.

Запрос на справедливость

Эксперты – о социальном самочувствии общества

Фото пресс-службы губернатора и правительства Архангельской области Фото пресс-службы губернатора и правительства Архангельской области

Архангельск посетили член Совета по межнациональным отношениям при Президенте России Владимир Зорин и председатель Комиссии по гармонизации межнациональных и межрегиональных отношений Общественной палаты РФ Иосиф Дискин.

Они приняли участие в работе Совета по межнациональным отношениям при губернаторе, встречались с представителями власти и этнокультурных организаций региона. В беседе с нашим корреспондентом московские гости рассказали о своем видении развития российского общества, проблем, стоящих сегодня перед ним.

Понимающее государство

– Накануне приезда в Архангельск вы приняли участие в заседании Совета по межнациональным отношениям при Президенте РФ в Ханты-Мансийске, на котором обсуждалась Стратегия национальной политики в России. Как проходило заседание, какие наиболее важные моменты стали предметом дискуссии?

arh44 18 19 5ce3f

Владимир Зорин: – Это был откровенный обмен мнениями, анализ которым уже дает Владимир Владимирович Путин. Все, кто желал выступить, выступили, все темы, которые считали нужным затронуть, затронули. Реакция по целому ряду вопросов возникает сразу, в ходе заседания. Уже даны поручения, в частности по выступлениям лидера цыганской национально-культурной автономии, представителя крымско-татарского народа. Это – показатель хороших, доверительных отношений между властью, институтами гражданского общества и экспертным сообществом.

Самое главное – то, что члены совета одобрили и поддержали проект президентского указа об уточненной, откорректированной редакции Стратегии государственной национальной политики. Мы опираемся на те положения, которые были заложены еще в первой редакции, и развиваем их с учетом новых вызовов, рисков, новых исторических реалий. За шесть лет изменилась и страна, и мы. В стратегии нашли более точное отражение формулировки, связанные с изучением родных языков. Было признано необходимым иметь специальную программу по поддержке родных языков и русского языка.

Особое внимание сегодня уделяется региональному и муниципальному звеньям в управлении национальной политикой. Потому что именно там происходит разрешение конфликтных ситуаций. Там же создаются классы по изучению языка, определяются места под культовые сооружения, решаются практически все проблемы межнациональной жизни.

Но есть большая проблема. У нас в России 23 тысячи органов местного самоуправления, у которых масса полномочий и задач (их более пятидесяти), но далеко не все обеспечены материально. Я несколько дней был в Архангельске на курсах повышения квалификации муниципальных служащих. Руководители муниципалитетов понимают, что им надо решать эти задачи. Но для этого нужны методические указания, рекомендации, система обучения.

arh44 18 20 07572

Иосиф Дискин: – Это было заседание, где обсуждались не только вопросы межнациональных отношений, но и смежные. В стратегию внесли положения, связывающие межнациональные отношения с решением общих задач развития страны. Совет обсуждал смежные проблемы, а именно: концепцию пространственного развития в связи с межнациональными отношениями. Почему это существенно? Потому что мигрантские потоки создают источник напряжения, большие инфраструктурные проекты затрагивают территории коренных малочисленных народов. Их нужно учитывать, и мое выступление было как раз посвящено этому. Вопрос не может быть монологом Москвы, необходимо двустороннее движение, чтобы учитывались региональные инициативы. Есть всем известный пример, когда группа бизнесменов города Мышкина (а город просто умирал) решила его сохранить. Придумали Музей мыши. И сегодня это один из процветающих городов на Волге.

– То есть нужно создавать местные бренды?

И. Д.: – Не только. Это могут быть самые разные вещи. Например, исторический погост, территория, где происходили исторические события, место, которое может стать центром российского исторического туризма. И это пример не только Мышкина.

Аналогичная ситуация была с Рыбинском, а сегодня это процветающий город. Вопрос сохранения населения – то, что актуально для Архангельска. Это еще и местные инициативы, потому что есть покинутые деревни, свободные территории и есть люди, которые готовы туда приехать и вести сельское хозяйство, заниматься местными промыслами.

– Развивать локальную экономику...

И. Д.: – Да, то, о чем я говорил на заседании рабочей группы, которой руководит Виталий Леонтьевич Мутко.

