.

Бывших оперов не бывает

Служить на благо государства они продолжают, даже выйдя на пенсию

Карапет Оганесович Чахалян. Фото из личного архива Карапета Чахаляна Карапет Оганесович Чахалян. Фото из личного архива Карапета Чахаляна

Оперативные сотрудники милиции, теперь полиции, в народе и между собой – опера. Они одними из первых оказываются на месте преступления. От их быстрых, слаженных и профессиональных действий во многом зависит, будет ли дело раскрыто. В профессию большинство сотрудников угро приходят по призванию. Опер – это не просто должность и круг обязанностей, это – образ жизни. Даже выйдя на пенсию, ветераны уголовного розыска продолжают консультировать тех, кто остался «на земле». Потому бывших среди оперов не бывает...

Традиционно профессиональный праздник сотрудники уголовного розыска МВД России отмечают 5 октября. Но в этом году праздник особенный – исполняется 100 лет со дня создания этой службы. Накануне знаменательной даты мы встретились с одним из тех, кто стал практически легендой уголовного розыска в Архангельске и, сколь бы пафосно это ни звучало, своим примером воспитал достойных преемников, которые сейчас занимают ключевые посты в системе угро города и области.

Сорок лет на севере

Подполковник милиции в отставке Карапет Оганесович Чахалян сегодня занимает пост генерального директора одного из частных охранных предприятий Архангельска и пенсионером себя уж точно не считает.

Честно говоря, идя на интервью, кое-что о Карапете Чахаляне (или Карене, как многие его называют) уже знала – в свое время он стал героем одного из очерков в книге «Криминальные хроники Архангельска», выпущенной в 1998 году к 80-летию уголовного розыска. В истории под названием «Ответные шаги Чахаляна» рассказано, что в родном городе Октемберяне Армянской ССР он работал инспектором Госстраха, затем прошел срочную службу в войсках ПВО, а после решил идти работать в милицию. Его направили в элитное тогда подразделение – дивизион патрульно-постовой службы по охране советских и партийных органов.

Рассказы хорошего знакомого из Архангельска, который каждое лето приезжал в Армению в отпуск, сделали свое дело: в конце 70-х Карен Оганесович перебрался в наши северные края. Здесь начинал службу в приемнике-распределителе УВД и за несколько лет вырос от рядового милиционера до дежурного, а затем и инспектора уголовного розыска. Параллельно учился. В 1983 году окончил Ленинградскую среднюю школу милиции, высшее образование получал уже в Архангельске, на юридическом факультете ПГУ.

– В общей сложности в органах внутренних дел я проработал больше 34 лет. В уголовный розыск впервые пришел в 1985 году, в отдел уголовного розыска приемника-распределителя, проработал несколько лет, потом были другие должности, – рассказывает наш собеседник. – В 1991-м снова вернулся в угро. Городское управление внутренних дел тогда еще только формировалось, определялась структура, и потому штатные сотрудники трудились в различных отделах при УВД. Я работал в созданном тогда оперативно-поисковом отделе. Расследовали в основном квартирные кражи и грабежи.

Громкие дела 90-х

arh39 18 18 c32cd

– Помните первое серьезное дело, в раскрытии которого участвовали?

– Конечно. Тогда в Архангельске орудовала банда налетчиков, которые врывались в квартиры, жестоко избивали людей, забирали ценности. В банде было шесть человек, возглавлял ее некто Плужник. (Банду сыщики тогда взяли с поличным после очередного нападения на квартиру в одном из домов на улице Первомайской, преступники как раз грузили в машину вещи из только что ограбленной квартиры. – Прим. авт.). В начале 90-х в стране начался разгул преступности, Архангельск не был исключением. Образовалось огромное количество банд рэкетиров, вымогателей, мошенников.

– Но ведь не возникли же они из ниоткуда...

– Воспользовались неразберихой в самом государстве уже имевшие место незаконные формирования. В Москве, Ленинграде они существовали и в 80-х годах, правда, официальные власти наличие организованной преступности признавать отказывались. Не так масштабно, но и в Архангельске организованная преступность была – фарцовщики были, на толкучке их отлавливали, моряки незаконно ввозили валюту... А тут вдруг и те и другие стали именоваться предпринимателями, бизнесменами. Да и система УВД в те непростые годы была деморализована. Элементарно зарплату сотрудникам задерживали чуть не полгода.

– Но так было и в других сферах. Что поделать, говорят, эпоха перемен, слом сознания... Приходилось сталкиваться с бывшими коллегами, которые не выдержали и перешли, что называется, на другую сторону?

– Увы, были и такие, кто пополнял ряды преступных формирований, ушел, чтобы набить карманы и заработать незаконным путем. К тому же в те годы очень многие сотрудники органов внутренних дел ушли в бизнес. Уголовный розыск благодаря своей сплоченности и традициям выдержал это испытание, продолжал выполнять свои задачи.

В то тяжелое время у нас работали люди, преданные своему делу. Все-таки сотрудники 90-х годов были воспитаны в духе советской идеологии, были операми по призванию. Работали на износ. Сколько я служил в уголовном розыске – ни разу раньше восьми-девяти вечера домой не приходил. Не говорю уже о том, когда происходили громкие преступления, – мы буквально жили на работе сутками, спали в кабинете по два-три часа. Я как раз перешел в отдел, который расследовал преступления против личности: убийства, тяжкие телесные повреждения, изнасилования и т. п. В народе – «убойный отдел». Тогда его появление было закономерно. Начались громкие убийства, предпринимателей убивали за то, что не делились с «крышей», затем между бандформированиями начался передел сфер влияния.

– Какое дело того времени вы бы назвали самым резонансным?

