.

Хостел для невидимок

Как Архангельску перенять опыт питерской «Ночлежки»

Фото: Елена Ионайтис Фото: Елена Ионайтис

Архангельские бездомные в отличие от питерских – заметные. Узнаваемые даже. Это бродяга Достоевский из моего подъезда на Урицкого или на крылечке у «Дисмы» на Северодвинской – худенькая и маленькая Стреляющая. С ними здороваются, разговаривают, иногда покупают еду, дают деньги. Бездомные Петербурга другие – невидимые. Город большой, их много, прохожие не обращают на них внимания. Самым сильным удается вернуться к обычной жизни. Начать все с нуля можно на улице Боровой, здесь в доме под символичным номером спасения – 112Б – разместилась старейшая благотворительная организация, помогающая бездомным, – «Ночлежка».

Раньше – дыры, сегодня – дизайн

«Ночлежка» помогает людям, оказавшимся на улице, уже 26 лет. Я захожу в ее дворик и узнаю, что здание не всегда было таким ухоженным. Поначалу это была «аварийка» без крыши и окон.

С этажа на этаж можно было попасть через дырки в полу... Около года на деньги иностранных доноров дом ремонтировали силами и волонтеров, и наемных рабочих. Сегодня это компактный благотворительный хостел. Это модное слово не пришло мне на ум, когда я была в нашем Центре социальной адаптации для лиц без определенного места жительства и занятий на Попова, 40. Там, конечно, тоже многое делают для бездомных людей, также помогают найти работу, устраивают в дома-интернаты, восстанавливают документы, страховые полисы, пенсии, оказывают медицинскую помощь... Но быт в архангельской «ночлежке» совсем другой – это деревянное старенькое здание без дизайнерских заморочек. У нас обходятся меньшим: чисто, сухо, тепло.

Как заметил гость Архангельска Юрий Потапенко, председатель Свердловской региональной социально ориентированной общественной организации «Право на защиту и помощь», центр в нашем городе неплохой, в нем весьма уютно и люди работают хорошие, но мест маловато – здание рассчитано на 30 мест. В Екатеринбурге в его реабилитационном центре проживает в два раза больше человек. С опытом «Ночлежки» Юрий Иванович тоже знаком, он объездил уже 64 региона и везде изучает проблему бездомности изнутри. В Архангельске он встретился не только с представителями разных ведомств нашего региона, но и с бездомными. По традиции общественник сам заглядывает в подвалы и вокзалы. Как говорит Потапенко, архангельские «бедолаги» с улицы признались ему, что в центр на Попова они не торопятся... В самом центре объясняют это так: лето ведь, будут стучаться к нам с наступлением заморозков.

arh28 16 12 d1302

Если вы собираетесь избавиться от ненужных вещей, не смешивайте их с общим мусором. Кто-то может обрадоваться вашей старой куртке

Сегодня у тебя есть дом. А завтра?

А в «Ночлежке» и летом полна горница людей. Когда я заглянула туда, во дворе на скамейках, как птицы в кормушке, сидели жильцы: пили чай, курили. Слышались разговоры и смех. Я побоялась обидеть их своим любопытным взглядом, но успела заметить, что среди них есть и мужчины, и женщины. На стенах «Ночлежки» трафаретные граффити со словами: «Граждане. При нашем равнодушии эта сторона жизни наиболее опасна. Ежегодно на улицах Петербурга умирает 4000 бездомных. Узнай, как помочь, на homeless.ru». Я как-то заходила на их сайт, запомнились трагические истории и портреты реальных людей, доказывающие, что бездомным может стать обычный человек, вовсе не алкоголик и не наркоман. Причины разные: семейные конфликты, мошенничество, потеря работы и проблемы со здоровьем. Сегодня у тебя есть дом, ты чисто одет и не голоден. Завтра благополучие может рухнуть. В этом я убедилась, заглянув в диспетчерскую консультационной службы. Туда за помощью приходили люди, по внешнему виду и речи которых я бы ни за что не подумала, что они – лица бомж.

Заглянула в комнату отдыха «Ночлежки». Здесь стоят компьютеры для жильцов, ими пользуются в порядке очереди, объявление вежливо просит не засиживаться больше 30 минут – «чтобы все успели». На полках разместилось необычное, но какое-то неслучайное книжное ассорти: Павел Катаев «Летающий на стрекозе», «Урология», «Новый завет», Павел Санаев «Хроники раздолбая», Эмиль Золя «Жерминаль», Стефан Цвейг «Борьба с демоном» и другие. Здесь, среди разноцветных стен, я познакомилась с директором «Ночлежки» – Григорием Свердлиным.

arh28 16 13 43ed6

В центре на Попова Николай Васильевич нашел новое хобби – шитье

Жертвы черных риэлторов

– Примерно половина бездомных людей в нашем городе – это жители Петербурга, сорок процентов – приезжие граждане и десять процентов – иностранцы, – говорит Григорий. – Наши исследования показывают, что большая часть становятся бездомными из-за ссор в семье. К примеру, родственники жены после ее смерти выгнали мужа на улицу. Или подросшие дети выгнали пожилого отчима. Или дети сами сбежали. Ситуации бывают разные. Все они жуткие. Каждый пятый бездомный – жертва мошенничества с недвижимостью. Думаете, черные риэлторы остались далеко в девяностых? Увы, нет.

