.

Приехал артист – вышло солнце

Мамонт Дальский, Фаина Раневская и Евгений Евстигнеев на архангельской сцене

Евгений Евстигнеев с кардиологом Татьяной Ивановой Евгений Евстигнеев с кардиологом Татьяной Ивановой

В театре драмы на очередной лекции в рамках акций министерства культуры «Культурный рюкзак» и «Культурный саквояж» говорили о знаменитых актерах, некогда игравших на архангельской сцене. Подчеркнем, о тех, кто приезжал не на гастроли, а именно участвовать в спектаклях нашей труппы.

Судьи плакали

Заведующая литературной частью театра Нина Самойлович начала с рассказа про Екатерину Корчагину-Александровскую. Будущая звезда Александринки и колоритная Феклуша в довоенной картине «Гроза» могла погибнуть на сцене архангельского театра! Дочь известного актера Ольгина с малых лет играла в спектаклях. В «Лесном бродяге» девочка лежала в гамаке, а к ней ползла змея, до того искусно сделанная, что зрители приняли ее за живую. Появившийся актер Троицкий должен был застрелить змею. Но бутафорское ружье дало осечку, и он схватил за кулисами винтовку у дежурившего там солдата. Пуля пролетела, задев ухо Кати.

И таких историй у Нины Борисовны собрано на большую главу в будущей книге. Например, как Федор Горев – герой-любовник на сцене, но в жизни – выпивоха, вечно попадающий в неприятные ситуации, угодил под суд. Адвокат написал ему речь, и актер произнес ее так прочувственно, что судьи плакали и чуть ли не устроили овацию.

Горев выступал в Архангельске в 1903-м, и это получился блистательный сезон, потому что был еще Мамонт Дальский – тот самый анархист-авантюрист, которого так живописно описал в «Хождениях по мукам» Алексей Толстой. Тоже красавчик с ужасным характером – аферист и картежник, потрясающий в ролях необузданных и темпераментных героев: Чацкий, Незнамов, Рогожин...

Солдаты несли на руках

В списке знаменитостей также Михаил Тарханов, потрясший публику в «Дачниках», Рафаил Адельгельм – с дикой речью сквозь зубы, но произведший фурор в Архангельске своим Гамлетом, красавец Павел Орленев с амплуа неврастеника – Раскольников, Дмитрий Карамазов, первый исполнитель роли Федора Иоанновича.

В 1926 году в летнем деревянном театре в Гагаринском сквере играла тридцатилетняя Фаина Раневская. Именно здесь она впервые появилась в придуманном ею образе спекулянтки в спектакле «Шторм» о Гражданской войне.

Но, пожалуй, самое большое впечатление на горожан произвел Владимир Давыдов, прославившийся ролями Фамусова, городничего, Кочкарева, Бальзаминова, Расплюева. Именно Расплюевым в «Свадьбе Кречинского» он и покорил Архангельск в 1916-м. Пресса писала: «В мае – холода, в июне – дожди, в августе – мобилизация, но приехал Давыдов – и солнце, и тепло, и мобилизация отложена...» Через год будущий народный артист республики сбежал в Архангельск от революции и задержался у нас до 1920-го, пережив здесь интервенцию. Репертуар держался исключительно на нем, солдаты его любили, называли дедушкой, а во время выездных концертов на фронт несли на руках до вагона и не отпускали, пока артист им еще что-нибудь не расскажет. Именно Владимир Николаевич принял деятельное участие в открытии первого губернского театра при архангельском Пролеткульте и сыграл в нем горьковского Луку.

Полярник стал актером

Интересна судьба Владимира Ратомского – участника первого сквозного плавания 1914–1915 годов Владивосток – Архангельск по Северному Ледовитому океану, почетного полярника и дважды лауреата Сталинской премии. Матрос очень мечтал стать актером, участвовал в любительских спектаклях, где как-то оконфузился, произнеся вместо «альма-матер» «альма матерь». Нам он больше всего известен по роли председателя колхоза в «Дело было в Пенькове».

