.

Ольга Третьякова: Чиновников надо учить взаимодействию с прессой!

Осознать цели и задачи журналистики поможет ликбез

qwОльга Третьякова 8794aСегодня гость рубрики – доктор политических наук, доцент, заведующая и основатель кафедры журналистики Северного (Арктического) федерального университета имени М. В. Ломоносова Ольга Третьякова.

– Ольга Владимировна, многие издания сегодня испытывают серьезный дефицит кадров. Где же выпускники журфака? Уезжают из региона в погоне за длинным рублем? За свободой? В поиске громких тем и головокружительной карьеры?

– Не все уезжают. Конечно, с работой в печатных СМИ сейчас трудно. Тем не менее желающие писать, а не держать в руках микрофон себя тоже находят. Например, в пинежской, шенкурской, коношской, няндомской, вельской районках, кое-где даже по несколько человек, как в «Северном рабочем» или в «Няръяна вындер». Наши выпускники работают в «Российской газете», «Бизнес-классе», в сетевых изданиях «Правда Севера», «Регион 29», «29.ру». В то же время с работой пишущего журналиста в Москве дела обстоят лучше, и это нормально, когда наши выпускники ищут себя там. А еще сейчас они все чаще поступают после учебы в магистратуру, как правило, в Санкт-Петербурге.

И все-таки телевидение больше притягивает. На «Поморье» как-то подсчитали: чуть ли не 80 процентов корреспондентов – наши выпускники. При этом они просят: «Пусть ваши студенты приходят на практику». Телевидению постоянно нужны новые лица. Школу «Поморья» прошли все наши ребята, которые сейчас работают уже на федеральных телеканалах «Россия 1», ТВЦ, НТВ, «Россия 24». В то же время некоторым студентам в силу особенностей характера противопоказана работа репортера. Они идут туда на практику, а потом возвращаются разочарованными.

– Как-то сложилось, что сегодня у молодежи ожидания или запросы, если хотите, с реальностью редко совпадают...

– На лекциях по дисциплине «Профессиональное ориентирование», которая раньше называлась «Введение в специальность», я сразу предупреждаю студентов: «Не питайте иллюзий, больших денег в журналистике не заработаете». А они иногда, идя на практику, в первую очередь интересуются: «А нам там будут платить?» Да хорошо уже то, что мы не платим редакциям за то, что студенты там чему-то учатся вживую. Практика – это получение знаний, а не денег.

Конечно, есть и такие, кто готов к маленьким заработкам. Для них главное – работать в журналистике. А остальным преподаватели говорят: «Идите в рекламу или в пиар – там больше платят. Только разводите эти профессии и не называйте себя журналистами». Специалист по связям с общественностью, пиарщик – хорошая профессия, но другая. Просто один должен быть готов профессионально выполнять заказ, а другой хочет писать без указки сверху и только правду.

– Но пиар ведь необязательно лукавство. Скорее умение... сосредоточиться на нужных моментах?

– Все правильно, но здесь есть возможность, а часто необходимость о каких-то моментах умолчать. А журналист, если анализирует ситуацию, должен рассматривать ее с разных сторон и обязан не упускать ни плюсов, ни минусов. Нельзя подстраиваться под кого-то или выстраивать собственную умозрительную концепцию. Делать выводы можно только после всестороннего анализа ситуации.

Много наших выпускников работает в смежных областях – в пресс-службах, хотя сейчас им уже наступают на пятки выпускники направления подготовки «реклама и связи с общественностью», которые тоже учатся на нашей кафедре. Признаюсь, есть категория выпускников, которые вообще не работают. Их содержат родители, и всех это устраивает. Видимо, ждут, когда предложат большую зарплату. Меня такой подход удивляет. Надо рассчитывать прежде всего на себя, а не на родителей или мужей. По молодости, я считаю, надо цепляться за любую возможность работы, даже за 10 тысяч рублей, чтобы набираться опыта. Ты же пока, по большому счету, ничего не можешь и не умеешь, а уже торгуешься.

– Учиться живой журналистике можно только на практике...

– Конечно. Кафедра дает возможность стать грамотным, эрудированным человеком, знакомит с основными технологиями журналистской деятельности. Но применять эти знания в аудитории не научишь. И все-таки нашим ребятам проще войти в профессию, чем, например, историкам или социологам, которые занялись журналистикой.

