.

Загадка «Полярной звезды»

Фрегат-призрак, участвуя в секретной операции, бороздил северные воды

Фото: Ольга Бондаренко Фото: Ольга Бондаренко

Продолжаем разговор об отечественном судостроении с заведующим отделом военной истории Архангельского краеведческого музея Игорем Гостевым.

Под завесой секретности

– Есть несколько детективных историй из прошлого Архангельского военного порта и, соответственно, адмиралтейства. Один из самых странных сюжетов – загадка фрегата «Полярная звезда», – начал рассказ Игорь Михайлович. – Эпоха дворцовых переворотов XVIII века в российской истории хранит немало загадок. Одна из них касается семьи Брауншвейгов и связанными с ней слухами, выдаваемыми за истину.

Окончание жизни и захоронение царевича Иоанна Антоновича в последнее время становится все более популярной темой у историков-профессионалов и любителей. Тайна, касающаяся этого, возможно, и будет когда-то раскрыта.

Пребывание Брауншвейгов в Холмогорах сохранялось под завесой секретности. В 1780 году опальное семейство получило разрешение выехать к европейским родственникам. Екатерина Вторая возложила на Алексея Петровича Мельгунова, назначенного в октябре 1779 года генерал-губернатором Вологодского наместничества, задачу подготовить освобождение пребывавшей в заключении семьи бывшей правительницы Анны Леопольдовны и отправку принцев Петра и Алексея с Екатериной и Елизаветой Брауншвейгскими в Данию под покровительство их тетки – вдовствующей королевы Юлианы Марии. Отметим, что еще в царствование Петра Третьего Мельгунов занимался темой содержания Брауншвейгского семейства в Холмогорах и Иоанна Антоновича в Шлиссельбурге.

Первоначально для переезда планировалось купить речное судно и приобрести купеческое трехмачтовое на Онежской судоверфи, чтобы обеспечить тайну путешествия. Но готовых кораблей в то время в Онеге не было. Тогда Алексей Мельгунов решил возложить задачу строительства судов на главного командира Архангельского порта генерал-майора Врангеля, не говоря ему о их назначении. По указу Екатерины Второй в распоряжение Мельгунову отдавался 14-пушечный фрегат «Полярная звезда», якобы находившийся в Архангельске.

Тайное путешествие

– Именно с этого момента в истории эмиграции Брауншвейгов начинается страшная путаница, – продолжил Игорь Гостев. – Найти подобный фрегат в Архангельске невозможно, так как его просто не было. Под таким названием существовало брандвахтенное судно – старый корабль, который никогда бы не выдержал никакого морского путешествия. Добавляло неразбериху и то, что командиром фрегата назначили отставного капитана Степанова, но из-за его болезни Мельгунов взял другого. Им оказался отставной капитан первого ранга Михаил Арсеньев, служивший тогда в Ярославской гражданской палате.

Однако ни один военный корабль под командованием Арсеньева в те годы в море не выходил. Как пояснил Игорь Михайлович, подсказку можно обнаружить в рукописи сенатора А.В. Казадаева, где с большой оговоркой сказано, что Брауншвейги «взошли на фрегат, и в ту же ночь «Полярная звезда» подняла паруса и под купеческим флагом и названием вышла в море». Тут следует обратить внимание на слова «под купеческим флагом и названием» – такая формулировка дает нам основание предположить, что купеческий флаг и название были временными на период секретной операции. Предстояло сопоставить факты, чтобы понять, какой военный корабль стал фрегатом «Полярная звезда» на время секретной миссии. Для этого следовало сложить воедино многое. То, что «Полярной звездой» мог стать любой военный корабль, находившийся в Архангельске, второе – его название было избрано на время проведения секретной акции и не соответствовало действительности. Третье – посадка Брауншвейгов на борт произошла 29 июня на рейде Новодвинской крепости. Четвертое – корабль доставил своих пассажиров до Бергена, где они пересели на датское судно.

Отметим, что по именному указу Екатерины Алексею Мельгунову следовало быть осторожным при поездке от Холмогор до самого Бергена, чтобы обеспечить полную тайну миссии и гарантированную доставку пассажиров к месту назначения. Оговаривалось даже то, что они должны были добраться совершенно неприметно до Новодвинской крепости, проезжая Архангельск ночью. Писавший это не учел, что в июне у нас на Севере белые ночи, поэтому трудно что-то спрятать от людских глаз на речной глади. Тогда в Архангельске не существовало постоянной военно-морской флотилии или эскадры. Ее каждый раз формировали из новых кораблей, построенных на Архангельском адмиралтействе для перехода на Балтику.

