму свою предвыборную программу и буду излагать по пунктам: вот это – в стадии оформления документации, это уже сделали, а это пока не получается сделать, потому что мы натолкнулись на такие-то барьеры. Но в любом случае мы – партия власти граждан. На них и ориентируемся в нашей ежедневной работе.