"Архангельск"

ГЧП для туризма в Арктике

Его механизмы хорошо подойдут для создания сопутствующей инфраструктуры

Использование механизмов государственно-частного партнерства поможет развитию туризма в Арктической зоне РФ, в том числе на особо охраняемых природных территориях.

– Механизмы ГЧП в Арктике, в том числе на особо охраняемых природных территориях, хорошо подойдут для создания инфраструктуры, что поможет развитию туризма: бизнес может создавать места размещения, питания и т. д., как это и делается во всем мире. В нацпроекте прописано, что надо делать ГЧП, строить инфраструктуру.

Я предложил создать центр развития ГЧП для ООПТ регионального значения, они подчиняются областным властям, и мы можем предлагать какие-то изменения в законодательство, для того чтобы привлекать бизнес, – рассказал доцент кафедры государственного регулирования экономики Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, эксперт Экспертного центра ПОРА (проектный офис развития Арктики) Александр Воротников

Создание такого центра поддерживают в регионах АЗРФ.

– Поддержали в Архангельской, Мурманской, Ленинградской областях, Ненецком округе, Коми, Якутии и на Чукотке, – отметил он, объяснив принцип работы центра. – Сначала мы делаем анализ и выясняем, территория какого ООПТ будет наиболее привлекательной для бизнеса, рассматриваем с точки зрения региона, экологов, насколько приход бизнеса повредит задачам, которые решает заповедник или нацпарк. Когда мы этот анализ провели, после этого смотрим законодательство – региональное и федеральное, чтобы понимать, насколько оно мешает или не мешает, и какие изменения нужно внести в закон, чтобы запустить проект ГЧП.

Инфраструктура за счет бизнеса

Как говорит эксперт, на всей территории АЗРФ существуют большие возможности для развития экологического туризма, но проведенный анализ показывает, что его вклад в экономику региона находится на фоновом уровне, в пределах 0,1–0,01%. Причин для этого несколько.

– Например, большие расстояния, соответственно, куда-то доставлять людей очень дорого, второе – при современных средствах, которые существуют в Арктике в России, мы безопасность граждан не можем обеспечить, если что-то случилось с человеком, что делать? – говорит Александр Воротников. – Еще одна большая проблема – практически отсутствует инфраструктура для туризма. Людям жить негде, отдыхать и развлекаться негде. Все это резко удорожает стоимость туров.

По его словам, арктические ООПТ зачастую не могут увеличить поток туристов, потому что не хватает сил и средств.

– Я разговаривал с директором Нацпарка «Русская Арктика», – рассказал он. – Скажем, хочет приехать группа туристов, но они не имеют права их принять по причине, что там белые медведи. Их должен сопровождать человек с оружием, туристам оружие везти нельзя, а он своих сотрудников выделить не может, потому что их мало и это не входит в их функционал. А если бы там была частная компания, которая все это обслуживает, оператор частный по принципу ГЧП, они бы спокойно выделяли такого человека, это входило бы в его функции, это все легко решаемо через ГЧП.

Механизмы ГЧП в туристической отрасли хорошо себя зарекомендовали в похожих условиях в других странах, и их можно применять и в России. – Возьмем две территории, схожие по интересу для туристов: Йеллоустонский парк в США и Кроноцкий заповедник на Камчатке, где долина гейзеров, которая не менее интересна, чем Йеллоустоун, но его посещает в год не менее 4,5 миллиона человек, а Кроноцкий заповедник 2–2,5 тысячи, – рассказал Александр Воротников. – Вся инфраструктура в Йеллоустоуне, все, что относится к обслуживанию туристов: гостиницы, рестораны, магазины – все это частный бизнес. Такой же пример – парк Крюгера в ЮАР, где есть территории, которые выводятся из охранного режима. Там по концессии работает частный бизнес, который создает всю инфраструктуру для приема туристов.

За счет бизнеса создаются и смотровые площадки для наблюдения за животными.

– Бизнес постепенно свои деньги отбивает за счет того, что туристы приезжают, – считает эксперт. – Они же платят. Соответственно, ровно такие же проекты можно сделать в России. Потому что бизнесу это интересно, финансировать такие проекты тоже интересно, так как понятно, откуда будет возврат инвестиций. Регионам тоже должно быть интересно, потому что приезжают туристы.

Что привлекает туристов в Арктике

Как говорит эксперт, арктический туризм приобретает все большую популярность в мире, и это необходимо использовать.

– Людям нравятся экстремальные условия – поехать в Арктику испытать себя, – замечает Александр Воротников. – С другой стороны, одна из фишек – Арктика тает. И если вы сейчас не посмотрите, то через десять лет этого не будет. Наполняемость арктических круизов увеличилась на порядок, они забиты, потому что скоро этого нельзя будет увидеть.

С одной стороны, туристы хотят увидеть нетронутую природу, с другой – они рассчитывают на комфортные условия пребывания, которые включают теплые благоустроенные места расселения, хорошее питание и т. д.

– В антисанитарные условия никто не поедет, – добавил Александр Воротников и привел пример глемпинга, который начал активно использоваться в экологическом туризме. – Глемпинг (glamping) означает «гламурный» кемпинг, т. е. в условиях дикой природы с высоким уровнем комфорта и сервиса. Так как отдых комфортный и для клиента организованы все удобства, то и окупаемость бизнеса быстрая, а прибыль высокая. В России эта сфера бизнеса еще не перегружена.

