.

«Я все подчинил воле кедра»

Архангельский пенсионер размышляет о редких для Крайнего Севера деревьях

Сын Сергея Алексеевича Денис Самодумов у трехлетних кедров отца Сын Сергея Алексеевича Денис Самодумов у трехлетних кедров отца

Сегодня Архангельская область становится лидером проведения лесовосстановительных работ. Организуется и немало общественных акций. Например, в конце июня в рамках Х Международного форума молодежи «Команда 29» проводилась экологическая акция «Лес добровольца», в ходе которой на 10 гектарах было высажено 840 двухлетних сосен в заброшенном карьере. А по стратегии развития особо охраняемых природных территорий их сеть планируется дополнить еще девятью объектами. Это позволит сохранить и лесные массивы, и редкие популяции животных.

Саженцы как для лесовосстановления, так и для облагораживания общественных и дворовых территорий в ходе акций и по программе «Формирование комфортной городской среды» выращиваются в основном специализированными организациями. Но имеет место и инициатива самих жителей области. Ее уникальным примером является Сергей Алексеевич Самодумов.

Нас познакомила книга

Ему 77 лет. Однако как человек творческий и увлеченный Сергей Алексеевич полностью сохранил твердость ума и ясность памяти. Он выращивает редкий для Крайнего Севера сибирский кедр, требующий особого ухода. Причем как частный разводчик этого гордого дерева является, пожалуй, единственным в Архангельске.

Справедливости ради стоит сказать, что кедром у нас зовется сибирская сосна. Деревья из Ливии, официально называемые во всем мире

кедрами, у нас не произрастают. Но суть от этого не меняется: для нас сибирская сосна – это кедр, свой, российский. И пусть его ареал на Крайний Север не распространяется, он выращивается у нас искусственно, Сергей Алексеевич не зря называет его гордостью России и мечтает с его помощью сделать свою родину красивее, здоровее и добрее.

– Я с 1969 по 1975 год работал экскурсоводом на Соловках, – рассказывает он. – Кроме прочего этот природный музей-заповедник запоминается гостям и паломникам ботаническим садом с более 700 видами, сортами и формами растений. Сад появился на месте Макариевской пустыни, которую заложил еще в 1822 году настоятель монастыря архимандрит Макарий. За это время там выросло 300–400 кедров, причем самосевом – благодаря белкам, птицам и благоприятным условиям.

Я и сам любил там бывать – это неописуемое умиротворение, единение с природой. Уверен: поставьте под кедром беседку, бывайте там ежедневно и проживете лет 115. Он лечит на глазах.

Первые кедры у Сергея Алексеевича появились около 30 лет назад, когда он приобрел дачу. Опыта по разведению этой редкой культуры у него не было почти никакого. Он просто руководствовался вполне обычным желанием каждого дачника облагородить свой земельный участок. Ставил теплицы, сажал овощи и ягоды, из деревьев выращивал сирень, рябину, лиственницу. А после случайного знакомства с сотрудниками Института леса и лесохимии приобрел и посадил первый кедр. Позже он получал саженцы в подарок на 65-летний и 70-летний юбилеи, интерес перерос в увлеченность, а другие культуры и теплицы отошли на второй план.

– Я все подчинил воле кедра. Во многом на это повлияло общение с доцентом САФУ Леонардом Федоровичем Ипатовым, – признается Сергей Алексеевич. – Познакомились мы через книгу. Я купил на ярмарке его труд «Кедр на Соловках» и пригласил его к себе. Хотя он уже тогда был в возрасте, но приехал, оказал и теоретическую, и практическую помощь. Профессор создал общество кедролюбов. Наши встречи проходили в музее леса, участников было немного, но они съезжались со всей области. К сожалению, Леонард Федорович рано ушел из жизни, но сейчас я поддерживаю связь с его супругой Альбиной Ивановной.

Мысли и личный опыт

В Интернете можно найти немало рекомендаций по выращиванию любой культуры, в том числе и кедра. Однако у каждого садовода имеются свои секреты, основанные на успешном либо, наоборот, горьком опыте. Сергей Алексеевич поведал нам о своем:

– Кедры любят простор и солнце, меж ними должно быть не менее пяти метров, а у меня на участке поначалу было тесно – теплицы, стройматериал и т. д. Пока это все не убрал, прикопал саженцы на время, потом пересаживал. Еще не знал, что опилки и кору в качестве мульчи не стоит использовать – лучше торф или просто живой слой земли. А ее тоже надо снимать с умом, в ней могут быть споры или семена сорняков. Я, к примеру, таким образом лопух на участок занес.

