.

Точечных государственных усилий не хватает

Пока один культурный объект реставрируется, десятки других давно бы погибли. К счастью, помогают неравнодушные люди

Нименьга. Фото: Ольга Головченко Нименьга. Фото: Ольга Головченко

На страницах «Газеты Архангельск» неоднократно поднималась тема сохранения памятников деревянного зодчества. Журналисты рассказывали о том, что удается для этого сделать в регионе. Ведь никакой другой район Русского Севера не богат этой рукотворной красотой так, как Поморье.

«Некогда колоссальная культура Русского Севера стремительно исчезает, уходит красота. Противодействие этому упадку стало целью жизни и приобрело самые разные формы: фиксация погибающих памятников, изучение деревянной архитектуры, реставрационные работы, написание книг, популяризация наследия Севера. Эта деятельность не только историко-архитектурного характера, но имеет более глубокий смысл. Разрушения не одолеют, пока есть сопротивление. Кажется, что оно отчаянно и безнадежно, но слабые травинки взламывают асфальт, и к небу тянутся ростки жизни».

Эти слова московского архитектора Андрея Бодэ открывают его персональный сайт. Андрей Борисович, кандидат архитектуры, советник Российской академии архитектуры и строительных наук, ведущий научный сотрудник НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства, возглавил экспедицию, побывавшую недавно в Онежском районе.

– Андрей Борисович, как и у кого возникла идея этого похода на Север?

– Существует сообщество любителей Русского Севера, в него входят архитекторы, ученые, искусствоведы, плотники-реставраторы. Нас объединяет общий интерес – деревянное зодчество Севера. Эта поездка родилась из общего желания разом посмотреть как можно больше памятников. Зимние дороги на Севере открывают много путей, по которым летом не пройдешь. Поездка позволяет собрать новый материал по каждому объекту и расширяет кругозор, что особенно важно для молодых специалистов.

– Кто вошел в состав экспедиции?

– С нами в поездке – молодые архитекторы, специализирующиеся на деревянном зодчестве, Ольга Зинина и Дарья Фетисова, историк архитектуры Арина Носкова, заведующий кафедрой истории искусств Санкт-Петербургского университета Евгений Ходаковский и другие специалисты, всего 12 человек.

– Почему именно этот маршрут вы выбрали для поездки?

– Поморье – удаленный край для москвичей и питерцев, представляющий интерес малоизученными объектами. На каждый объект на нашем пути мы затрачивали до полудня, делали общий осмотр, фотографировали, выполняли небольшие архитектурные обмеры, проводили обследования состояния конструкций.

– Какие памятники Онежского района оказались в зоне внимания экспедиции?

– Прежде всего Владимирская церковь в Подпорожье. Это связано с тем, что летом здесь начнутся противоаварийные работы, сейчас разрабатывается проект. Мы проводили обследование памятника. Отмечу, что работы будут производиться не на государственные, а на общественные средства.

arh14 18 34 498be

Во Владимирской церкви. Проект противоаварийных работ

Единственный храм в районе, реставрация которого финансируется государством, – колокольня в Пияле. Мы хорошо знаем производственников, работающих там, сотрудничали с ними на других объектах. Это люди профессиональные, надежные, добросовестные, мы рады, что именно они ведут этот памятник.

Турчасово – великолепный гигантский пространственный ансамбль, который может претендовать на объект ЮНЕСКО: село, его планировка, застройка, храмовый комплекс (церковь и колокольня), ландшафт, окрестные деревни.

Ворзогоры – замечательный пример того, как храм восстанавливается на общественные деньги. Его возрождение, несомненно, влияет на возрождение села. В Нименьге – прекрасная колокольня XVIII века, она находится в крайне аварийном состоянии, совершенно заброшенная. Не исключено, что в ближайшее время она дождется помощи людей.

– Какое практическое значение будут иметь результаты экспедиции?

– Группа специалистов в составе экспедиции – люди опытные, нам удается сделать архитектурные обследования за относительно малый срок. Накопленный материал потом выразится в публикациях, лекциях, проектах, планировании противоаварийных работ. В любом случае наши усилия направлены на то, чтобы привлечь внимание общества и государства к проблеме.

– Как вы оцениваете состояние памятников деревянного зодчества в целом?

– Сегодня состояние памятников аварийное. Очень мало объектов реставрируется по государственным контрактам. Во многих случаях это выражается не в реставрации, а освоении средств: работают в первую очередь не с памятниками, а с деньгами. Отсюда все проблемы. А памятников огромное количество, точечных государственных усилий не хватает. Пока один объект реставрируется, десятки гибнут. Получается замкнутый круг.

– В чем вы видите выход?

– Надо подчеркнуть огромную роль общественных организаций и инициативных групп в возрождении деревянных храмов. Они делают то, чего не делает государство: небольшие противоаварийные работы. В них нуждаются все наши памятники. Спасти ситуацию может только массовое производство противоаварийных работ на те же деньги, которые выделяет государство для реставрации нескольких объектов. Но это невыгодно для бизнеса. Сейчас чиновники в Министерстве культуры очень заботятся о бизнесе, но не о памятниках. Всеобщая государственная поддержка крупного бизнеса порочно сказывается на восстановлении храмов. Малые работы невыгодны, а они-то как раз и нужны. Вот этим и занимаются общественные организации: ставят подпорки, ремонтируют крыши, закрывают окна.

Ситуация была бы совершенно безнадежной, если бы не усилия отдельных граждан и инициативных групп. Эти люди неравнодушны к собственной культуре, к своим корням. Именно они продвигают подобные проекты по сохранению памятников. Такие люди находятся и в правительстве, и в министерствах, и среди рядовых граждан. Например, уроженка Пиялы Любовь Николаевна Сусева. Благодаря им мы сохраняем остатки отечественной культуры.

Ольга Головченко, Виктор Коваль

Banner 468 x 60 px