.

Я б спросил у Путина...

Что только не придумывают журналисты, чтобы задать вопрос главе государства

Фото: kremlin.ru Фото: kremlin.ru

Ежегодная большая пресс-конференция Президента России Владимира Путина собирает журналистов со всей страны. На «ярмарке вопросов» право голоса получает тот, кто сумеет правильно себя подать и оказаться в нужное время в нужном месте. Но не всем участникам это нужно – еще до встречи с президентом они могут пропиарить личный проект или рассказать на всю страну о своей челобитной.

Ежегодные пресс-конференции президента постепенно превращаются в самопрезентации региональных журналистов и мало чем отличаются от другого формата общения с населением – «прямой линией». Еще до начала мероприятия у корреспондентов появляется повод рассказать о себе, родном регионе и поднять наболевшую проблему: масса видеокамер, фотоаппаратов и желающих снять интересный сюжет делают свое дело.

Подход «чем оригинальнее – тем заметнее», как правило, применим именно к журналистам из отдаленных регионов. Это объяснимо: столичным СМИ привлекать к себе внимание не требуется, они привыкли работать по заданным стандартам делового этикета и прыгать на стуле с табличкой «Спросите меня!» вряд ли будут. Смотрится странно, если не сказать диковато, особенно если транспарант перегораживает весь обзор в зале. По этой причине, кстати, в этом году организаторам пришлось ограничить размер плакатов и призывать «митингующих» не садиться в первые ряды.

«В холле пресс-конференции видел мужчину в курдском костюме, Деда Мороза без бороды, девушку в национальном платье из Адыгеи, мужчину с надписью на спине «КРЫМ ПУТИН НАВСЕГДА». У меня нет шансов!» – подобные посты от федералов часто встречаются в соцсетях.

arh50 17 6 5fd5b

Тринадцатая по счету пресс-конференция Владимира Путина длилась около четырех часов, за это время глава государства ответил на 76 вопросов. Фото: kremlin.ru

На мероприятиях такого рода они держатся особняком – места для них входят в резерв для прессы. И спрашивают их не по табличкам, а по фамилиям. К слову сказать, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков всегда нарочито подчеркивает свое отношение к разным лозунгам: «Вот та девушка в синей блузке пусть спросит, которая без плаката сидит»...

Видеоряд, впрочем, впечатлял. Самые странные плакаты гласили: «Верю в чудо», «Путин бабай», «Хуже не будет?», «Хочу на Луну», «Дайте чистую воду», «Мусор везде», «Теледетки». Архангельская область прославилась транспарантом с надписью «Водоросли».

Казалось бы, региональной прессе есть на что обижаться – мол, хорошо быть Андреем Колесниковым, его всегда заметят, потому что знают. Или Сергеем Брилевым от телеканала «Россия»..., или Александром Гамовым из «Комсомолки». А нам, провинциалам, надо как-то выделяться... нас нужно больше спрашивать, ведь у столичных изданий и так много шансов получить нужную информацию. Но, если тщательно проанализировать вопросы журналистов и ответы первого лица, становится ясно: без московских представителей четвертой власти вытянуть пресс-конференцию на уровень выше кабельного ТВ вряд ли возможно.

Вот Путина пригласили на награждение детских рисунков благотворительного фонда, вот директор рыбозавода прикинулся журналистом, чтобы донести о своей проблеме, а вот представитель из Нижневартовска заявила, что обществу нужна консолидация, а нефть объединяет и... попросила автограф. И еще масса проходных несущественных тем в масштабах страны, которые вызывают уныние...

Отдельная тема для дискуссии – поведение участников. Хлопки в ладоши, постукивание ногами, гул и гогот ради того, чтобы заставить замолчать неугодного журналиста – и вовсе создавали впечатление, что это не пресс-конференция президента, а занятие в школе. А Путин – в роли учителя, который пытается успокоить взволнованных учеников.

Абсурдной такую ситуацию назвали известные журналисты. Вот, например, оценка корреспондента «Эхо Москвы» Татьяны Фельгенгауэр: «Очевидно, что вопросы и ответы на пресс-конференции почти никому не нужны. Нужен лишь доступ к Путину, чтобы рассказать о своей проблеме и попросить ее решить. Это не пресс-конференция из-за подавляющего большинства тех, кто аккредитовался. Они пришли не выполнять свой журналистский долг, а лоббировать, просить, благодарить и заискивать».

arh50 17 4 3f4e8

Фото: kremlin.ru

В свою очередь Владимир Путин считает:

– Миф о ручном управлении сильно преувеличен. И в регионах, и на федеральном уровне... А в регионах мы вообще часто не дотягиваемся, даже не знаем иногда, что там происходит. Но для этого мы и проводим ежегодные конференции и «прямые линии». Как бы их ни ругали и как бы ни говорили о том, что они носят формальный характер, – это не так. Вот это есть обратная связь, когда люди напрямую могут добраться до первых лиц государства.

Крупным планом

Спасите Дом офицеров!

arh50 17 51 1d47cСветлана Тешева, представитель ГТРК «Адыгея», приехала к президенту, чтобы попросить спасти объект культурного наследия – Дом офицеров в Майкопе. Привлечь к себе внимание решила с помощью национального костюма.

Зданию уже 110 лет, и ему требуется реставрация. Привести его в порядок республика не может – объект находится в федеральной собственности.

Здание является действующим – в военно-патриотическом центре работают различные детские клубы и кружки.

Крым ваш, но есть вопрос...

arh50 17 48 cd3e8Ирина Иванченко из «Крымских известий» приехала в Москву, чтобы задать вопрос о новом учебнике истории России, в который должна быть вписана новая глава о «Крымской весне».

По ее словам, много людей продолжают думать, что произошла некая аннексия, референдум проведен незаконно.

«Неоднократно наши ученые, общественники пытались предоставить Министерству образования готовый вариант этого параграфа, но все попытки разбиваются о бюрократизм», – пояснила Ирина Иванченко.

Она добавила, что в этом году на пресс-конференции Владимира Путина нет ажиотажа вокруг крымчан. Это значит, что «ребенок встал на ноги, пошел и мы стали жить обычной жизнью, не привлекая к себе внимания».

Я – центрист!

arh50 17 52 6ecedАлена Сивкова представляет сетевое издание Dailystorm, Москва. Она хотела задать вопрос президенту о будущем России: какой он оставит Россию для потомков?

«Иногда меня обвиняют коллеги, что я поддерживаю президента, его политику. Может быть, это и так, но нужно признать, что мы в свои годы можем позволить намного больше, чем прошлое поколение. Можем отдыхать, хорошо зарабатывать, ездить на машинах... Этого всего достигли с 2000-х годов», – говорит журналист.