Сейчас пропалываю с крайней осторожностью, забирая сорняк меж пальцев. Сажать можно в течение лета, однако я узнал, что саженцы должны быть только с закрытой корневой системой! А об уходе и говорить нечего – пока кедр мал, он хрупок, погибнет, если на него нечаянно наступить.

У меня и самого интересный случай был, после которого я узнал еще одну особенность кедра. У одного саженца погнулся центральный росток. Я пытался его поправить, и тот сломался. Попробовал садовый вар, росток поначалу вроде как начал оживать, но подул ветер, и он все равно сломался. Но вижу, как в рост пошли боковые ростки. И теперь этот кедр невысокий, зато пушистый. То есть нет худа без добра. Только должен сказать, так специально делать нельзя, это опасно, мне просто повезло.

По словам Сергея Алексеевича, многие путают кедр с его разновидностью кедровым стлаником, который можно встретить в Поморье.

– У меня даже у самого закрадываются подозрения, что два саженца на моем участке – это стланики. Маленькими их может отличить только специалист. Стланец – это кустовидное дерево, которое вырастает максимум до четырех метров. А высота взрослого сибирского кедра может достигать 40 метров. Только представьте себе дерево размером со здание морского-речного пароходства! До революции из кедров делали доски шириной полтора метра. Он также ценился во всем мире, к примеру, из ящиков из кедра, в которых отправляли масло в Германию, немцы делали шпоны и мебель. Но все растут по-разному. У меня за один и тот же срок один кедрик вырос выше двух метров, второй – меньше полуметра. Хотя оба, можно сказать, братья.

Говоря о благоустройстве и озеленении столицы Поморья, Сергей Алексеевич рассказывает о том, что в Стокгольме у городской ратуши растут кедры, которые 400 лет назад привезли русские купцы. В России, по его словам, требуется прививать такую же культуру сохранения природного наследия.

– Главное – не сколько мы посадим деревьев, а сколько сумеем сохранить, – говорит он. – После всех благородных акций требуется тщательно наблюдать за саженцами, чтобы в скором времени труды не пропали даром. Обратите внимание – у нас больше всего тополей. Это видно, к примеру, по Петровскому

парку. И большинство этих деревьев пережило свой срок: чуть сильный ветер – они ломаются, представляя опасность для горожан. Взрослые кедры крепки и не ломаются, их можно посадить и в парке, и перед драмтеатром, и на площади Ленина. Места там хватает.

«Мне не жалко, лишь бы в хорошие руки!»

По словам Сергея Алексеевича, в кедрах полезно все – от иголок до корней.

– А вы встаньте под кедр даже в проливной дождь – на вас ни капли не упадет. Под ним любит расти мораловый корень, сравнимый по свойствам с женьшенем. Сам хочу провести эксперимент – посадить его и посмотреть, как приживается у нас. Орешки кедра богаты полезными элементами, их жарят, делают масло, лекарства. Крупные шишки могут дать до 60 орехов. Правда, я кедры выращиваю не ради них. Первые шишки отдал внуку. А сейчас их собирают птицы и белки – мне не жалко. Может быть, потом буду собирать, когда деревья подрастут и окрепнут, пока шишек слишком мало.

О вандалах у Сергея Алексеевича разговор особый. Он относится к деревьям как к детям и опасается, что, к примеру, под Новый год кто-то решит срубить его детища в качестве праздничной елки. В прошлом году он участвовал в конкурсе, посвященном экологии. Победителей там премировали саженцами кедров. Сергей Алексеевич не смог ответить на все вопросы, так как они больше касались цветоводства. Зато удивил организаторов, когда стал рассказывать о кедрах, за что получил саженцы в подарок. На вручении он просил об одном: «Не раздавайте их всем подряд. Это может быть модное увлечение, но, если не вложить душу, мало какие из них выживут».

К слову, все саженцы, порядка 40 штук, врученные ему на конкурсе, Сергей Алексеевич раздал знакомым.

– Мне не жалко, – смеется он. – Лишь бы в хорошие руки!

На 7,5 сотки у него сегодня растут 29 кедров – и больших и маленьких. Их он передаст детям и внукам.

А еще он собирается поставить поклонный крест рядом с кедрами как оберег и мечтает об участке для выращивания редких пород деревьев.

– Это бы никоим образом не касалось бизнеса. Я просто хочу украсить город, улучшить жизнь и здоровье земляков.

На годовой рост кедров влияют: качество самого саженца; величина повреждения корней и верхушки при выкопке, доставке и посадке; климатические условия в регионе в целом и в конкретный год; общие свойства почвы; организация ухода за саженцами; влажность воздуха; наличие рядом несовместимых растений и вредителей (насекомых, кротов) и т. д.

Banner 468 x 60 px