– Много их было. Хотя одно из самых непростых, пожалуй, – об одном из первых в Архангельске заказном убийстве. Бывший комсомольский секретарь, ставший бизнесменом, заказал ранее судимому москвичу убийство своего кредитора – предпринимателя Вацека. Сумма долга была слишком большой, вернуть ее бизнесмен не мог, а Вацек грозил обратиться к своим влиятельным друзьям. Закончилось тем, что потерпевшего заманили в офис, где ему накинули удавку на шею. Тело сбросили в реку. Под парапетом набережной его и нашли. Заказных убийств в те годы было много.

Часто брали исполнителя, а обвинить заказчика не могли – не хватало доказательств. Это только в кино операм все легко удается, на деле розыск – огромная тяжелая работа.

– Но с годами все упорядочилось, волна преступности пошла на убыль?

– В начале 2000-х в стране начался другой процесс. Те, кто успел бандитским способом захватить имущество, стали легализоваться. Из вымогателей стали бизнесменами, учредителями фирм, порой совместно с предпринимателями, у которых в свое время вымогали деньги. Поняли, что зарабатывать бандитским способом стало очень сложно. Организованная же преступность переключилась на преступления экономические, торговлю наркотиками, оружием. В 2004 году я ушел в управление по борьбе с организованной преступностью начальником отдела. Там тоже непростые дела были – выявляли схемы незаконного оборота наркотиков, оружия, брали крупных торговцев. В 2008-м УБОП расформировали, вместо него был создан отдел по борьбе с организованной преступностью в структуре управления уголовного розыска областного УВД, и я был первым начальником этого отдела, возглавлял его до выхода на пенсию в декабре 2010 года. Хотя, как сказать на пенсию, – еще работаю – и оставлять свое дело пока не собираюсь.

По мере возможности

– Чем занялись после выхода в отставку?

– Пришел работать в охранную организацию, где сейчас являюсь генеральным директором. Продолжаем по мере возможности охранять общественный порядок.

– С бывшими коллегами отношения поддерживаете? Опыт молодежи передаете?

– Естественно, я общаюсь со всеми бывшими коллегами, они по сей день обращаются за советом. Я воспитывал очень хороших сотрудников. Мой бывший заместитель сейчас уже начальник управления уголовного розыска областного УМВД – Максим Сергеевич Хохулин, которого я принимал на работу, только-только окончившего школу милиции. Виктор Васильевич Ершов сейчас руководит межрайонным отделом по борьбе с организованной преступностью областного управления уголовного розыска. Многие мои воспитанники сегодня занимают ключевые должности в системе уголовного розыска.

– Общественная деятельность вам не чужда? Работаете в совете ветеранов?

– Конечно. Еще будучи действующим сотрудником, в 2003 году я организовал в Архангельске турнир по нардам. На открытие приезжал Армен Джигарханян, а на вручение призов победителям пригласили Иосифа Кобзона. Мы ему тогда хорошие нарды подарили... Сейчас обратился ко мне заместитель председателя ветеранской организации УВД Николай Сергеевич Вакорин, попросил помочь организовать турнир по нардам для ветеранов. В ближайшее время будем решать, что и как.

– А спортом занимаетесь?

– Со спортом уже долгие годы неразлучен. До сих пор играю в футбол по субботам, есть у нас команда любителей из бывших сотрудников. При любой погоде, даже в сильные морозы, все равно играем. Закаляем здоровье, а характер закален работой.

– То есть можно привыкнуть к человеческой жестокости?

– К этому привыкнуть тяжело. Когда видишь сам и вникаешь в дело, диву даешься, насколько люди могут быть жестоки по отношению друг к другу, какими способами готовы причинять друг другу вред. Да, наша работа закаляет характер, но не делает бесчувственными. Просто служба обязывает скрывать свои эмоции, в любом случае, каким бы жестоким ни было преступление, руководствоваться разумом и действовать по закону.

За дружбу народов

– Знаю, что у нас в городе сильная армянская диаспора. Вы в ней состоите, поддерживаете контакт с земляками?

– Конечно. Я стоял у истоков создания диаспоры. В 2003 году нашими усилиями появилось Архангельское региональное отделение Союза армян России. С тех пор каждый год проводим мероприятия, к нам приезжают делегации из Армении, мы ездим туда. В 2012 году провели в Ереване Дни Русского Севера, открыли большую выставку: картины, книги, значки, северные сувениры. За месяц работы ее посетили больше пяти тысяч человек.

Благодаря диаспоре установили на территории Успенской церкви памятный каменный крест, который привезли из Армении. И уже очень скоро в рамках реализации правительственной программы в Архангельске откроют Дом Армении. Здесь будут проходить выставки, различные другие мероприятия, продаваться товары из Армении.

– Такая насыщенная профессиональная и общественная жизнь не могла остаться неоцененной. Награды у вас есть?

– Конечно, и достаточно много. Но самая дорогая – правительственная медаль «За отличие в охране общественного порядка». Представлен к ней указом Президента РФ в связи с 200-летием МВД в 2002 году. Безусловно, ценны и другие ведомственные награды.

– Как бы вы ответили на вопрос, есть ли жизнь после пенсии?

– Я бы сказал, что каждый этап жизни интересен по-своему. Вот я вроде бы пенсионер, но дел столько, что времени на все не хватает.

P. S. Пока мы беседовали, Карапет Оганесович угощал меня чудесным ароматным чаем, смешанным собственноручно. В составе – чабрец, душица и иван-чай. Чабрец привозят горный, с юга, говорят, он действительно отличается от обычного. Такой напиток пополнит запас витаминов, укрепит здоровье и нервную систему и придаст бодрость духу.

arh39 18 17 e4a54

Игорь Орлов вручает награду руководителю проекта «Мост дружбы Архангельск – Ереван» Карапету Чахаляну

Banner 468 x 60 px