Второй вопрос – это духовное измерение межнациональных отношений. Сегодня мы можем позволить себе отказаться от «пожарного» подхода, подумать о стратегии. Меняется общественная обстановка. Становятся более влиятельными группы ценностей, для которых эти ценности являются абсолютным смыслом жизни, и ради них они готовы на очень многое. И это может быть позитивным ресурсом, а может быть и контрпродуктивным.

– Их могут использовать внешние силы в своих интересах, противоречащих национальным интересам России?

И. Д.: – Либо их могут использовать извне, либо они становятся двигателем российского прорыва, если их внутренние ценности сопряжены с задачами страны. Еще надо понимать, что в целом выросла нравственная чувствительность общества. Подняв голову от тяжелых обыденных проблем, оно начинает задумываться о смысле жизни, и нравственная чувствительность резко растет. Это всегдашняя проблема среднеразвитых обществ.

Общество резко реагирует на действия власти, если та не понимает и не учитывает эту нравственную чувствительность. Яркий пример – пенсионная реформа. Президент показал пример понимающего государства, поменяв бюрократическую, бухгалтерскую пенсионную реформу на огромный национальный проект в интересах лиц старшего поколения. Это понимающий подход. И обществу нужно продвигать взаимное партнерство с государством.

Сегодня в обществе огромный запрос на социальную справедливость. Отказ и неадекватная реакция на этот запрос всегда вызывают нравственное отторжение и тяжелые последствия.

Необходимо выстраивать новое понимание социальной справедливости не по принципу отнять и поделить, а понимание, что она должна двигать страну, общество и людей. Это не понимание времен «Униженных и оскорбленных», не понимание коммунистов, которые плохо прочитали Маркса и посчитали, что уравнительность есть справедливость. Это и не либеральный подход: закон – это и есть справедливость. Это когда единый закон для всех, и при этом мы должны поддержать активных и талантливых, они должны получать заслуженное вознаграждение, но при этом государство должно заботиться о тех, кто не может самостоятельно решить свои социальные проблемы: инвалиды, бедные и так далее.

Душевное измерение

– Вернемся к заседанию в Ханты-Мансийске. Поскольку оно проходило в столице автономного округа, наверняка на нем обсуждались проблемы коренных малочисленных народов Севера (КМНС)?

В. З.: – Да, безусловно. Президент отметил важность решения этой задачи именно в условиях Ханты-Мансийского автономного округа, где существует модель эффективного взаимодействия с коренными малочисленными народами Севера. Подчеркнута и необходимость сохранения их традиционного образа жизни, и совершенствования законодательства, и защиты территории традиционного природопользования.

– Наряду с народами Севера есть и группы русского населения, ведущие традиционный образ жизни, на которые льготы, предусмотренные для малочисленных народов, не распространяются. Это сибирские старожилы, поморы Русского Севера. Данная проблема затрагивалась в Ханты-Мансийске?

В. З.: – Эта тема не звучала на данном заседании, но в принципе в целом члены совета знают о той дискуссии, которая ведется вокруг этой группы. Я как представитель Института антропологии и этнологии скажу: наука придерживается позиции, что поморы принадлежат к русскому народу. Но то, что нужно решать вопросы сохранения традиционного природопользования, жизни этой этнокультурной группы в составе русского народа, – безусловно. Мы думаем над совершенствованием законодательства в этой сфере.

– Иосиф Евгеньевич, вы много говорите и пишете о россиянах именно как гражданской нации, вобравшей в себя представителей множества народов...

И. Д.: – Я не хотел бы этих слов, вместо него я использую словосочетание «общероссийское единство». Мы опираемся здесь на позицию наших православных братьев, которые говорят: гражданское и духовно-нравственное измерения не всегда совпадают. Многие люди, воспитанные в русской культуре, в слове «гражданская» начинают видеть западное либеральное влияние и остро реагируют. Поэтому мы решили, что «общероссийское единство» – понятие, где нет предмета для спора. Мы, например, никогда не используем понятие «общественный договор», потому что в России договор воспринимается как нечто абсолютно догматическое и рациональное. А у нас невозможно выстраивать общество на рациональных основах. Россия – одна из немногих стран, где есть специфический социальный институт – кухня. Не там, где варят, а там, где говорят.

– То есть в этом наша особенность? Традиция классической позднесоветской кухни: песни под гитару и разговоры о смысле жизни, месте человека в этом мире?

