.

Два Федора

Обереги Севера – писатель и художник

Федор Фатьянов. «В праздничный день» Федор Фатьянов. «В праздничный день»

Помню, как в Архангельском литературном музее вспоминали двух Федоров – писателя Абрамова и художника Фатьянова. По традиции были испечены Людмилой Егоровой, кстати, лауреатом премии имени Ф. А. Абрамова, два пирога с инициалами друзей. Да-да, уроженцы по сути одной местности, той, что называется сегодня северными территориями, – Пинеги и Лешуконии – крепко дружили.

Талант из Селища

афиша к выставке одного из Федоров 49fe2И в их последнюю встречу в мастерской художника родился сюжет для абрамовского рассказа «Мартынов туес», вошедшего в «Траву-мураву», ведь знаменитый мастер-берестянщик Мартын Фатьянов приходился дядей Федору Михайловичу.

В его родной лешуконской деревне Селище было много талантов. На всемирной выставке побывали туеса Мартына Фатьянова, знамениты щепные птицы и лукошки Степана Фатьянова. И сам Федор рисовал и из бересты замечательно плел. Большую известность ему принесла картина 1959 года «Запань на Сев. Двине». А всего их – сотни.

Его произведения – это эпический сказ о людях и природе Севера, полотна сочны по живописи, выразительны, его мазок крепкий, уверенный.

Цвета часто контрастные, что создает внутреннюю напряженность, эмоциональность, помогает понять и почувствовать его замысел.

И каждая картина – размышления автора о смысле и ценности человеческой жизни.

arh49 17 20 a562b

Портрет лешуконки Федора Фатьянова

Федор Михайлович был не только лиричным мастером пейзажа («все такое родное, нашенское», говорил о «Рассвете на Мезени» его друг, грустя по Пинежью), портрета, которые всегда творил с радостным настроением, создавая жизнеутверждающие образы (кстати, с доброй душой очень часто дарил свои картины, особенно детским учреждениям), но и самобытным мастером самоцветного слова. За книжку былей-небылей «Не как у всех» он получил премию имени Бориса Шергина. Изданная Архангельским литературным музеем, она сама уже стала музейным экспонатом.

Секрет успеха у читателей, конечно, простой – всю жизнь рядом со своими героями, да к тому ж натура художественная, не ленился, рисуя в своих блокнотах лица деревенских мужиков и женщин, слушать их да записывать те рассказы в маленький блокнотик. Подкупает разговорный народный язык – лаконичный и образный. И герои-рассказчики говорят так, что возникает панорама сельского быта, труда, образ минувшего, зафиксированный навсегда для будущих поколений.

Можно с уверенностью сказать, что всего себя Федор Фатьянов посвятил миссии сберечь крупинки древней красоты – в картине, в изделии старинного ремесла, в живом самоцветном слове.

– Ему и прозвище люди дали – Мужичок с мягонькой говорькой. Это был последний сказитель Русского Севера, – уверен директор литературного музея Борис Егоров.

Абрамов – неформат?

В тот вечер с магнитофона звучал живой голос и другого Федора с рассказом о том, откуда берутся персонажи его произведений, как получаются Пелагеи, Лизы, Егорши, почему даже виноградарь из-под Парижа говорит: «Михаил Пряслин – это я!»

arh49 17 25 6b767

«Абрамов» работы Фатьянова

Сразу всплыла в памяти встреча в год 90-летия Федора Абрамова с писателем Николаем Коняевым, который слышал в издательствах насмешливое: «Абрамов? Это неформат, его никто не читает». Конечно, проще штамповать детективы и любовные романы, чем Белова, Распутина, Абрамова. А потом сетуем, почему молодежь в большинстве своем не любит читать серьезную, заставляющую думать литературу, впрочем, как и всю другую, за исключением развлекательной и комиксов.

Вот и остаются непрочитанными романы Федора Александровича, где не только некая правда о деревне, это произведения православного реализма, очень глубокие, несущие чрезвычайно важный духовный смысл, уяснить который нужно нам сейчас, в нынешней России.

