.

В начале было Слово, и было оно у театра

16 спектаклей, 215 артистов, 35 часов сценического действия, более 4 тысяч зрителей

Долгие аплодисменты не давали актерам выйти из воды. «Потеря равновесия». Фото: Людмила Ашиток Долгие аплодисменты не давали актерам выйти из воды. «Потеря равновесия». Фото: Людмила Ашиток

Таковы итоги VI Международного фестиваля «Родниковое слово», который больше недели будоражил Архангельск.

9 дней одного мая

Лауреатам розданы дипломы и поморские «Золотые маски» со щепной птицей. Фаворитом экспертов стала постановка «Потеря равновесия». За лучшую мужскую роль – капитана Михайлова – награжден Дмитрий Тимошенко, Гран-при – за лучший спектакль и премия режиссеру Андрею Гогуну от «Российской газеты».

Отмечены пермский спектакль «На дне», калужский Homunkulus, «Печали и радости» нижегородцев, театр «Недослов» и постановки архангельских театров – «Братья Карамазовы», «Сказка о рыбаке и рыбке», «Урфин Джюс и его деревянные солдаты».

Диплом «За художественно-социальную значимость» – у инклюзивного спектакля «Урфин Джюс и его деревянные солдаты» Архангельского театра драмы и благотворительной организации «Время добра».

Но, как выяснилось на пресс-конференции, у каждого эксперта есть свой рейтинг. Ольге Игнатенко понравился «культурный, интеллигентный, с замечательными актерами и захватывающим действием» спектакль «Отцы и сыновья» питерского театра «На Литейном». Анжелике Гурской пришлась по душе наша «Сказка о рыбаке и рыбке»: «Тот спектакль, который нужен детям, да и взрослым тоже». Евгений Авраменко признался, что сравнивал, смотря «Братьев Карамазовых», актеров молодежного театра и пермского, мысленно переставляя их местами с персонажами «На дне»:

– Непохожие лица, манера игры, но роднит эти театры то, что у каждого есть свой стиль и особенный, только их язык.

Критики с удовольствием посмотрели внеконкурсную «Грозу» театра драмы и даже посоревновались, кто раньше напишет статью не только о постановке ее в Архангельске, но и о том, почему сегодня эту пьесу можно увидеть на сцене по всей России. Однако все признались – кто получит Гран-при, они практически не спорили. Хотя градация увиденного – от «черт знает что» до «открытие» и «блеснуло».

– Разные спектакли с разной сценографией, эстетикой, режиссурой, но мы искали в них то самое родниковое Слово, – подчеркнула председатель экспертного совета Галина Коваленко и добавила, что ей было радостно встречать среди зрителей знакомые лица, что театр в Архангельске востребован.

Познакомилась и я с одной такой зрительницей, Татьяной Зубовой, – она сходила на пять спектаклей, а на «Вождя краснокожих» сводила еще и полкласса сына.

– Больше всего меня впечатлил, конечно же, «На дне» – какие декорации, какие актеры, какие страсти!

Кстати, Александр Шаманов за роль Васьки Пепла и Виктория Прокурина за роль Насти получили дипломы фестиваля! А Татьяна Зубова – приз от организаторов за зрительскую активность!

О людях и человеках

Ну что, давайте и мы составим свой рейтинг. Из всей классики лучшей постановкой, и со мной согласны многие зрители, назовем ту самую «На дне». И не зря критик сравнивал молодежный театр Виктора Панова и «У моста» Сергея Федотова. Оказывается, они знакомы 28 лет, родственны по духу и оба, как признался пермский режиссер, «бешеные». «У моста» прославился как раз постановкой «мистической» классики – Булгакова и Гоголя...