Бывает, что жизнь обламывает студенческие амбиции. Наверное, мы тоже вносим лепту в завышенные ожидания некоторых наших выпускников. Например, захваливаем их на защите дипломов. Считаю, что благодарить студента за хорошую работу – это слишком... Всегда было наоборот: выпускник говорил спасибо преподавателю за помощь в подготовке дипломной работы. И это нормально. Не надо захваливать. Ребята устроятся на работу и столкнутся с другим отношением – это будет для них большой стресс.

– Отсутствие инициативы – тоже отличительная особенность некоторых вчерашних студентов...

– Есть инертные студенты, которые и на практике ждут указаний, вместо того чтобы проявить инициативу и предложить свою тему. К сожалению, в последние годы к нам довольно часто приходят инфантильные ребята, за которых родители сделали почти случайный выбор, заплатили деньги – только учись. Но для учебы на нашем направлении подготовки нужно все-таки осознавать, а есть ли у ребенка способности к журналистике, понимать, чем ему придется заниматься и какие личные качества для этого необходимы.

– Многие журналисты, уходя если не в пиар, то в пресс-секретари, становятся порой, конечно, но хорошим тормозом для СМИ в оперативном получении информации. Это главная головная боль в работе каждого журналиста...

– К сожалению, у чиновников часто нет понимания, что такое журналистика и зачем она нужна обществу. Я считаю, что их необходимо учить взаимодействию с прессой. Может быть, помогли бы курсы повышения квалификации для чиновников, где в том числе шла бы речь о правильном взаимодействии со СМИ.

Я иногда читаю лекции в Центре кадрового резерва САФУ по основам реализации права граждан на получение информации – полтора часа мы обсуждаем документы: международные, наши, Конституцию, закон о СМИ. Многое оказывается новостью даже для представителей пресс-служб, даже то, например, какая информация является государственной или служебной тайной, а какая – нет. Мне кажется, все чиновники, и особенно отвечающие за взаимодействие с прессой, должны разбираться в таких вопросах. Те же работники судебных канцелярий, на которых возложены контакты со СМИ, – сомневаюсь, что они глубоко разбираются в специфике их работы.

Вероятно, нужно больше подобных лекций для тех, кто отвечает за взаимодействие со СМИ. Многие из них, конечно, догадываются о том, что они должны давать журналистам какие-то сведения, но какие у них мотивы обращения за информацией, какие цели и задачи у журналистики в целом – об этом, скорее всего, ничего не знают. Поэтому, конечно, нужен ликбез.

– Ольга Владимировна, как считаете, куда сегодня движется региональная журналистика?

– Ситуация во всех регионах, на мой взгляд, одинаковая. И если говорить обобщенно, то все российские СМИ стремительно движутся к агитпропу и развлекательности. Журналистика уходит, вымывается из средств массовой информации, причем иногда это делают сами журналисты. Чтобы не потерять работу, соглашаются с цензурой, публикуют материалы по заявкам пресс-служб, порой целые выпуски частных (то есть официально – не государственных) СМИ оплачены по договорам информационного обслуживания с органами власти. Это далеко от журналистики.

– Когда говорят о свободных СМИ, всегда возражаем, что это в принципе нереально, просто зависимости разные. И в любом случае кто-то платит...

– Знаете, умный учредитель, будь он представителем власти или бизнеса, даст журналистам возможность писать то, что они хотят, и отражать действительность такой, какая она есть, в неприглаженном виде.

– А как же рейтинги власти?

– Это понятно, но я говорю об умном учредителе. Мне кажется, учредители сейчас, особенно во власти, плохо понимают, как нужно относиться к журналистике, журналистам, СМИ. Авторитет, репутация будут в тысячу раз выше, если тебя покритикуют, а ты среагируешь, ответишь, проявишь свою демократичность и понимание людских проблем и так далее. Газета как сборник пресс-релизов, какими стали сегодня многие издания, где на каждой странице фотографии чиновников во всех ракурсах, ничего кроме обратного эффекта у читателей, увы, не вызывает. Отсутствие интереса людей к выборам и низкая явка из этой же области: когда пресса продвигает только одного кандидата, то у избирателя сразу возникает посыл «а зачем ходить голосовать, если и так все ясно».

– Вы одно время активно работали в Архангельском отделении Союза журналистов России, насколько я знаю, входите в состав правления. Однако, чем занимается отделение, непонятно. О его деятельности и о позиции в отношении проблематики медиасообщества не слышно. Можно больше почерпнуть информации о работе руководства СЖР, чьи представители иногда заезжают в Архангельск, чем о работе местного отделения. Оно, вообще, про что?