Однако народ тянется в Пинежье, в Лешуконье. Особенно много едет туристов из больших городов. Почему? Абрамов объяснил это еще в 80-х годах прошлого столетия: «Горожанин обворован жизнью, он же не знает рек, воды, травы. Он не знает по-настоящему сказок, былин, всей духовной основы своей нации: живого слова, родников, бьющих оттуда... А земля... – один из главных резервуаров, из которых черпается человечность, утрата связей человека с землей может привести к очень серьезным и непредвиденным изменениям национального характера». И те, кто едет на его родину, это хорошо понимают и старатся связать в стремительно глобализирующемся мире обрывки ниточек утраченных связей с милой землей, чтобы предотвратить предвещенное писателем.

За душу берет

Слушаю, как на одном из концертов нарядные лешуконки, будто сошедшие с картин своего земляка Фатьянова, поют песни родной стороны, особенно мне нравится про Ваню, который «ходит по угору». За душу берет.

– Мода сейчас появилась на обереги, – заметила одна из певуний. – А мы считаем: наши обереги – наши дома, прочно стоящие на земле, ромашки в поле, колокольные звоны, песни старинные, слова заветные...

Вот это, наверное, и роднило двух Федоров. Любовь к своей земле, к домам с коньками, к крестьянину, восхищение ими и боль за их судьбу. Именно они были им оберегами, хранящими души от порчи плутовского города, но и сами Федоры были охранителями и заступниками своей отчизны, своего народа. Судите по цитатам:

«Пока есть Махоньки, Лизы, которые несут в себе всю историю, Россия не пропадет. Она пустит свои корни заново».

«Русомцы говорят: «Русские мы». Оттого и деревня на Вашке Русомой называется».

«Залезешь на колокольню, возьмешь все веревки в руки и играешь, как на гармони. Звонкие были!»

«Не красота, а чистота спасет мир. Красота бывает страшной, опасной, а чистота всегда благодетельна, всегда красива. К чистоте надо вернуться».

24 ноября в Нижнем Новгороде прошла премьера моноспектакля «Печали и радости» по произведениям Федора Абрамова. Режиссер Владимир Кулагин уже поставил «Запев Мадонны с Пинеги», «Негасимый свет», которые он привозил и на Пинегу. К 100-летию писателя есть идея создать целый театральный проект «От сердца к сердцу».

Людмила Ашиток

Подробнее об авторе

Родилась в деревне на берегу озера под Витебском, в школу пошла во Львове, окончила филфак ПГУ в Архангельске. Когда произносится слово «призвание», представляется человек, которому Господь дал дар - талант, и никуда ему от него не деться. Надо отрабатывать. Так получилось и у Людмилы. Кем она только ни была — контролером в сберкассе, проводником поездов дальнего следования, приемщиком в Доме быта... Пришлось пройти через массу «проб и ошибок», пока не поняла, в чём призвание. И хотя первая зарисовка появилась в областной газете «Правда Севера» в 1975 году, в профессиональную журналистику пришла только в 1991-м. Пришлось переменить в силу разных причин несколько изданий, «доросла» до заместителя главного редактора газеты «Волна», сейчас работает обозревателем в издательском доме «Двина». Но круг тем сложился еще в 90-е. Любимая и главная - возрождение Севера: социальные и духовные проблемы в эпоху глобализации, ценности народных и православных традиций, национальной духовной культуры, воспитание патриотизма, сохранение русского языка. Особая любовь - творчество самобытных коллективов, народных мастеров, возрождающих северные ремёсла. Приверженец добрых традиций отечественной журналистики, которые, может быть, для молодых кажутся анахронизмом, но для нее - это нравственный закон. Миссия журналиста - работать для людей, писать с болью в сердце и без вранья. Награды: Гран-при регионального конкурса СМИ «Наследие региона в зеркале прессы», «Золотое перо Севера». Увлечения: театр, чтение отечественных авторов, культурология, работа в огороде. Любимые писатели: Антон Чехов, Николай Гоголь. Любимая книга, та, что сейчас под подушкой. Одно из любимых высказываний: «Некоторые всю жизнь трудятся, чтобы узнать, что есть на Солнце или Луне, или иное что, но вот нет пользы от этого душе. Надо стараться узнать, что есть внутри сердца человеческого, это полезно» (старец Силуан Афонский).