.

Колокол «Варахаила» пока не зазвенел

Архангельские исследователи продолжат поиски артефакта этой весной

Артефакты археологических изысканий Анатолия Каранина. Фото: Андрей Реутов Артефакты археологических изысканий Анатолия Каранина. Фото: Андрей Реутов

Как бы ни выкручивали исторические факты другие регионы России в свою пользу, но серийное судостроение в нашей стране зародилось у нас. В 1693 году Петр I прибыл в Архангельск и заложил первый фрегат. И уже в 1694-м «Святой Павел» сошел со стапелей Соломбальской судоверфи.

С тех пор в период деревянного судостроения на верфях Архангельска было построено несколько сотен крупных военных кораблей и торговых судов. В 1862-м Соломбальская верфь была закрыта, остались судоремонтные мастерские, в 1922 году преобразованные в судоремонтный завод «Красная Кузница». При этом надо учитывать наличие и частных верфей в послепетровские времена.

К сожалению, судостроительных артефактов тех времен почти не сохранилось. Видимые остатки выводных каналов верфей вроде как сохранились лишь на «Красной Кузнице» да у дома купцов Бажениных в Вавчуге, строивших торговые суда. В общем, для археологов работа всегда найдется. Вот только дело это затратное во всех отношениях. Тем ценнее усилия частных энтузиастов, которые не перевелись в Архангельске и занимаются восстановлением нашего исторического прошлого. Таких как бизнесмен Анатолий Каранин, который с единомышленниками с 2008 года занимается поисковыми работами на месте гибели линейного корабля «Варахаил».

7 июня 1749-го «Варахаил» с экипажем 349 человек под командованием капитана-датчанина Мартына Шпанберга для проводки в Санкт-Петербург вышел из Лапоминской гавани и с помощью четырех шлюпок подошел к бару устья Северной Двины рядом с островом Голец. Из-за сильного встречного ветра и приливной волны корабль был поставлен на якорь у острова Голец. Начавшийся дрейф развернул его против ветра и течения, после чего «Варахаил» неожиданно лег на правый борт и затонул. При крушении погибли один гардемарин и 27 матросов. Это единственная зафиксированная в исторических источниках катастрофа крупного военного корабля на Северной Двине.

Следствие обвинило командира в нарушении правил загрузки корабля, что привело, возможно, к потере остойчивости. Опытный моряк и исследователь, участник Камчатских экспедиций Беринга М. П. Шпанберг был арестован, но царским указом командир и все его подчиненные были оправданы и освобождены. Причину катастрофы следствие не установило.

В советское время предпринимались попытки найти «Варахаил», но из-за недостаточной технической оснащенности они были безуспешны. В этом веке данной темой заинтересовался Анатолий Каранин. В 2008 году он с сотоварищами на свои средства предпринял первые экспедиции по поиску корабля. Каранин считал, что он мог сохраниться под речным песком. Увы, эти ожидания не оправдались. Сильнейшее течение – до двух метров в секунду – и постоянные подвижки глинистого грунта в этом месте мало что оставили от «Варахаила». Позднее, покопавшись в архивах в Питере, исследователь выяснил, что борт корабля унесло в море уже через год после крушения.

Поэтому исследователь решил поднять корабельный колокол. Артефакт должен доказать, что обнаруженный на дне Северной Двины корабельный остов принадлежит именно этому паруснику. Кроме того, Каранин надеется, что колокол поможет получить согласие датских властей на экспертизу останков родственников российского императора Иоанна VI, которые были сосланы в Холмогоры. В Дании похоронены братья и сестры Иоанна VI, свергнутого императрицей Елизаветой в малолетнем возрасте. Кстати, в ходе поисков «Варахаила» Каранину со товарищи открылась природная ловушка в дельте Северной Двины, перед самым выходом в Белое море. Подъем колокола был запланирован еще в 2015 году, однако...