– К сожалению, деятельность местного отделения Союза журналистов России затухает. Если раньше мы еще как-то поддерживали «огонь в очаге» – общались с коллегами из районов, проводили балы прессы, конкурсы и вручали собственные премии, то сейчас эта деятельность прекратилась. В таких организациях, как Союз журналистов, уплата членских взносов является подтверждением членства, но нынешнее руководство этого не понимает, взносы не собирает, и поэтому подавляющая часть журналистов в Архангельской области, имеющих членский билет, членами союза уже давно не является.

Недавно на съезде наконец-то сложил бразды правления многолетний руководитель российского Союза журналистов, может быть, это даст нам возможность что-то изменить, не законсервироваться окончательно. Точно так же и с журналистикой – пропаганда и сенсации ее не заменят, журналистика будет всегда, потому что людям нужна не только информация, но и правда.

Ирина Колесникова,
Андрей Сахаров

СМП закрыло газету «Моряк Севера»
Напомним, первый номер издания вышел в 1931 году, когда начало развиваться новое направление – многотиражные газеты. Потом этот вид средств массовой информации стали называли ведомственными газетами. В новом веке «Моряк Севера» превратился в корпоративное издание Северного морского пароходства (СМП). 1 декабря на последнем заседании редакции было объявлено о прекращении ее работы. Менеджмент СМП решил закрыть издание, так как посчитал нерациональным тратить деньги на содержание коллектива, печать и распространение. Не помогло даже обращение ветеранской организации пароходства, которая насчитывает 2000 человек. По нашим данным, штат «Моряка Севера» насчитывал пять человек.
Ирина Колесникова

Подробнее об авторе

Родилась в Украине. Детство и большая часть жизни - это маленький шахтерский городок с заковыристым именем Ровеньки. С породными отвалами-терриконами, бескрайними донбасскими степями, пахнущими чабрецом и полынью, с добрыми и трудолюбивыми людьми, где на въезде всех гостей города встречает высеченный в камне шахтер. Чистой воды гуманитарий. Любимые предметы в школе русский и украинский языки, литература, история и полный провал с точными науками. Школьный учитель русского языка и литературы прочила карьеру филолога или лингвиста. Бабушка же, Евдокия Александровна, - как минимум педагога, хотя бы потому, что имя подходящее, учительское - Ирина Петровна! Обе оказались не правы. К слову, любовь к литературе прививал отец. Он - сибиряк, приехал работать на Донбасс в начале 70-х. 30 лет посвятил тяжелому шахтерскому труду и никогда не расставался с книгой. Ему 75, но он и сейчас читает по памяти пушкинского Онегина. По окончании школы сначала был горный техникум и первая специальность - бухгалтерский учет. С ним тоже не сложилось. Сложилось с историей. Есть в Ровеньках своего рода уникальный музей «Памяти погибших», созданный в бывших застенках гитлеровского гестапо - там свои последние дни провели Олег Кошевой и Любовь Шевцова, герои «Молодой гвардии» и туда требовался лектор-экскурсовод. В это же время поступила на заочное отделение Луганского Национального педагогического университета им. Тараса Шевченко. Несколько лет рассказывала жителям и туристам о молодогвардейцах, годах оккупации. Работала в краеведческом музее и с удовольствием узнавала все больше об истории не только родного города, но и края в целом - пользуясь уникальной возможностью работать с архивными документами и музейными фондами. Некоторые изыскания и события из музейной жизни выливались в статьи для местной городской газеты, куда со временем пригласили работать. В газете начинала работать корреспондентом, через два года стала членом Национального союза журналистов Украины и возглавила первичную организацию в своей редакции. Еще через два года была назначена ответственным секретарем редакции, затем заместителем главного редактора и в 2013-м утверждена в должности главного редактора коммунального издания. Принимала участие в составлении и написании альманаха-двухтомника  об истории города «Наш край Ровенецкий», книги о женщинах, работавших на восстановлении шахт Донбасса в послевоенные годы и других. В новой должности пришлось проработать всего год - на Донбассе начались военные действия. Редакция приостановила свою деятельность, вынуждена была уехать к родственникам в Россию. В феврале 2015-го принята корреспондентом в ИД «Двина». Хобби: литература, история, музыка, кино, комнатные растения. Самое яркое воспоминание детства: папа купил фортепиано «Украина» за сумасшедшие для 82-го года деньги - 644 рубля. Всю ночь спала возле него на полу, а утром с мамой пошла записываться в «музыкалку» - приняли. Кредо: слова Бернарда Шоу - «Самое важное - это навести порядок в душе. Соблюдаем три «не»: не жалуемся, не обвиняем, не оправдываемся»

Banner 468 x 60 px