Как рассказал основатель компании Russia Discovery Вадим Мамонтов, глемпинг для арктических территорий хорошо подходит.

– С точки зрения размещения мы предлагаем легко решаемый вариант, который не требует ожидания несколько лет, когда появятся какие-то гостиницы. Этот вариант удобен еще и тем, что при сравнительно небольших затратах он дает для туристов возможность достаточно быстро получить комфортный уровень размещения. И второе, что важно, – отметил Вадим Мамонтов, – позволяет проверить эти будущие локации под создание каких-то более серьезных туристических объектов.

Он работает в сфере экологического туризма уже 15 лет и видит повышение интереса к разным регионам российской Арктики среди туристов.

– Человек, приезжая в такое место, ожидает, что здесь не будет рядом большого количества других туристов, проезжающих машин, он хочет какого-то уединения в сочетании с комфортными условиями размещения, – говорит Вадим Мамонтов. – Такие места ищем. Например, на Кольском полуострове – это полуострова Рыбачий, Средний, здесь располагается наш лагерь, который уже в прошлом году показал свою успешность. Мы в этом году увеличили его и расширили сезон.

Подобные точки планируется создать и в других регионах, причем в формате ГЧП.

– Мне кажется, сейчас это наиболее действенный механизм, потому что у бизнеса нет в достаточной степени уверенности в том, что государство будет поддерживать какие-то шаги в развитии бизнеса в этом направлении, – сказал Вадим Мамонтов. – И государство достаточно сдержанно смотрит на такую новую для себя территорию бизнеса. Мы сейчас готовим проект по созданию таких пилотных глемпинговых проектов, я не сомневаюсь, что они будут реализованы в формате ГЧП.

Задача заповедников и нацпарков

Хорошие условия размещения должны быть дополнены и интересной программой пребывания.

– Интересная сетка маршрутов, которая могла бы наполнить пребывание туристов на этой территории чем-то содержательным, – отметил Вадим Мамонтов, – и каждый день турист будет знать, чем он будет заниматься.

По словам Александра Воротникова, бизнес в данном случае мог бы отвечать за инфраструктуру, а ООПТ – за разработку культурной программы. При этом объекты размещения и даже показа могут находиться за пределами охраняемой территории.

– У нас уже потихонечку формируются взаимоотношения с ООПТ федерального подчинения Пинежским заповедником, – рассказала директор по развитию лесного отеля «Голубино» Анна Клепиковская. – Наше сотрудничество выражается в том, что их сотрудники могут организовывать экскурсии для наших гостей, не используя при этом территорию заповедную. Есть охранная зона, на которой довольно много всего интересного находится. Со своей стороны мы готовы предложить размещение, трансфер, продвижение, а заповедник предоставляет качественные интересные экскурсии, программы для детей, экологическую составляющую, плюс наше совместное обеспечение маршрутов, планирование, все максимально эффективно и безопасно для природы. Пока мы в таком формате взаимодействуем.

Но, как отмечает Анна Клепиковская, есть много нюансов в законодательстве, которые создают сложности для такого сотрудничества.

– Со стороны государства статус этой охранной зоны не урегулирован, – пояснила она. – Если надо, например, обеспечить расчистку, прокладку троп, мосточков, зимой очистку от снега, доступность для туристов и прочее, то сразу возникает куча вопросов. Из бюджета (ООПТ) деньги на это выделять нельзя, получается нецелевое использование. Мы как бизнес в результате занимаемся этим сами, потому что нам необходимо, чтобы туристы приезжали. Но одновременно с этим мы обеспечиваем благоустройство для всех – мы же не можем потоки ограничивать.

База заповедника и туристский комплекс находятся в одном поселке.

– У нас единые электросети, может быть единая котельная, мы можем обсуждать единые очистные сооружения, но все это упирается в полное отсутствие со стороны государства каких-либо понятных, безопасных процедур, – заметила Анна Клепиковская.

По словам директора Национального парка «Русская Арктика» Александра Кирилова, частный бизнес в формате ГЧП мог бы работать даже в высокоширотной Арктике.

– Это очень перспективное направление, потому что построить инфраструктуру в высокоширотной Арктике одной частной компании будет не под силу. При строительстве инфраструктуры государством возможно ее дальнейшее содержание, использование и развитие частными компаниями и привлечение дополнительных средств для уже существующей инфраструктуры в высокоширотной Арктике, – сказал Александр Кирилов, отметив, что на территории «Русской Арктики» частный бизнес мог бы обеспечивать функционирование многофункциональных арктических комплексов (МФК), которые планируется создать на мысе Желания архипелага Новая Земля и острове Хейса Земли Франца-Иосифа.

МФК включает жилые здания, комплекс энергетики, гараж с техникой: вездеходы, снегоходы, небольшие морские суда, топливно-заправочный комплекс, а также вертолетные площадки.

Нацпроект «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» рассчитан на 2019–2024 годы и включает пять федеральных проектов: по улучшению условий ведения предпринимательской деятельности, расширению доступа субъектов малого и среднего бизнеса к финансовым ресурсам, в том числе к льготному финансированию, акселерации субъектов малого и среднего бизнеса, созданию системы поддержки фермеров и развитию сельской кооперации, популяризации предпринимательства.