А горьковское хрестоматийное слово зазвучало здесь неожиданно свежо и так вовремя, что называется, на злобу (или все-таки добро?) дня. Сколько актуальных цитат, и как точно они бьют в сердце. «...Выходит: снаружи как себя ни раскрашивай – все сотрется...» (Бубнов), «Всякий человек хочет, чтобы сосед его совесть имел, да никому, видишь, невыгодно иметь-то ее» (Пепел), «У всех людей – души серенькие... все подрумяниться желают...» (Барон).

arh19 18 25 d3b00

Сцена из спектакля «На дне»

Еще при входе в зал опахнуло затхлостью, перекисшей капустой, гнилым луком и старым деревом... Мы действительно оказались на дне, в натуральной темной и грязной ночлежке, среди ее убогих обитателей, где даже икона Спасителя висит так высоко, что, кажется, Ему с этой «низости» не домолиться. Действие захватило и не отпускало. Актеры не играют, а живут на сцене, их героям веришь, сопереживаешь, жалеешь – не разделяя, как Лука, на людей и человеков. Потому что это все и про нас.

Актер, надеющийся вылечиться от пьянства, мятущийся без работы Клещ, падшая Настя, мечтающая о романтической любви, нежная и искренняя Наташа, страдалица Аннушка, коварная стерва Василиса, разбитная торговка Квашня, харизматичный вор Васька Пепел, азартный и страстный Сатин... И, конечно, неожиданный Лука – вовсе не старичок с бородкой, а беззубый сухопарый мужчина с орлиным носом. Но речи его – утешительные, провокаторские, дающие ложные надежды – все те же. Хотя как звучат, как пронимают! «...Человека приласкать – никогда не вредно...» Мы были оглушены, потрясены, полны ярких эмоций, кто-то прошептал: «Мне мозг вынесло!» Может, ради вот такого и надо ходить в театр?

Пусть они всегда всплывают

В программе фестиваля было два спектакля, где действие происходит в северных морях. Один – ироничный, полный черного юмора, но очень зрелищный – о современном флоте, другой – про войну и арктические конвои, трагический, волнующий, но тем не менее жизнеутверждающий.

«Потерю равновесия» играли в бассейне с водой, где особенно эффектными сценами были погружения и подныривания под помост героев пьесы, написанной драматургом Владимиром Силаковым по прозе подводника Александра Покровского. Режиссер Андрей Гогун придумал спектакль в жанре японской оперы. Актеры разрисованы белым гримом, поют арии и дуэты, проговаривают речитативом монологи и диалоги. И вот в такой форме рассказывают о буднях службы офицеров-подводников на Северном флоте.

arh19 18 26 29bf0

Дмитрий Тимошенко – лучшая мужская роль и лучший спектакль «Потеря равновесия»

Тут все переплелось – семейные драмы и соленый флотский юмор («что вы тут роняете пену на асфальт!» и «говорите членораздельно, чтобы каждый член раздельно» – самые пристойные), воспоминания офицера (задраенного в горящем отсеке) о детстве с его драками, притягательными свалками и любви к матери, байки про похороны подводника Иванова, которого надо «закатать в цинк», и про игрушечную бабочку как средстве уйти в запас, разговорчики в строю и рассуждения о том, чем подводник отличается от дерева – он обработке не поддается. А за всем этим доведенная до автоматизма тяжелая служба с ее экстренными погружениями и аварийными всплытиями, долгими автономками и пожарами в отсеках. «Флот – это я, как можно себя не любить?»

Зрители и смеются, и задыхаются вместе с моряком, который никак не освободится от водолазного костюма, визжат, когда во время резких нырков их обдает брызгами и долго, с азартом аплодируют, не давая актерам выйти из воды. Браво!

Если бы корабли умели плакать...

Северодвинский театр представил спектакль «Реквием каравану PQ-17» на высокой драматической ноте. Критики назвали это событие мировой премьерой инсценировки знаменитого романа Валентина Пикуля на театральной сцене и наградили призом фестиваля.