– Приезжал к нам и Леонид Любашевский – вечный киноамплуа Свердлова, – поделилась Нина Борисовна, – он писал также пьесы под псевдонимом Даниил Дэль. В частности, «Музыкантскую команду», где действие происходит в 1919 году в одном из северных городов во время интервенции. Эдуард Симонян очень хотел поставить ее, но мы не могли найти текст. Сейчас его отыскали, хотелось бы, чтобы такой спектакль появился, там есть что играть.

Дарю вам свое сердце

В 1962-м во «Власти тьмы» играл Михаил Жаров, сохранилась фотография его с труппой театра, где среди актеров заметен молодой человек в галстуке – Виктор Панов. Конфуз на архангельской сцене произошел с Абрикосовыми – отцом и сыном – из Вахтанговского театра. Вместе с ними в спектакле «Потерянный сын» участвовал Сергей Плотников – наш актер переиграл их, хотя исполнял отрицательную роль, но с такой силой, что женщины в зале все ему прощали.

– А как-то в Одессе наш театр переиграл по отзывам зрителей московский театр имени Пушкина, – вспомнила кстати Нина Самойлович, – мы привозили им «Две зимы и три лета», который долгие годы был визитной карточкой ломоносовцев. Приглашать столичных актеров в спектакли провинциальных театров в 60–70-е годы было модно. Я помню, как в 1975-м в «Нине» играли молодой Евгений Киндинов и Евгений Евстигнеев. Но когда Евстигнеев приехал в 1979-м на «Мы, нижеподписавшиеся» – угодил в больницу. И актер оставил автограф на своей кардиограмме лечащему врачу Татьяне Ивановой: «Дарю вам свое сердце. Оно хотя и с брачком, но, как вы уверяете меня, это временно. Спасибо вам!».

Следующая встреча намечена на 26 марта, она будет посвящена байкам и былям театра драмы, которые вспомнят артисты Ольга Зубкова, Людмила Советова, Константин Феофилов.

wМИхаил ЖАров с труппой театра драмы сверху молодой человек в галстуке Виктор Панов 15c8c

Михаил Жаров с труппой театра драмы (молодой человек в галстуке в верхнем ряду – Виктор Панов). Фото из архива редакции

Людмила Ашиток

Подробнее об авторе

Родилась в деревне на берегу озера под Витебском, в школу пошла во Львове, окончила филфак ПГУ в Архангельске. Когда произносится слово «призвание», представляется человек, которому Господь дал дар - талант, и никуда ему от него не деться. Надо отрабатывать. Так получилось и у Людмилы. Кем она только ни была — контролером в сберкассе, проводником поездов дальнего следования, приемщиком в Доме быта... Пришлось пройти через массу «проб и ошибок», пока не поняла, в чём призвание. И хотя первая зарисовка появилась в областной газете «Правда Севера» в 1975 году, в профессиональную журналистику пришла только в 1991-м. Пришлось переменить в силу разных причин несколько изданий, «доросла» до заместителя главного редактора газеты «Волна», сейчас работает обозревателем в издательском доме «Двина». Но круг тем сложился еще в 90-е. Любимая и главная - возрождение Севера: социальные и духовные проблемы в эпоху глобализации, ценности народных и православных традиций, национальной духовной культуры, воспитание патриотизма, сохранение русского языка. Особая любовь - творчество самобытных коллективов, народных мастеров, возрождающих северные ремёсла. Приверженец добрых традиций отечественной журналистики, которые, может быть, для молодых кажутся анахронизмом, но для нее - это нравственный закон. Миссия журналиста - работать для людей, писать с болью в сердце и без вранья. Награды: Гран-при регионального конкурса СМИ «Наследие региона в зеркале прессы», «Золотое перо Севера». Увлечения: театр, чтение отечественных авторов, культурология, работа в огороде. Любимые писатели: Антон Чехов, Николай Гоголь. Любимая книга, та, что сейчас под подушкой. Одно из любимых высказываний: «Некоторые всю жизнь трудятся, чтобы узнать, что есть на Солнце или Луне, или иное что, но вот нет пользы от этого душе. Надо стараться узнать, что есть внутри сердца человеческого, это полезно» (старец Силуан Афонский).

Banner 468 x 60 px