P1230429 570ea– Не сложилось, – говорит Анатолий Феодосьевич. – В 2015-м у меня были проблемы со здоровьем да еще и неполадки с оборудованием навалились. Причем они продолжились и в следующие два года: все время что-нибудь выходило из строя. Мы весной со льда пытались найти колокол. То телекамеры заливало водой, то стекла трескались от мороза. Или сам проштрафишься. Я лично с расстройства перепутал полярность аккумулятров и сжег мониторы, записывающее устройство – пошел синий дым. Причем только развернулись на льду у проруби. Так бывает. Надо преодолевать трудности не опуская руки и не размазывая слезы.

Условия работы сами по себе тяжелые. И дело не в морозе. В этом месте очень сильное подводное течение. Несколько километров от суши. Глубина 7 метров. Телекамеры течением уносит постоянно, причем незнамо куда. Почему? Надводные и глубинные течения часто не совпадают. В этом месте особенно. Видимость плохая. Особенно на отливе идет такая круговерть! Но, так или иначе, в прошлом году нам удалось приблизиться к зоне, где, по нашему мнению, находится колокол. Во всяком случае похожий на него контур проглядывается на видеосъемке.

– Получается, что летом еще сложнее?

– Водолазы вообще ничего не видят из-за илистой грязи и вынуждены лежать на грунте из-за сильного течения. Весной лучше видно. Но тоже свои проблемы: только шевельнешь ластами – и сразу ничего не видно.

– Колокол большой?

– Нет. Похоже, он лежит на остатках съехавшего с корабля полубака. Хотелось бы поднять колокол с конструкцией, к которой он прикреплен. На съемке выглядит так, что она сохранилась. Это имеет большое значение. На крепежке может сохраниться название корабля и изображение иконы. А это немаловажно для окончательной идентификации «Варахаила». Тем более что в Архангельске были построены 408 боевых кораблей, а никаких материальных доказательств этому нет. Поэтому имеет смысл колокол поднять и передать в краеведческий музей. При этом надо учитывать, что если его отлили здесь, то никаких надписей может и не быть. В Северодвинске хранится колокол местного производства, и он «чистый», да и конструкция грубая. Отлит в кустарных условиях. Свидетельств, что здесь отливали большие колокола, я не припомню.

– А как вы справляетесь с обвинениями из уст профессиональных историков и архелологов в любительщине, которые нет-нет да и всплывают в медиапространстве?

– Я скажу так: кроме нас, никто этого не сделает! Чтобы заниматься археологией, надо здесь жить! Ловить погоду, знать климатические нюансы, течения... Толку-то от залетных археологов! Это настолько сложная работа, что не передать! Мы на сегодняшний день уже выполнили 57 выездов! И кто из москвичей или питерцев будет в таком режиме ездить и вкладываться? Да никто!

– А откуда у вас эта страсть к поискам артефактов?

– У всех свои заморочки... Каждый с ума сходит по-своему. А так я по образованию врач и даже кандидат медицинских наук.

– Вернемся к «Варахаилу», это стандартная постройка?

– Конечно. Серийная. Архангельские корабелы старались строить по проекту еще Петра I. Он получил в подарок от английского короля Вильгельма III Оранского 28-пушечную яхту The Transport Royal – на тот момент лучший образец кораблестроения – и вместе со специалистами она пришла в Архангельск. Здесь особенности ее конструкции изучили и использовали при строительстве военного флота. Причем на архангельских верфях тиражировали даже украшения, присущие The Transport Royal. Это в Питере строили корабли, как считали правильным и необходимым. В Архангельске долго сохраняли традиции петровских времен.

– И все-таки так ли невиновны были Мартын Шпанберг и команда в гибели «Варахаила»? Может, понадеялись на авось и лоцмана не взяли на борт?