В ловушку попадают пожилые, одинокие, доверчивые люди. Например, бабушка решает поменять свою «двушку» на «однушку» с доплатой, пенсия маленькая – надо как-то жить.

Обаятельные молодые люди дадут ей задаток, возможно, даже свозят на новую квартиру, в итоге она подписывает что-то непонятное и из квартиры ее просто выкидывают. А по документам окажется, что прописана она в Гатчине, это пригород Петербурга, в комнате, где таких, как она, еще 300 человек... А где же полиция, спросите вы? Бывает, она даже задействована в этих схемах...

Позже я описала эту картину представителям УМВД России по Архангельской области, мне ответили, что в нашем регионе таких случаев немного. Больше распространена ситуация, когда сами родственники обманным путем выживают из квартиры «лишнего».

Бесплатная стрижка – в благодарность

Юристы «Ночлежки» помогают людям решить проблемы, связанные с подобным мошенничеством, признанием гражданства, другие юридические вопросы. Здесь два мощных гуманитарных проекта – это «Ночной автобус», который объезжает город и кормит нуждающихся, и «Пункты обогрева» – большие отапливаемые палатки на 50 человек, в которых можно переночевать в тепле, получить горячий ужин и завтрак, помощь медика и консультацию социального работника. Это помощь здесь и сейчас. Так человека не вытащить с улицы, но можно помочь ему выжить. Приют и консультационная служба ставят другую цель – вернуть человека к нормальной жизни.

Всего в приюте 52 места, за год через него проходят порядка 200 человек. Люди приходят в себя, избавляются от алко- и наркозависимости – за 2015 год благодаря психотерапии вылечились 6 из 11 участников. Находят работу, на первый заработок снимают жилье и так возвращаются к обычным будням.

– Бывшим бездомным сложно реабилитироваться, договоришься с кем-нибудь из них на полседьмого, а он потерял этот навык – ориентироваться во времени. Он за этот уличный период научился другим вещам – спать по три часа, – говорит Григорий. – Но что важно – люди благодарны. Многие из них остались в «Ночлежке» работать.

Одна женщина, которая после приюта устроилась работать в парикмахерскую, каждый четверг приходит сюда и бесплатно стрижет жильцов. Помогают не только бывшие жильцы приюта, но и нынешние. Шесть жильцов добровольно стали волонтерами «Ночного автобуса» и по ночам кормят бездомных.

arh28 16 19 6a7cb

Житель «Ночлежки» Василий Федорович. Его ветхий дом переведен в нежилой фонд...

Я-то не бомж, я другой

Еще одна категория – лица, освободившиеся из мест лишения свободы, примерно десять процентов от общего количества бездомных. Родственники, может, и есть, но отрекаются. Процентов 15 – это трудовые мигранты, граждане России, которые едут в мегаполис, чтобы заработать. Кто-то из них работает по-черному, без трудового договора.

– Классическая история – человек отработал два месяца на стройке, – рассказывает Григорий. – А потом ему говорят: «Какие деньги? Тебе никто ничего не должен».

И доказать что-то нереально. Кто-то сразу уезжает домой. А кто-то остается – не на что добраться до дома. А может, и стыдно – как это так, кормильцу приехать обманутым и с пустыми карманами. Люди остаются, цепляются за все варианты – моют, например, вагоны вместо проводников за копейки. Поначалу человек не считает себя бездомным. Никто же в детстве не представлял себя таким, верно? Подходит он к «Ночному автобусу» и намекает волонтерам: я-то не бомж, я тут временно, я другой. Проходит буквально месяц-два, и наступает фаза принятия.

И ресурсы для борьбы с этой ситуацией у всех разные. Кто-то продолжает верить, что скоро выберется: пойду к такому-то чиновнику, восстановлю документы, с родственниками свяжусь. Обычно такого заряда хватает на полгода. Дальше, если не получилось, приходит отчаяние, а с ним – алкоголь. Кажется, что он помогает на улице, это такое средство социализации – объединившись с кем-то, легче выживать. В большинстве случаев алкоголизм – не причина бездомности, а следствие. Пьют потому, что нет сил бороться.

Откуда у «Ночлежки» деньги?