Интересная сценография – силуэты кораблей, наклонный помост, который становится то мостиком корабля, то причалом, а под ним мигает огнями подводная лодка... Макет кораблика в руках женщины в тельняшке – это израненная, но не сдающаяся «Ижора», не менее драматична судьба посудины «Старый большевик», везущей взрывчатку. Или рассказ об американских моряках – что ценнее: деньги или долг? А как здорово наши подбили непобедимый «Тирпиц»!

arh19 18 32 8cc6b

Сцена из «Реквиема»

Но самая впечатляющая битва – советского сторожевика с немецкой субмариной – моряки идут на абордаж, сражаются до конца. И на фоне огромной войны судьба одной семьи – Сережи и Нюры... Это история о доблести и предательстве, жестокости и отчаянии, вере в Победу. О кораблях, которые не умеют плакать, а погибают, как люди. И людях, которых не сломишь.

Без слов...

На фестивале «Родниковое слово» мы услышали много разных слов – округлых диалектных, художественно отточенных, соленых, красивых... Но один театр обошелся и вовсе без них. Он так и называется – «Недослов», и играют в нем неслышащие актеры. В репертуаре «Женитьба», «Гамлет», «Утиная охота»... Но нам они привезли спектакль «Той, которая впервые узнала, что такое дождь», поставленный по новеллам знаменитого «клоуна с осенью в сердце» Леонида Енгибарова.

arh19 18 27 ac21d

Театр «Недослов»

Мимы в ярких костюмах с раскрашенными лицами с изумительной пластикой показали некие истории... Честно говоря, я не всегда понимала, о чем речь, но остро чувствовала – это все про любовь. Которая пришла и... ушла.. Которую выбираешь, а потом жалеешь, что не ту... С которой так хорошо под одним зонтом, если даже в нем огромные дыры, и так противно под другим, пусть он и целый, главное же – с кем... Впрочем, каждый зритель, как выяснилось, придумывал свои истории, предаваясь воспоминаниям, поддаваясь ассоциациям и заряжаясь эмоциями. Кое-кто даже всплакнул.

А потом долго хлопали актерам. Они, конечно, не слышали аплодисментов, зато видели наши лица. И все мы были переполнены грустной радостью, которая всегда приступает к сердцу, когда ты сильно переживаешь, но точно знаешь – все будет хорошо.

Больше Абрамова!

Единственным спектаклем по Федору Абрамову стали «Печали и радости» театрального проекта «Крупный план» из Нижнего Новгорода. Это уже не первое обращение к прозе нашего земляка режиссера Владимира Кулагина. Он привозил к нам довольно неоднозначную, с южным колоритным акцентом постановку «Запев Мадонны с Пинеги» и еще «Негасимый свет». Новый вариант, так сказать, мужской, с подзаголовком «Поэтическая притча о Родине», где главного героя играет Иван Скуратов.

arh19 18 28 0e0b7

Иван Скуратов в «Печалях и радостях»

Простой мужичок сидит себе на лавке – в пыльных сапогах, задрипанной кацавейке, мятой кепке – и говорит, говорит... Иногда споет, достанет чекушку, да за воспоминаниями расхочет пить... Актер очень умеет держать паузу, давая зрителю перевести дух между отдельными рассказами. О чем они? Да все о том же – о любви к жене, лошадям и котам, родной земле и деревне, что оказывается изображена на спине выцветшей фуфайки. Пусть и несладко всегда жилось, зато с радостью в сердце. Вот за эту нежность и искренность прощаешь и некоторую благостность, подпущенную в порой жесткий абрамовский текст, и вообще-то не пинежский говорок, и совсем не северные песни. «Печали и радости» очень хорошо приняли в Верколе и Карпогорах, долго рукоплескали и в Архангельске. Потому нестерпимо захотелось, чтобы в следующий раз мы увидели больше Абрамова!

Это все я

«Колодец с журавлем, старый тополь, и лес, и речка, и луга – это все я» – такие слова говорит в финале спектакля «Одна абсолютно счастливая деревня» погибший солдат. Санкт-Петербургский драматический театр им. графини С. В. Паниной показал еще одну притчу – военную, созданную по пьесе Бориса Вахтина накануне Дня Победы.