И. Д.: – Что нас отличает от Запада? Там – закрытое личное пространство, а у нас без глубокого духовного и душевного измерения невозможно доверие и взаимодействие. Поэтому общероссийское единство базируется на глубоких российских традициях, нашей культуре, которая пронизана взаимопониманием. Хочу напомнить слова гения русской поэзии Федора Ивановича Тютчева: «И нам сочувствие дается, как нам дается благодать», где сочувствие поставлено в ряд с самым сокровенным духовным переживанием.

В этом наш потенциал, наша сила. Достаточно власти было показать, что для нее нравственное чувство значимо, и Крым привел к огромному патриотическому подъему, никем неоспоримому. И это фундамент для нашего дальнейшего продвижения. Не надо разрушать его решениями, имеющими негативное нравственное измерение. Так постепенно у нас складывается корпус норм, ценностей и представлений, которые покрывают основное общественное пространство.

Мы не влезаем в интимную жизнь, в религиозную жизнь, в вопросы, которые не являются предметом единства, но у нас появляется представление о том, что объединяет большинство россиян, кроме маргиналов и наших врагов.

В дружелюбной обстановке

– Вы побывали в Архангельске в том году, когда Общественная палата только создавалась. Как изменилась общественная ситуация в регионе за шесть-семь лет?

И. Д.: – В Архангельской области сложились институты гражданского общества: Общественная палата стала значимым и влиятельным институтом, диалог власти и общества стал нормой, и его нарушение чревато для чиновника серьезными кадровыми выводами. Я, как член Лиги оборонных предприятий, часто бываю в Северодвинске и вижу, как изменился город: другой спрос на кадры, квалифицированные ресурсы, да и заработки другие.

– По данным опросов, ситуация в межнациональных отношениях в нашей области спокойная. Эти данные совпадают с вашей оценкой? Какие проблемы существуют?

И. Д.: – Архангельск – место исторической русской цивилизации. Здесь почти нет мигрантов, но при этом нет никакой ксенофобии. Она есть, например, в Забайкальском крае.

– Может быть, у них, в Забайкалье, сказывается близость Китая? Отсюда – опасения, что из этой страны хлынет колоссальный миграционный поток.

И. Д.: – Китай, может, и рядом, но китайцев там нет. Они живут в двух местах на Дальнем Востоке – Благовещенске и Владивостоке. В Екатеринбурге китайцев больше, чем на всем Дальнем Востоке. Это к вопросу о мифах.

В. З.: – В целом у вас обстановка дружелюбная. Социологические замеры, и не за один год, говорят о том, что ситуация здесь спокойная, благоприятная и прогнозируемая. Думаю, что та оценка, которая сегодня прозвучала на совете, объективная и соответствует нашим позициям по этому вопросу. Проблемы? Они общие.

– А какие-то специфические именно для нашего региона проблемы существуют?

В. З.: – Есть отрицательное сальдо миграции, это серьезная проблема. Есть вопрос с академическими мигрантами, которые приезжают сюда на учебу, взаимоотношений с ними. Это важная задача, над которой предстоит работать. И, конечно, поддержка коренных малочисленных народов: их не очень много, но они есть, и над этой темой надо работать. А главная наша общая забота (хотя она не относится к Архангельской области) – то, что мы еще не преодолели «танцевально-пожарный» характер национальной политики. Песни, пляски, национальная кухня – и «тушение пожаров». Но внутренняя составляющая национальной политики – это кропотливая, повседневная работа: этнокультурное просвещение, социологические исследования, обучение людей культуре межнационального общения, развитие ремесел, традиционных промыслов и так далее. Эта часть работы часто выпадает.

Но мне хотелось бы отметить, в области она развивается, создан ресурсный центр. Хотя здесь еще много предстоит сделать в вопросах развития инфраструктуры по реализации национальной политики.

– В нашей области уже двенадцать лет действует Совет национальностей.

В. З.: – Архангельская область – один из ведущих регионов по проценту русского населения, выше он, наверное, только в Вологодской области. Если говорить по международным меркам, то это многонациональный регион, в котором уделяется большое внимание национальным меньшинствам и представителям других народов, населяющих этот область. Это очень позитивно, в лучших традициях российской истории.

На территории области, включая НАО, живут представители 108 национальностей, из них 95,58 процента – русские.

Banner 468 x 60 px