10 марта 1780 года по высочайшему именному указу предписывалось для плавания в Северном море отправить из Архангельска два корабля, причем вместо фрегатов – два пинка. Командиром эскадры назначили капитана первого ранга Вилима фон Дезина. В состав Архангелогородской эскадры вошли корабли № 64 и № 65 – однотипные линкоры с вооружением 66 пушек, длиной около 160 футов и шириной 44 фута 6 дюймов. Их заложили в Архангельске 1 декабря 1776 года, а 12 мая 1780-го суда спустили на воду, созданием этих кораблей занимался известный архангельский судостроитель М. Д. Портнов по чертежу мастера Яниса. Позже корабль № 64 вошел в состав Балтийского флота под названием «Не тронь меня», а № 65 – «Иануарий».

Как видно из приведенного перечня, фрегатов в той эскадре не было. Из судовых журналов известно, что пинки перешли за бар 12 июня. Поэтому ни один из них не мог сыграть роль «Полярной звезды». Корабли же № 64 и № 65 вышли за бар 25 июня, где простояли до 10 июля. В эти дни один из них имел возможность подойти к Новодвинской крепости и взять на борт Брауншвейгов со свитой. Посадка на борт судна произошла 29 июня пополудни в 10 часов, а в два часа пополудни на 30 число судно скрылось из вида Новодвинской крепости.

– Таким образом, можно предположить, что под названием «Полярная звезда» корабль находился только у крепости при посадке пассажиров, что было вполне логично. Отойдя от крепости, название и флаг сменили на настоящие, что способствовало сохранению секретности, – отметил Игорь Гостев. – «Полярную звезду» больше никто и никогда не видел.

10 июля линкоры снялись с якорей и отправились на Север. Там они встали у острова Кильдин, где 17 июля встретились с пинками. Оттуда корабль № 64 отправился в крейсерство вдоль побережья северной Норвегии, а № 65 занял пост у острова, то есть оставался на рейде.

4 августа эскадра в полном составе отошла от Кильдина. 13 августа пинки отправили к портам. 30 сентября один из них пришел в Копенгаген, где остался на зиму, а другой 9 сентября разбился близ Шотландских островов.

6 сентября корабли № 64 и № 65 разлучились во время плохой погоды у Ланфонштадта, после чего 22 сентября корабль № 64 пришел на Гельсинфорский рейд, там встретился с эскадрой контр-адмирала Круза и в составе этой эскадры прибыл на Кронштадтский рейд.

«Иануарий» с заданием справился

7 октября в приказе капитану Вилиму фон Дезину выражалось неудовольствие, что он разлучился с вверенными ему судами, долго не пытался соединиться с ними. Этот приказ отметает наши подозрения в отношении корабля № 64 в выполнении секретной миссии.

– Поэтому единственным подозреваемым в нашем расследовании остается корабль № 65. Что же с ним случилось после шестого сентября? Восьмого он попал в сильный шторм, получил значительные повреждения, потеряв грот-мачту, – пояснил Игорь Михайлович. – Далее он расстался с пинком «Кола». 16 сентября скрылся в южном направлении. Продержавшись на море под временными парусами до 20 сентября, судно зашло в Бергенские шхеры, 26-го встало на ремонт, а затем на зимовку.

В биографической справке Михаила Арсеньева сообщается, что 30 августа удалось прийти в Берген, где Брауншвейгская фамилия для следования в Гарсен была перевезена на датский корабль «Марс». Дальнейшая путаница в календарных датах, записях Арсеньева несущественна, так как мы знаем, что опальное семейство было доставлено в Данию при соблюдении режима секретности.

Тайну несуществовавшего фрегата «Полярная звезда», роль которого исполнил линкор «Иануарий» под командованием капитан-лейтенанта Григоркова, раскрыли спустя более 230 лет. Корабль этот служил долго, до 1815 года. Участвовал в морских сражениях на Балтике, в 1798 году его капитально отремонтировали в Кронштадте.

Banner 468 x 60 px