.

На благо храма и деревни

Прошлое Заостровского прихода таит немало интересных фактов

Фото с сайта ivan-da-maria.org Фото с сайта ivan-da-maria.org

kostuchenko2 9b23bРабота с архивными документами – увлекательнейшее дело. Поводом к размышлению становится каждая новая находка. Хочу рассказать об одной из них – истории появления церковного приходского попечительства.

Продиктовано жизнью

В 1872 году заостровские крестьяне совместно со священнослужителями задумали организовать попечительство для решения разных вопросов, касающихся жизни прихода. В его состав вошли председатель, казначей, делопроизводитель и 18 членов. Основное внимание сосредоточили на храмовом строительстве, организации духовного просвещения, а начиная с 1875 по 1876 год, на вхождение в состав получателей аренды со становищ реки Заостровки.

Известно, что в течение всего XIX века и ранее церковь получала арендную плату за зимовку купеческих и прочих судов на этой речке, а с 1816-го получателем арендной платы стал Архангельский Михайловский монастырь, чьи земельные угодья простирались вдоль берега. В итоге сумма делилась поровну. В 1848-м, по распоряжению архиепископа Антония, сбор разделился. Архиерейское домоуправление сменило систему, так как оно тоже являлось с неопределенного года выгодоприобретателем. С того времени половина всей суммы сбора шла Заостровской церкви, а вторая делилась пополам между архиерейским домоуправлением и монастырем. Начиная с 1856 года, все средства распределялись между этими организациями. Так было до появления попечительства при Заостровском приходе.

Взаимопонимания не достигли

В 1873-м председатель приходского попечительства Александр Ананьин, крестьяне Заостровского общества ходатайствовали о содействии в решении волновавшего их вопроса о получении арендной платы за стоянки зимних судов. Дело рассмотрел начальник Архангельской губернии. Со ссылкой на отказ духовной консистории, губернатор тоже отказал крестьянам, предлагая разобраться во всем в судебном порядке.

Причт, староста и прихожане составили рапорт, указали на свое согласие, касающееся передачи попечительству всех функций сбора арендной платы. Реакция со стороны архиерейского дома и монастыря не заставила себя ждать. Настоятель монастыря архимандрит Амос довел до преосвященного рапорт о незаконности такого требования попечительства с указанием на то исторических причин и указов прежних архиереев. Архиерейский дом тоже не советовал попечительству вмешиваться.

Купцы контракт оспорили

Арендная плата, согласно указу епархиального начальства от 29 сентября 1876 года, разделялась на четыре равные части, что было выгодно Заостровскому приходу.

При исполнении попечительством обязанностей арендатора оно столкнулось с определенными трудностями.

По архивным данным, список становищ включал в себя восемь стоянок для судов на зимний период с оплатой по договору с попечительством, утвержденным Высочайшим повелением.

Как шли дела попечительства за период держания аренды с 1876 по 1881 год? Согласно Высочайшему указу, через благочинного

Соломбальского собора протоиерея А. Зуева попечительству указано собирать по 500 рублей с разных купеческих контор ежегодно, в случае больших сборов все деньги предоставить в ведение церкви. На таких условиях и заключили контракт на пять лет.

Однако контора купцов первой гильдии Э. Г. Брандт и Ко не согласилась признавать за попечительством законных прав на уже заключенные контракты, ведь пока шла бумажная волокита, суда уже поставили на стоянки. А еще контора указывала на их отдаленность от становищ попечительства, в тех местах «где пользоваться речкою должно быть для всех свободно». Согласие со стороны купца было на оплату только наравне с конторой Г. Грибанова и только в соответствии с занимаемым судами пространством на реке.

ubm03 17 08 2f85c

Фото pomorland.travel

В проблеме разбирался император

С января 1877 года купцы Брандт продали все свои суда и занимать становищ не стали, их место согласился взять купец Линдес со своей конторой. Договорились об оплате третьего становища по 125 сажен за 80 рублей в год на пять лет или же второе за 60 рублей, однако им попечительство отказало, вместе с тем подав иск на фирму Брандт.

Настоятель прихода священник Василий направил письмо о рассмотрении этого вопроса императору. Он представил сложившуюся ситуацию, указывая, что в результате торгов конторы взяли свои места на становищах. Впрочем, не все из контор согласны с такими условиями оплаты. Из столицы получили положительный ответ. В октябре 1876-го решение вступило в законную силу. В указе было описано каждое становище с указанием аренды, которую необходимо оплачивать ежегодно.

К исполнению сбора арендной платы указали те же лица, о которых писал настоятель, – Андрея Чистякова и Дмитрия Хвиюзова.

С купцом Линдесом сначала хотели судиться за то, что он самовольно поставил свои суда на прежнем месте стоянки, находящейся во владении попечительства, за неуплату 171 рубля подали иск в суд, но он вошел в мировое соглашение с попечительством, и священник Василий Никифоров иск забрал.

Своенравный настоятель

Подводя итоги, архимандрит Амос указывал на сбор с 1876 по 1881 год попечительством сверх суммы около 1000 рублей, «...а куда употребило деньги неизвестно... из любви к храму Божию могли бы употребить на нужды церкви».

В 1882-м настоятель указывал в рапорте на возможность взять из церковных сумм 1938 рублей 29 копеек для поправки ограды и церкви, вернуть эти деньги за счет ежегодных сумм аренды церкви и попечительства от стоянки судов. Тогда сократили количество судов на той зимовке, что не позволило вернуть затраченные деньги за шесть лет из сумм аренды. Приход обратился к епископу с просьбой увеличить срок до 10 лет, но получил отказ.

В этот период началась размолвка между старостой Дмитрием Хвиюзовым и настоятелем Василием Никифоровым, которая вылилась в конфликт между священниками и, по-видимому, разделила приход на две части. Возможно, отец Василий был властолюбив, ведь он не выполнил прямого указания архиерея. Священника задело то, что Хвиюзов вместе с попечительством ограничили сферу его полномочий.

Работа оказалась продуктивной

Анализируя архивные источники, можно сделать вывод о трате средств попечительства на церковные нужды. Так, например, именно его стараниями в деревне Лянецкой 18 сентября 1888 года открыли церковно–приходскую школу, в которой в 1892–1893 годах обучались 17 мальчиков и 8 девочек. Оплата трудов законоучителя – бывшего диакона Никандра Томихина – 20 рублей в год и учительницы Анны Петровны Васильевой – 150 рублей в год производилась из тех же средств. Сама же школа размещалась на частной квартире с арендой 30 рублей в год от церкви.

Деятельность попечительства, несмотря на сложности, оказалась продуктивной, так как оно имело более свободное администрирование, в его состав входили крестьяне, имеющие право подписи и принятия решений, его не связывали каноны. Немало дел, касающихся и становищ, и постройки зданий, и их ремонта, и содействия развитию образования, – свидетельство успешной деятельности попечительства, которая имела продолжение в XX веке.

Именно его стараниями 30 мая 1897 года было дано разрешение на ремонт деревянной Сретенской церкви, находившейся в плачевном состоянии: «полы перекосило... два года в ней не совершается служба».

Кстати, сохранился план этой церкви 1898 года и разрез нижней части здания «с показанием желтою проектною краскою нижних рядов церкви, а также и половых балок со сплошными под ними рядами, предположенных к замене новыми бревнами, с утверждением под ними стоек». Но из-за недостатка средств в 1898–1899 годах ремонт не состоялся.

Димитрий КОСТЮЧЕНКО,
иерей, клирик Свято-Сретенского храма Заостровья

 

Banner 468 x 60 px