газета «Архангельск»

Голос – звук души

Заслуженный работник культуры, обладатель красивого, сочного баритона, педагог замечательной плеяды вокалистов и просто интересный, обаятельный человек Валерий Малишава отметил юбилей.

Не морочьте голову славой!

– Валерий Платонович, вы уже много лет живете в Архангельске, как на вас, южанина, повлиял Север?

– Я чувствую себя помором кавказского происхождения! А если серьезно: стал спокойнее и даже умнее – мозги на холоде лучше работают. Вот на голос он не влияет, хотя, конечно, это самый нежный, хрупкий и в то же время драгоценный музыкальный инструмент, который надо беречь. Считаю, слушать и петь – такая же потребность человека, как и дышать. Голос – это звук души!

– Но любого ли можно научить петь?

– Можно научить, главное, чтобы музыкальный слух был. Важна физическая нагрузка для становления голоса – младенцу надо давать орать, а не соску в рот совать, чтобы молчал. И нужна правильная школа. Ведь дети 4–6 лет все хорошо поют, пока их не коснется рука педагога. Посмотрите, что делается на всех этих телевизионных конкурсах! Ребенок – кукла с манерами и пластикой взрослого, исполняет не свой репертуар, а у детей должны быть детские песни! Кроме того, эти конкурсы калечат их психику – внушают – «ты – лучший», морочат голову славой, но не все же становятся победителями…

– У вас своя методика?

– Нельзя всех одинаково учить. Вокалистам рассказывают о пяти типах дыхания, требуют – расслабься, освободи корень языка… А как это сделать, никто не знает, между прочим. Отчего человек, наоборот, зажимается! Моя методика – не загонять в рамки, а раздвинуть их под вас. Еще считаю важным идти в ногу со временем, меняться. Хотя Валентина Толкунова, Иосиф Кобзон всегда пели одинаково, но кто у нас примадонна? Алла Пугачева! Потому что она начинала петь как все, но потом, после «Арлекино», пошел такой прилив энергии, послушайте ее записи и сравните, как развивался у нее голос.

Эстрада – для глаз или сердца?

– Кстати, Валерий Платонович, а как вы относитесь к тому, что многие талантливые вокалисты разменивают себя на дешевую попсу ради денег?

– Это вы про Баскова? Ему голос Бог дал, но в опере столько за вечер певцы не получают, конечно. И Магомаев мог сделать блестящую карьеру в опере… Я сам сбежал в эстраду, когда поездил с ансамблем по стране и прилично заработал.

– Но нельзя, наверное, сравнивать советскую эстраду с нынешней попсой.

– Сегодняшняя эстрада – для глаз, а не для сердца. Шульженко пела, и зал плакал, а сейчас слушаешь, вроде на русском поют, а слов не разобрать, хотя публика балдеет. Есть и отличные певцы, но их нет на телевидении, у них нет больших площадок, к сожалению.

– Вы преподаете и эстрадный, и академический вокал – где больше студентов?

– Все хотят на экран – в эстраду! К тому же тут особого голоса не нужно, разве что – внешность. При современной технике все сделают – и звук, и свет.

– Тем не менее вы вырастили много интересных учеников, где они работают?

– Вы знаете, преподавать мне даже больше нравится, сам учусь у своих учеников и всех их люблю. Всего выпустил 60, но только десять – класса академического вокала. В Мариинке поет Михаил Троян, лауреат международных конкурсов, баритон Антон Петряев – тоже в Питере, доцент Гнесинки Анжелика Маркова, Маша Балик, Мария Кольцова, Елена Деарт – в США. Да, уезжают в Москву и Санкт-Петербург.
В Архангельске – джазовый вокалист Костя Седовин, Таня Дорофеева и Маша Степанова… Потому что я даю технику владения голосом, чтобы человек мог петь все, но сохранил свою индивидуальность.

«Чиновник из меня не получился»

– Театр драмы стал устраивать «Оперные сезоны», они оказались очень востребованными. Как считаете, в Архангельске можно создать свой музыкальный театр?

– Привозить оперу – это здорово, потребность в этом есть, публика ходит на классику. Но создать свой оперный театр – очень сложное дело, вряд ли возможно сейчас.

– Однако мы же своими силами – с артистами филармонии – ставили оперы! «А зори здесь тихие», «Тайный брак»…

– А самая первая «Царь и плотник» на сцене театра драмы, где я исполнял партию бургомистра. Там были солисты, хор, балет, оркестр. Но не уверен, что сегодня можно собрать такой состав, причем качественный, чтобы опера зазвучала.

– Жаль. А как вы отметите свой юбилей? Будете петь?

– Лет десять не даю концертов, хотя музыку пишу, учебники по пению. Однако недавно упросил Владимир Максимков, спел в кирхе с его хоровой капеллой, и, знаете, захотелось еще! Люблю все – арии, эстрадные песни, старинные романсы. Сегодня душа просит одно, завтра может быть другое… Впрочем, назову одну песню – «Город спит». На 20 апреля назначен юбилейный концерт, буду петь вместе с учениками.

– Валерий Платонович, у вас есть опыт «хождения во власть», но как-то быстро вы оттуда вернулись.

– Ровно 50 дней я был начальником городского управления культуры – это еще при мэре Герасимове. Не выдержал, потому что чувствовал себя свадебным генералом. Это же были 90-е, денег нет, а люди постоянно звонят – в библиотеке зарплату не выдают, в Доме культуры крыша течет… Не смог, хотя мне говорили: дурак, сиди, потом пенсия хорошая будет. Но не получился из меня чиновник.

Семейное дело

– Вы, говорят, дом построили и перебрались за город?

– Да, в Валдушках – с колодцем, отоплением. Там очень хорошо дышится. Правнуки приезжают в гости – их у нас два – и шесть внуков!

– Кстати, видела на выставке, что и дети, и внуки поддержали ваше семейное увлечение – печь пряники. Малишава – это уже известная «козульная» фамилия!

– Так это все с легкой руки жены. Татьяна Дмитриевна родом из Соломбалы, ее тетя – знаменитая козульщица тетя Каля Карамзина. Мы сначала у нее на праздники козули брали, потом как-то решили сами испечь и попросили формы, а одна потерялась. Я сделал новую из консервной банки – пошел процесс. Формы режу и традиционные, и сам сочиняю, многое притырил у художника Сутеева, забавные у него рисунки – Баба-яга, медведь. Люблю вымешивать тесто и раскатывать, чтобы из него под воздействием мужской созидательной энергии улетучились все недобрые силы. А готовые козули расписывают все – от мала до велика. И на выставках уже не только наши работы, но и Отара со Светланой, и Давида… Музеи заказывают формы, сюжетные композиции, замки, жар-птиц…

– Так вы действительно совсем опоморились. Но кухню-то какую предпочитаете?

– А!!! Кавказкую! Хотя, когда впервые увидел пирог с треской, так возмущался – как можно рыбу в тесто?
А сейчас пирожок с палтусом за милую душу съем и похвалю: классно.

КСТАТИ

20 апреля на юбилейном концерте Валерий Платонович обещал обязательно спеть «Тбилисо».