.

Русские моряки востребованы везде

Григорий Черепанов – о лоцманской профессии

Фото из архива редакции Фото из архива редакции

Не одно поколение его предков бороздило моря-океаны. Он тоже остается верным морскому делу немало лет. Сейчас Григорий Черепанов трудится в службе управления движения судов. О нем мы не раз рассказывали в наших материалах. Очередная встреча с Григорием Александровичем состоялась на минувшей неделе.

– Я в профессии с 1981 года, – начал разговор мой собеседник. – Храню верность семейной традиции.

– Лоцманской службе сколько лет посвятили?

– Пятнадцать. Проводкой судов занимался с 2002 года. Работа очень ответственная.

Сначала лоцману присваивается вторая категория, он проводит суда с небольшим водоизмещением. А лет через пять, когда появляется определенное мастерство, опыт, его категория повышается до первой. Тогда он может проводить уже все суда, заходящие в наш порт: от приемного буя до южных границ, это около Новодвинска.

– Что изменилось за годы вашей работы?

– Со временем стало внедряться больше техники. Взять, например, те же компьютеры. В них – полные подробные карты нашего порта, результаты промеров глубин. У нас есть специальная служба, которая занимается этими измерениями. Как только сходит лед, приступает к делу и вносит изменения на электронной карте. Она – большая помощь лоцманам, особенно при ограниченной видимости. В такой ситуации информация службы управления движения очень важна. Все это улучшает качество работы, снижает аварийность. От новой техники много плюсов.

– Капризы погоды в последнее время – не редкость. Наверно, они стали проблемой при проводке судов?

– Одна ситуация, если идешь за ледоколом в канале, другая, когда проводишь судно без ледокола.
В таких случаях метеоусловия надо очень серьезно учитывать. Когда идешь за ледоколом, распоряжения дает его капитан. Все согласования ведутся между ним и капитаном судна. Лоцман же дает им какие-то рекомендации.

– С какими трудностями сталкивались еще?

– Есть немало судов, которые давно устарели, но пока в деле. Не хватает буксиров. Да и мощности их уже не те. Это тормозит работу. Из сложных ситуаций помогает выходить опыт. Он для лоцмана важен.

– Расскажите, какие суда вам доводилось проводить?

– И наши, и иностранные. Все к нам заходят. Особенность последнего времени такова, что на иностранных все чаще встречаются русскоговорящие капитаны и старпомы. Русские моряки теперь востребованы по всему миру. Они трудятся под разными флагами.

– Это работу облегчает?

– В общем – да, но и с иностранными работалось хорошо. Если, например, говорить о швартовке, иностранцы выполняют ее профессиональнее. Некоторые наши, к сожалению, не совсем уверенно ее проводят, есть какая-то боязнь...

– Кто из иностранных моряков более подготовлен: голландцы, англичане?

– Конечно, голландцы – одни из самых опытных. С англичанами работал нечасто. Немцы хорошо обучены. Поляки – тоже, они ведь проходили российскую школу. Многие учились в наших мореходных училищах.

Хорошо работать и с соотечественниками. Но некоторые подходы к делу у иностранцев другие. Не то, чтобы в зарубежных странах жестче спрос, просто их представители по-другому действуют в определенных ситуациях.

– Григорий Александрович, нештатные ситуации в вашей практике случались?

– Аварийных не было. Иногда природа приподносила сюрпризы. Например, когда менялись течения или ветер приносил нагоны воды. Конечно, не все складывалось идеально. Бывало, идешь в канале и льда вроде жесткого нет, а застреваешь, непонятно почему. Как говорится, на ровном месте...

– Сколько лоцманов в штате порта?

– 30 человек. Это число не меняется. Кто-то переходит в другие службы, на их место приходят стажеры. Им предстоит пройти полугодовую стажировку и аттестацию.

– Расскажите о подразделении, в которое вы перешли.

– С декабря прошлого года тружусь в службе управления движения судов Архангельского филиала Росморпорта, подразделение Сабетта. 25 декабря я и открывал эту службу. Ее создание связано с тем, что сейчас морские просторы бороздят большие танкеры-газовозы. Требований к ним большие, ведь они везут опасные грузы.

Моя должность – оператор службы управления движения судов. Штат еще набираем. У нас должно быть десять специалистов. В принципе, занимаюсь тем же, чем и в лоцманской службе, только больше контактируешь с техникой, чем с людьми. Нужно постоянно следить за ситуацией в порту. Если возникает какая-то проблема, помогаешь с ней справиться. Да и вообще бывших лоцманов не бывает.

– Дайте совет тем юношам, которые решили связать свою судьбу с морем.

– Главное, чтобы у человека было истинное желание работать на судах. Это, конечно, не военная профессия, но все же служба. Нужно помнить: ради выбранного дела себе в чем-то придется отказывать. Придя на флот, будешь постоянно учиться. Мастерство превыше всего!

Banner 468 x 60 px