Эдакая деревенская пастораль, рассказанная просто, но со щемящей грустью колоритным Пугалом с огорода. С пастушком-юродивым, таскающим за собой деревянную корову («корова – это и есть деревня, и корона у нее не на голове, а на животе – вымя»), пересудами баб, полощущих белье, девками, так соблазнительно качающими бедрами, когда несут на плечах коромысла с ведрами, полными воды.

arh19 18 30 1e5d6

«Одна абсолютно счастливая деревня»

И любовь здесь есть – Полины и Михеева, и песни, и свадьба их, и расставание, когда земля дрожать начинает...

Война пришла. А с ней другое – тихие разговоры солдат в землянке о женщинах, и жесткий разбор атаки с расстрелом, и громкое фламенко вдов, и тоска Полины («Почему ты погиб, Михеев, смертью храбрых, лучше бы жил нехрабрым»). И те самые слова ее мужа с небес о том, как он любит свою деревню: «...Воздух над ней чистый, земля вокруг нее зеленая, река вечная, неиссякаемая, и люди в ней живут почти сплошь хорошие, давно живут, и будут они жить вечно, потому что будут они любить, и дети на свет появляться поэтому будут».

А когда артисты вышли кланяться, за их спинами опустился полог со старыми снимками, и вспомнилось рубцовское про «сиротский смысл семейных фотографий»: «Огнем, враждой земля полным-полна, / И близких всех душа не позабудет... / – Скажи, родимый, будет ли война? И я сказал: / – Наверное, не будет...»

На этой ноте и закончим наш обзор в надежде, что следующий фестиваль, в год столетия Абрамова, будет более щедр на открытия, потрясения и различные мероприятия, обещанные организаторами, – лекции театроведов, читки, мастер-классы, творческие лаборатории. Чтобы Слово не просто жило в театре, а заиграло всеми красками.

23, 24 мая на камерной сцене премьера – постановка Анастаса Кичика по сказкам Сергея Козлова «Сказок нет».

Людмила Ашиток

Подробнее об авторе

Родилась в деревне на берегу озера под Витебском, в школу пошла во Львове, окончила филфак ПГУ в Архангельске. Когда произносится слово «призвание», представляется человек, которому Господь дал дар - талант, и никуда ему от него не деться. Надо отрабатывать. Так получилось и у Людмилы. Кем она только ни была — контролером в сберкассе, проводником поездов дальнего следования, приемщиком в Доме быта... Пришлось пройти через массу «проб и ошибок», пока не поняла, в чём призвание. И хотя первая зарисовка появилась в областной газете «Правда Севера» в 1975 году, в профессиональную журналистику пришла только в 1991-м. Пришлось переменить в силу разных причин несколько изданий, «доросла» до заместителя главного редактора газеты «Волна», сейчас работает обозревателем в издательском доме «Двина». Но круг тем сложился еще в 90-е. Любимая и главная - возрождение Севера: социальные и духовные проблемы в эпоху глобализации, ценности народных и православных традиций, национальной духовной культуры, воспитание патриотизма, сохранение русского языка. Особая любовь - творчество самобытных коллективов, народных мастеров, возрождающих северные ремёсла. Приверженец добрых традиций отечественной журналистики, которые, может быть, для молодых кажутся анахронизмом, но для нее - это нравственный закон. Миссия журналиста - работать для людей, писать с болью в сердце и без вранья. Награды: Гран-при регионального конкурса СМИ «Наследие региона в зеркале прессы», «Золотое перо Севера». Увлечения: театр, чтение отечественных авторов, культурология, работа в огороде. Любимые писатели: Антон Чехов, Николай Гоголь. Любимая книга, та, что сейчас под подушкой. Одно из любимых высказываний: «Некоторые всю жизнь трудятся, чтобы узнать, что есть на Солнце или Луне, или иное что, но вот нет пользы от этого душе. Надо стараться узнать, что есть внутри сердца человеческого, это полезно» (старец Силуан Афонский).

Banner 468 x 60 px