– Неправильно. Лоцманская служба сопровождала корабль: четыре шлюпки шли впереди и проверяли фарватер. Но лоцманы не видят, что под водой. Они могут только промерить глубину. Да, я уверен, что они и про опасность этого места знали. Не зря же два острова по соседству называются Разбойник и Голец. В этой природной ловушке мы обнаружили следы крушения десятков судов. Они гибли безвестно. Но изучить специфику этого бара смогли только сейчас.

«Варахаил» выходил в хорошую погоду, но на подходе к месту крушения с двух сторон по судовому ходу были отмели метров триста с вертикальными стенками. Кстати, глубина прохода около пяти метров, а осадка у «Варахаила» 4,8. Поэтому такие крупные корабли до выхода на морскую гладь вели пустыми: без балласта и грузов. Потом уже догружали на шлюпках и лодках.

Так вот, когда подошли к порогу, начались встречные ветер и волны. «Варахаил» стало отжимать к левому краю судового хода. Обнаружили это, видимо, по пенным полосам, образующимся на мелях. Решили бросить якорь, но отпустили его на очень коротком конце. Скорее всего, якорь сначала зацепился за грунт, а потом начал съезжать, и корабль стал дрейфовать. Капитан отдал приказ убрать паруса, и в этот момент «Варахаил» внезапно стал разворачиваться по часовой стрелке, накренился и опрокинулся на правый борт. Причем кормовые пушечные порты были открыты. В течение 15 минут корабль залило водой.

Тогда никто так и не понял, почему «Варахаил» развернуло. Мы же обнаружили, что на пути его дрейфа поперек лежало достаточно большое судно. Предположительно голландский флейт, потому что его размеры соответствуют стандартам этого типа судов. Тогда в Архангельск очень много голландских торговых судов заходило. Конечно, это мог быть и торговец российского происхождения, но крушений судов этого типа под нашим флагом документально не зафиксировано. В общем, «Варахаил» навалился кормой на останки голландца, а затем еще одной точкой напоролся на другое затонувшее судно – совсем небольшое. Возникли две точки опоры, и под действием ветра и приливной волны корабль лег на воду.

– Вы пришли к такой реконструкции крушения только за счет изучения этого природного капкана?

– Нет. Я купил копии документов судного дела Шпанберга в Российском государственном архиве военно-морского флота в Питере. Будем писать книгу. Считаю, что нам удалось разобраться с причиной гибели «Варахаила». В Архангельске были шторма, при которых по несколько десятков судов погибали.

– Если удастся закончить работу по «Варахаилу», чем займетесь?

– Будем разговаривать с Данией, чтобы передать копию колокола в музей Беринга. А затем, если придется, продолжим работу по поиску останков родственников российского императора Иоанна VI в Холмогорах.

Андрей Реутов

Историческая справка
Корабль «Варахаил» был заложен на Соломбальской верфи Архангельского Адмиралтейства 27 апреля 1748 года. Его постройку вел корабельный мастер из Голландии Александр Сютерланд. «Варахаил» был спущен со стапеля 15 мая 1749 года и зачислен в состав Балтийского флота. Длина корабля 43,6 метра, ширина – 11,6 метра, а осадка – 5,1 метра. Вооружение судна составляли 54 орудия, включавшие восемнадцати-, восьми– и четырехфунтовые пушки, а экипаж мог состоять максимум из 440 человек. Это второй из трех парусников Балтийского флота, названных в честь архангела Варахаила. По существовавшей в кораблестроении традиции новым кораблям часто присваивали имена их предшественников. Первый 52-пушечный «Варахаил» был построен в 1715 году и участвовал в морских сражениях времен войны со Швецией. Третий спущен на воду в 1752-м и принимал участие в морских боях на Балтике в войне России и Пруссии. Под командованием капитана Ивана Спиридова отличился при осаде Кольберга. Четвертый корабль, построенный в 1800 году на Херсонской верфи, воевал уже в составе Черноморского флота.
 
qУстье 751dd

 

 Дельта Северной Двины в районе гибели «Варахаила»

Banner 468 x 60 px