Ее бюджет похож на лоскутное одеяло. Нет какого-то постоянного спонсора, который регулярно давал бы «Ночлежке» много денег. Один лоскуток – это средства иностранных фондов, десять процентов бюджета – от государства, благотворительная организация участвует в различных конкурсах, выигрывает и не выигрывает. Что интересно, большая часть бюджетного одеяла, примерно сорок процентов, – частные пожертвования. Сто рублей, пять рублей, пять тысяч – люди дают столько, сколько могут. Через стеклянные «копилки», сайт, платежные терминалы. А ведь пять лет назад было всего два процента частных пожертвований...

Откуда такой прирост? Люди стали богаче? Это вряд ли...

– Мы работали над этим, – отвечает Григорий Свердлин. – Во-первых, мы постоянно привлекаем внимание общества к данной проблеме, рушим стереотипы, меняем отношение к бездомным. Информационная работа помогает привлечь волонтеров, собрать пожертвования – одежду, медикаменты, еду и деньги. Во-вторых, мы делаем это творчески. Нельзя просто вытянуть руку: «Дайте». Одна из наших акций прошла в Летнем саду – «Мраморные люди против каменных сердец». Кому, как не статуям, знать все о жизни на улице? Так же, как и у бездомных, у статуй нет другого дома, кроме улиц и парков, нет другой крыши, кроме открытого неба. Мы разместили рядом со скульптурами реплики: «Стоять на улице легче, чем на ней жить», «Искусство охраняется. Человек беззащитен», «Даже статуи зимуют под крышей» и другие. Мы донесли до общества – люди не должны умирать на улице! В-третьих, мы активно работаем с журналистами. Благодаря им про акцию в Летнем саду узнал весь город, после чего у нас был вал волонтеров и пожертвований.

arh28 16 20 e8347

Такие «копилки» для сбора частных пожертвований «Ночлежка» установила по всему Питеру

Еще один удачный способ менять отношение людей к проблеме бездомности – видеоролик «Ой, мороз, мороз». Шевчук, Макс Покровский, Шнуров и другие звезды поют эту известную песню и становятся героями мультфильма: на голову вокалиста прилетает шапка-ушанка, поднимается воротник тулупа – все это выглядит просто и очень трогательно. Благодаря этому ролику «Ночлежка» собрала миллион рублей частных пожертвований.

Архангельский центр на Попова, 40 тоже мог бы стать лучше благодаря творческим проектам. Опыт «Ночлежки» показывает, что вокруг много людей – неравнодушных, готовых помогать и делами, и рублем. Нужно только обратить на проблему внимание... Но архангельский центр в народ не идет. Знаю, что был у него опыт сбора частных пожертвований, а потом он еле выстоял после череды проверок, видимо, запуганные работники теперь не рискуют лишний раз про акцию заикнуться...

– Архангельску не хватает специальной социально ориентированной общественной организации, которая была бы точкой взаимодействия всех ведомств и министерств, – считает Юрий Потапенко. – Здесь помогают людям – это уже хорошо, но помощь должна быть систематической. Государству решить эти проблемы сложно, а некоммерческий сектор оперативно бы справился.

Миссия нашего центра на Попова точно такая же, как у раскрученной питерской «Ночлежки», – спасти бездомных и вернуть людей к нормальной жизни. Только вот молодых и креативных людей в нашем центре нет. Архангельские активисты «волонтерят» на международных форумах, универсиадах, помогают олимпийским спортсменам, что тоже нужно и полезно, но, наверное, не так популярно или модно, как работа с бездомными. А ведь это непростое дело может быть интересным. И творческим. За вдохновением отправляйтесь в Петербург, в дом 112Б на улице Боровой.

arh28 16 14 8313a

Эти таблички висели в Летнем саду рядом со скульптурами

Прямая речь

Мария Мороз, начальник отдела трудоустройства и социальных программ министерства труда, занятости и социального развития Архангельской области:

– 19 июля на круглом столе по социализации и адаптации лиц без определенного места жительства Юрий Потапенко, председатель Свердловской региональной социально ориентированной общественной организации «Право на защиту и помощь», отметил, что сегодня многим регионам не хватает закона о социальной реабилитации граждан. В Архангельской области такой закон есть. Появился он по инициативе областного правительства. Люди не выходят из мест лишения свободы в никуда. У нас в области есть комиссия по социальной адаптации, туда входят и представители УФСИН, и органов исполнительной власти, и подведомств, которые решают вопросы изменения нормативной базы, планирования трудоустройства на следующий год. Ведется реестр граждан, которые скоро выйдут из мест лишения свободы, в нем на первое полугодие 2016-го значится около 1800 человек. Между нашим министерством и УФСИН по Архангельской области заключено соглашение, в рамках которого ведется работа по подготовке граждан к освобождению – их консультируют по рынку труда, по возможности трудоустройства не только в нашем регионе, но и в других субъектах страны. В некоторых исправительных учреждениях проводят онлайн-встречи с потенциальными работодателями по видеосвязи.

Banner 468 x 60 px